ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Закончив осмотр мебели в столовой, Миронов и Луганов, сдвинув стол и стулья к стене, взялись за ковер, покрывавший чуть не весь пол в комнате. Не Успели они скатать его до половины, как на паркете проступило чуть заметное буроватое пятно.

— Товарищ лейтенант, — обратился Луганов к лаборантке. — Займитесь. Это по вашей части. Ольга Ивановна, — повернулся он к Зеленко, — давно Черняев приобрел этот ковер?

— Нет, не очень. Месяца два-три тому назад.? — Давайте уточним, — попросил Миронов. — До… отъезда Ольги Николаевны — я имею в виду его бывшую жену — или после?

— После, конечно. Как она уехала, тут он и ковер привез. Купил где-то. Говорил, в комиссионном.

— Ясно, — заметил Луганов. — Грубая работа.

Обыск в столовой был закончен, и все перешли в спальню. Луганов начал с осмотра гардероба, стоявшего возле одной из стен, а Миронов занялся широченной двуспальной кроватью и тумбочками.

Гардероб оказался больше чем наполовину пуст. В нем сиротливо висело несколько мужских костюмов, штатских и военных. Женской одежды не было никакой.

Внимательно осмотрев содержимое гардероба и тщательно простучав его стенки, Луганов не обнаружил ничего интересного: Миронов все еще возился с тумбочками, чем-то они привлекли его внимание.

Сначала он исследовал тумбочку, которая, как он понял, принадлежала Черняеву. В ее нижнем отделении находились стоптанные мужские домашние туфли. В верхнем выдвижном ящике кое-какая мелочь: скомканный носовой платок, пустой футляр из под очков, несколько пакетиков с лекарствами. Ничего подозрительного не было.

Вторая тумбочка, которая, видимо, принадлежала в свое время Ольге Николаевне, была сейчас пуста. Тем не менее Миронов и ее осмотрел самым тщательным образом.

Тоже как будто все в порядке. Однако, когда Миронов вынул верхний ящик, ему показалось, что он чуть короче. Тогда он взял оба ящика и сравнил их. Ящик тумбочки Корнильевой был короче, чем черняевской.

Миронов взял ящик и вставил его в тумбочку Корнильевой: ящик до конца не вошел. Миронов вынул ящик и приложил его к тумбочке сбоку: размеры совпали. Ящик должен был закрываться. А он не закрывался.

По просьбе Андрея Зеленко принесла молоток и отвертку, и Миронов с Лугановым принялись за работу. Осторожно они принялись снимать с тумбочки верхнюю крышку. Сняли ее, но ничего интересного под ней не оказалось.

Тогда они перешли к крышке другой тумбочки, черняевской. Тут тоже не было ничего заслуживающего внимания, но Миронову и Луганову сразу бросилось в глаза, что задняя стенка тумбочки Черняева была значительно тоньше, чем такая же на тумбочке Корнильевой. Миронов измерил — сомнения не было: задняя стенка второй, корнильевской тумбочки, была почти на два сантиметра толще, чем первая. Прошло несколько минут, и Миронов обнаружил незаметную сначала, плотно пригнанную дощечку, которая закрывала верх задней стенки тумбочки. Своим устройством она напоминала крышку детского пенала для карандашей. Когда крышка была выдвинута, под ней оказалось нечто вроде узкого продолговатого ящичка, заполненного ватой.

— Тайник. Вот он. В натуральную величину, — громко, с нескрываемым торжеством сказал Андрей.

Домоуправ и Зеленко, подошедшие по приглашению Миронова поближе, затаив дыхание рассматривали тайник.

— Что же, — растерянно спросил домоуправ, — золото они тут, что ли, хранили? В этих вот в коробочках?

— Зачем золото? Тут, думаю, кое-что поинтереснее. Сейчас разберемся, — ответил Миронов и уверенным движением извлек из тайника небольшой темный предмет, напоминавший продолговатую плоскую коробочку. — Вот это, например, миниатюрный фотографический аппарат вполне современной конструкции. Годится для съемок в сумерках, при плохом освещении.

Вслед за аппаратом был извлечен среднего размера флакончик с плотно завинченной крышкой.

— Так, — продолжал пояснять Миронов, — это, по-видимому, средство для тайнописи. Экспертиза разберется. Aral Вот и карандаш для тайнописи. А это что? Авторучка? С ней прошу поосторожней: она может выстрелить.

Затем из тайника были извлечены непривычной формы блокнот и какие-то записи, являвшиеся, как определил Миронов, шифром и кодом. Перед глазами присутствовавших появился целый арсенал шпионского снаряжения.

Обыск был закончен. Понятые скрепили своими подписями протокол, Двери, ведущие в комнаты Черняева, они опечатали.

— Занятная история, — говорил Луганов. — Чертовски занятная. Что же? Черняев, получается, не знал об этом тайнике? Иначе зачем он его оставил, когда уезжал? Ведь возвращаться-то он не собирался, это ясно. А Корнильева? Хороша штучка! Вот тебе и Величко. Да что ты молчишь, Андрей Иванович? Твое-то какое мнение?

— Мое? Сложное, брат, дело. Боюсь, неспроста Черняев этот тайник оставил…

— То есть как неспроста? Значит, ты полагаешь, что Черняев знал о тайнике и сознательно его не уничтожил?

Миронов поморщился.

— Ничего я пока не «полагаю», просто рассуждаю вслух. В нашем деле нужны факты, факты, факты и еще раз факты. И для того чтобы «полагать», тоже требуются факты. Но их пока настолько мало, что делать какие-либо выводы рано. Больше того: если бы не водосточная труба, не история с Савельевым, я готов был бы стать на твою точку зрения, что Черняев никакого отношения к тайнику не имел и все это дело рук Корнильевой. А сейчас не могу. Нельзя пока делать выводы. Рано.

(Окончание следует)

ИЗ БЛОКНОТА ИСКАТЕЛЯ

Искатель. 1965. Выпуск №2 - i_027.png
Ю. КРЮКОВ
ОГОНЬ В НОЧИ (Из истории маяков)

Путеводными огнями для мореплавателей издавна служили маяки.

Два величайших маяка древности были даже причислены к «семи чудесам света». Первый — Александрийский маяк на острове Фарос, построенный Состратом в 283 году до нашей эры и в течение полутора тысяч лет освещавший путь кораблям. Второй — и легендарный — Колосс Родосский, который представлял собой статую бога солнца Гелиоса высотою в 32 метра.

Статуя была изваяна Хоресом у входа в Родосскую гавань в 280 году до нашей эры. Когда а 224 Году во время землетрясения она рухнула, понадобилось более 900 верблюдов, чтобы увезти обломки.

В средние века для сигналов об опасности на море разводили огромные костры из смоляных бочек. В эпоху Возрождения снова вернулись к необходимости возводить маяки, В 1695 году в двадцати километрах от Плимута, посередине Британского канала на Эддистонских скалах началось строительство маяка, а в ноябре 1698 года на вершине его был впервые зажжен сигнальный фонарь. Эддистонский маяк строил некто Уинстенлей. Он был настолько уверен в прочности сооружения, что выразил желание остаться на нем в самую сильную бурю… Через пять лет, когда Уинстенлей и двое рабочих находились на маяке, разыгралась буря, разрушившая его до основания. На месте постройки нашли только разорванную железную цепь…

Однако Эддистонские скалы нельзя было оставить без маяка. Спустя два с лишним года за его постройку взялись капитан Ловет и торговец Реднард. Новое сооружение имело форму сахарной головы и покоилось на прочном фундаменте из камня и дубовых бревен. Высота фундамента составляла 3 метра, высота деревянной башни на нем — 25 метров. Сорок шесть лет маяк освещал путь судам, а в 1755 году сгорел по неизвестной причине. Следующим, кто строил маяк на Эддистонских скалах, был Джон Смитон.

Прежде чем приступить к работам, Смитон отправился на лодке осмотреть остатки сгоревшего маяка. И чуть не погиб в яростных волнах.

«Я считаю, что недостаток прежнего маяка в его легкости. Если бы он не сгорел, его все равно снесла бы буря. Свой маяк я построю из камня», — заявил Смитон, вернувшись.

Работы были начаты 6 августа 1756 года. На берегу по точным чертежам Смитона изготовлялись плиты из гранита и портландского облита. Вес некоторых из них достигал двух-трех тонн. Камни скреплялись сверху, снизу и с боков и заливались цементом. Работы были закончены за три года. Высота маяка составляла 26 метров. Он простоял 123 года, стойко отражая натиск волн. В конце восьмидесятых годов прошлого столетия его пришлось заменить, так как волны размыли скалу, на которой он был воздвигнут. Верхнюю часть маяка тщательно разобрали по камням и отвезли в Плимут, где собрали вновь как памятник. На другой части рифа в 1882 году Джемс Дуглас построил новый маяк. Его фонарь находится на высоте 40 метров над уровнем моря и виден морякам на расстоянии 30 километров.

38
{"b":"132284","o":1}