ЛитМир - Электронная Библиотека

Партия стояла перед обломками своих гигантских планов. Правда, оставшись в одиночестве, она сумела усилить свою чисто партийную организацию и уберечь ее от притока нежелательных для себя элементов. Но не казалась ли она после выборов 1928 г. осужденной на безнадежно комическую роль прежней партии антисемитов на пороге этого столетия? Противники ее определенно считали, что это так. Однако эти противники видели только неуспехи у Гитлера, но не замечали медленного, но верного развала в недрах республики, которая, казалось, была на вершине могущества.

Глава одиннадцатая

Развал республики

За выборами 1928 г. последовали длинные и смехотворные переговоры о коалиции между большими парламентскими партиями; эта коалиция должна была обеспечить победившей на выборах социал-демократии руководящую роль в имперском правительстве, а за лидером побежденной на выборах народной партии — Штреземаном — сохранить руководство внешней политикой Германии. Если судить по игре цифр, которую в то время называли парламентаризмом, единственно возможным казалось тогда правительство большой коалиции, т. е. сотрудничество трех партий, враждебных друг другу по своему мировоззрению. Только у такого «оригинала», как Штрассер, могла появиться мысль, что победоносная социал-демократия с ее 153 депутатами, самая сильная партия в стране, должна теперь доказать перед нацией свою государственность, образовав кабинет, опирающийся на меньшинство рейхстага.

Кабинет Германа Мюллера с самого начала натолкнулся на недоверчивое отношение партии центра, которая находила недостаточной внешнюю политику Штреземана. Новые вожди партии центра Каас и Брюнинг чуяли предстоящую перемену. Социал-демократии, лишь недавно одержавшей на выборах крупную победу, пришлось изведать почти одни лишь неприятные стороны участия в правительстве. В первую очередь надо назвать следующий «несчастный случай», оказавшийся весьма роковым для нее: сохраняя преемственность, т. е. продолжая политику прежнего правительства, она должна была согласиться на постройку нового военного корабля. Социал-демократическое правительство должно было включить в смету рейхсвера расходы на постройку броненосца А, хотя оно само на выборах вело сильную кампанию против роста вооружений. Именно при социал-демократическом правительстве Мюллера империя натолкнулась на бюджетные трудности — это тоже произвело плохое впечатление. А между тем в этих затруднениях виновата была не социал-демократия, а виновато было прежнее правительство, которое повысило оклады государственных служащих и взвалило, таким образом, дополнительное бремя на имперский бюджет. Все это было бы еще с полбеды, если бы как раз тогда не сказались уже грозные признаки приближающегося перелома конъюнктуры. Вслед за падением биржевых курсов в 1927 г. и ростом безработицы дают себя тяжело чувствовать платежи по иностранным долгам, еще недавно оказавшим столь плодотворное действие на хозяйство; в особенно затруднительном финансовом положении оказались муниципалитеты. В довершение всего стал уменьшаться приток иностранных кредитов и оказался невозможным трансфер платежей по плану Дауэса. В августе 1929 г. афера «Фаваг» открыла собой ряд крупных крахов.

Германская политика всюду терпела неудачи, республике нечем было похвастать. В этом упадке была не только вина отдельных лиц. Республика была больна, и от этой болезни страдало не только правительство Германа Мюллера. Разложение веймарского режима сказалось также на немецкой национальной партии, на первый взгляд враждебной республике. На самом деле партия Хергта и графа Вестарпа[116] тоже стала составной частью республики и поплатилась за это тяжелым поражением на выборах 1928 г. После выборов она распалась. В партии образовалось приспособившееся к условиям современности крыло, к которому в числе прочих принадлежали представитель немецко-национального союза торговых служащих Вальтер Ламбах, депутаты Тревиранус, проф. Гетцш, фон Линдейнер-Вильдау и д-р Лежен-Юнг; несколько в стороне стоял лидер партии граф Вестарп. В общем эти молодые «аристократические консерваторы» по своему темпераменту и политическим задаткам были склонны к созерцанию. Но когда один из них, Ламбах, позволил себе в статье непочтительный выпад против монархии как призрака отжившего прошлого, он не миновал своей судьбы. Из-за кулис внезапно появился «властитель прессы и кино» д-р Гугенберг, финансировавший партию и державший ее в своих руках; он заставил партию исключить Ламбаха из своих рядов. Это было первым шагом Гугенберга в борьбе за лидерство в немецко-национальной партии. Борьба эта кончилась тем, что 21 октября 1928 г. конференция ответственных представителей партии выбрала Гугенберга первым председателем партии и таким образом выдвинула этого «человека в тени» на самое видное место.

Борьба против плана Юнга[117]

Гугенберг вывел немецко-национальную партию из лагеря лояльной оппозиции, готовой поддерживать республику, в лагерь ожесточенной борьбы против правительства. Партия потеряла при этом около половины своих членов, но это не тревожило Гугенберга. Первые связи с Гитлером были установлены после выборов 1928 г. через посредство общего их друга — депутата немецкой национальной фракции д-ра Банга. Для совместного выступления националистических партий требовался теперь лишь подходящий повод. Гугенберг тоже искал какого-нибудь удобного лозунга, отсутствие которого так затрудняло агитацию Гитлера.

Повод вскоре нашелся.

В июне 1929 г. в Париже закончились переговоры о плане Юнга. Германская промышленность отвергла результат этих переговоров как неудовлетворительный. Ее представитель д-р Феглер,[118] участвовавший в германской делегации в Париже, разошелся во мнениях со своим коллегой д-ром Шахтом[119] и отказался от своего мандата. Однако имперское правительство по соображениям внешней политики не желало, чтобы французские переговоры кончились провалом, и поэтому согласилось с результатом, достигнутым Шахтом.

Результат парижских переговоров известен под именем плана Юнга. Возражения германской промышленности вызвали в Германии сильное движение протеста. В свое время эти промышленные круги приветствовали план Дауэса и агитировали за его принятие; впоследствии они согласились с политикой Локарно и вступлением Германии в Лигу Наций. Крайне устойчивое положение Штреземана покоилось именно на этой поддержке. Однако в течение трех последних лет эта поддержка становилась все слабее, а после вступления социал-демократов в правительство она сменилась явной враждой. С этих пор германская промышленность оказывает сопротивление плану Юнга; одним из орудий этого сопротивления стала национал-социалистическая партия.

Разумеется, последнюю не приходилось подстегивать для этого. Штрассер немедленно после оглашения плана Юнга потребовал перевыборов рейхстага на платформе борьбы против этого плана; однако вместе с тем он по испытанному рецепту обрушился на конкурента, т. е. на Гугенберга, и разнес его в пух и прах. У него были для этого свои основания, так как Гугенберг настаивал перед Гитлером, чтобы партия отказалась от «социализма» Штрассера, а также от федеровской агитации против «процентного рабства». Однако в то время как Штреземан разглагольствовал против Гугенберга, Гитлер уже заключил союз с последним. Гитлер сделал это неохотно, так как это противоречило принципу «блестящей изоляции», к которой он приучил своих приверженцев. В частности, он отказывался вначале вступить в «имперский комитет германской народной инициативы». Лишь мало-помалу Гитлер понял, что эта кампания предоставит к его услугам огромный аппарат пропаганды гугенберговского концерна и даст ему возможность воспользоваться этим аппаратом для своего триумфа.

вернуться

116

113 «Куно Вестарп», граф — один из вождей Немецкой национальной партии — ее правого аграрного крыла, редактор реакционной «Крестовой газеты», монархист, сторонник вооруженной интервенции против СССР. В 1925 г. был избран председателем Немецкой национальной партии.

вернуться

117

114 «План Юнга», сменивший план Дауэса о репарационных платежах Германии, был принят в первой половине 1929 г. комитетом экспертов под председательством американского банкира Юнга и при участии в качестве второго американского делегата самого Моргана. В сравнении с планом Дауэса план Юнга предоставлял Германии некоторые облегчения. Срок платежей был установлен в 59 лет, причем наивысшие ежегодные платежи достигали 2 млрд. марок против 2 ½ млрд., предусмотренных планом Дауэса. Наибольшие льготы по части платежей Германия получала в первые десять лет существования плана. Ухудшением против плана Дауэса являлось то, что значительная часть платежей была лишена так называемой трансферной защиты, т. е. германская марка лишалась прежней охраны, которая лежала на обязанности репарационного агента. План Юнга отменял прямой контроль союзников над хозяйством Германии, в том числе институт союзных комиссаров и репарационного агента, и предусматривал капитализацию значительной части репарационного долга. Органом, регулирующим репарационные платежи, стал, согласно плану Юнга, Банк международных расчетов (в Базеле). Для США, пытавшихся обеспечить ва собой руководящее влияние в этом банке, последний был одним из средств в борьбе против стремлений союзников связать репарационную проблему с вопросом о межсоюзнических военных долгах. С обострением мирового экономического кризиса оказался несостоятельным и план Юнга. В 1931 г. в связи с грозящим банкротством Германии платежи были приостановлены (гуверовский мораторий). Вскоре репарационная проблема была снова пересмотрена, и сумма платежей была снижена до 3 млрд. марок. Последнее было поставлено в зависимость от готовности США пересмотреть военные долги, на что США до настоящего времени не дали формального согласия.

вернуться

118

115 «Феглер» — промышленный директор Стиннеса, затем один из директоров Тиссена, член высшего хозяйственного совета.

вернуться

119

116 «Ялмар Шахт» (1877–1970) — председатель Рейхсбанка, старый банковский делец. На пост председателя Рейхсбанка попал в 1923 г. — в период, когда Германия приступала к стабилизации марки и когда наступала полоса дефляции. В 1929 г. при разработке плана Юнга Шахт выступает одним из застрельщиков германского трестированного капитала в борьбе за новую ориентацию германской внешней политики. Его меморандум против финансовой политики правительства Германа Мюллера вызвал уход министра финансов социал-демократа Гильфердинга. Будучи германским делегатом на конференции в Гааге, он отказался подписать план Юнга и вышел в марте 1930 г. в отставку. Его сменил на посту председателя Рейхсбанка Лютер (позднее посол Германии в США). С приходом Гитлера к власти был вновь назначен (март 1933 г.) председателем Рейхсбанка. С 1934 г. в качестве доверенного лица монополистического капитала занял пост хозяйственного диктатора.

75
{"b":"130387","o":1}