ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А они не стали?

– Нет. Но… Но ходить к нам заметно меньше народу стало. Во всяком случае, постоянные клиенты носа уже не кажут. Да оно и понятно, то запись переносится из-за потопа. То хулиганы влезли, снова мы не работаем. А когда уж собака вылезла, тут и вовсе клиенты разбежались.

– Ты же говорила, что вы всех умаслили?

– Умаслили в том смысле, что они шума поднимать не стали. Но к нам они больше ни ногой!

– Еще придут, – отмахнулась Леся. – Забудут и придут.

– Так это когда еще будет? Конечно, разориться наш Борисыч совсем-то не разорится. Но бизнес ему эти происшествия здорово попортили.

Жанна замолчала. И Леся наконец смогла спросить у нее:

– Ну а от меня-то ты что хочешь?

– Найди мне этих хулиганов! – взмолилась Жанна. – Ясно, что это кто-то под Борисыча подкапывается.

– Но кто именно?

– Либо конкуренты на его салон зарятся, либо кто-то из брошенных им любовников зло на Борисыча затаил, либо жена его бывшая бесится.

– Жена? – удивилась Леся. – Но ваш хозяин он же?..

– Гей, – подтвердила Жанна. – Но он же не всегда был геем. Когда-то у него была жена.

– И он с ней развелся?

– Во всяком случае, они не живут вместе.

– Ясно. И ты подозреваешь, что кто-то из этой компании мог сознательно вредить вашему хозяину?

– Ну да!

Леся задумалась.

– А тебе-то какой прок, если я даже и найду виновного? – спросила она затем.

– Ну, ты даешь! – вытаращила на нее свои огромные карие глаза Жанна. – Как это какой мне прок? Я же тоже страдаю! Материально! Клиентов меньше, зарабатывать я стала хуже! Как же мне не волноваться? Если и дальше так пойдет, я снова вернусь к прежним заработкам. А оно мне надо? Мне же до заветной суммы осталось всего ничего. Думала, пару годиков попашу, а потом свой салон открою. А тут как бы не пришлось лапу сосать, со всеми этими хулиганствами.

Леся успокоилась. Итак, с Жанной ничего не случилось, она привычно пеклась о собственном материальном благополучии. И в ее желании найти хулиганов все понятно. Уже хорошо. А то Леся даже забеспокоилась о душевном состоянии приятельницы.

– Так что? – допытывалась та. – Ты мне поможешь?

– Пока что не знаю, с чего тут и начать?

– Начни с обхода подозреваемых! – посоветовала ей Жанна. – Я тебе дам их координаты.

– Ты так хорошо осведомлена?

– Так я про тебя уже не первый день думаю. Вот и подготовилась. Понимаю, что на пустом месте и сам Пуаро ничего бы не нарыл. Вот и набросала тебе списочек подозреваемых.

И Жанна полезла в свою крохотную стильную сумочку. С одной стороны сумочка была черная – лаковая. А с другой – замшевая и тоже черная. Так что носить эту сумочку можно было и с лаковой обувью, и с замшей. Универсальная вещь и при том весьма стильная. Впрочем, других вещей Жанна и не носила. Будучи не замужем, она очень придирчиво относилась к собственному внешнему виду. И ни под каким видом не вышла бы на улицу, не подведя предварительно глаза и не наложив себе на физиономию слой штукатурки.

Лесе даже казалось, что, случись в квартире у Жанки среди ночи пожар, она и тогда выскочила бы из полыхающего дома лишь после тщательного макияжа. И глядя на копающуюся в своей сумочке Жанну, Леся впервые подумала о том, а сколько же приятельнице может быть лет? Выглядела она лет на тридцать. Но как-то в разговоре Жанна упомянула такие даты и события, свидетельницей которым была. Так что Леся смекнула, что Жанка куда старше.

– Ничего не понимаю, – подняла Жанна недоумевающие глаза на Лесю. – Куда я могла деть список? Ах, вот в чем дело! Ну и дырявая у меня башка!

– Что случилось?

– Наверное, я оставила список у себя в столе. Приготовила для тебя и оставила. Сходишь со мной?

– Куда? В салон? Схожу! Надеюсь, на этот раз обойдется без приключений.

Жанна в ответ лишь хмыкнула и кивнула. И ни одна из девушек не знала, насколько они ошибаются.

Вернувшись в салон, Жанна первым делом подскочила к своему столу.

– Вот он! – воскликнула она, показав Лесе издали листок бумаги.

Но отдать его Жанна не успела. Внезапно раздался громкий крик. А потом из косметического кабинета выскочила высокая женщина.

– А-а-а! – кричала она, размахивая руками, словно ветряная мельница крыльями. – Что вы на меня намазали? Это что, аллергия? Вызовите мне врача! Немедленно!

Лицо высокой дамы было покрыто красными пятнами. Ничего ужасающего, но женщина буквально сходила с ума от ярости.

– Вы меня изуродовали! Я подам на вас в суд! Халтурщики! Только деньги драть горазды!

На шум из своего кабинета появился Борисыч и Гошик. Они дружно залебезили перед разгневанной мадам. Но сегодня даже их обоюдных усилий не хватило, чтобы погасить скандал. Дама кричала все громче и громче:

– Я сообщу мужу! Он вас в порошок сотрет! О-о-о! У меня уже лицо горит. Ну, все! От вашего жалкого салона мокрого места не останется. Закроетесь уже завтра! Разоритесь! По миру дружно всей компанией пойдете!

Судя по лицам мастеров, эту даму они хорошо знали, вполне осознавали, насколько реальна исходящая от нее угроза. Да Леся и сама видела, что клиентка очень богата и наверняка влиятельна. Недаром же она упомянула своего мужа. Наверняка шишка!

– Это всего лишь аллергия, – пытался вразумить женщину Борисыч. – Дорогая Эрика, мы сейчас сделаем успокаивающую масочку, и все пройдет.

И тут же он набросился на девушку-косметолога:

– Почему не проверила новое средство? Как посмела?

– Да я всегда проверяю! Но это старое средство, – залепетала та в ответ. – Мы его с Эрикой Леопольдовной уже много раз использовали. И всегда все было хорошо!

– Не знаю, чем вы намазали меня в этот раз, но результат отвратительный! – нервно бросила клиентка. – Если моему здоровью будет нанесен ущерб, вы ответите по полной программе. Засужу! Голыми останетесь! Все!

Выкрикивая эти угрозы, она одновременно жала и на панель своего шикарного сенсорного смартфона и никак не могла набрать нужные цифры, чтобы позвонить мужу и врачам. Наконец женщина раздраженно отбросила бесполезный кусочек пластика в сторону и воскликнула:

– Позвоните моему мужу! Немедленно!

Мужу позвонили. И буквально через несколько минут у дверей салона появилась «Скорая помощь» с мигалками. Эрика Леопольдовна к этому времени лежала на кушетке и жалобно стонала, не забывая шпынять перепуганного Борисыча и других мастеров. Они уже не знали, чем ей угодить и как добиться прощения. Дама ничего не желала слушать и все время твердила про судебное разбирательство, своего мужа и про то, что мастера могут уже подумывать о переезде в другой город.

– Потому что в нашем городе вы работать не будете! – орала мадам, покрываясь краснотой все больше и больше. – Уж я позабочусь о том, чтобы вы все остались на улице!

Так что, когда врачи забрали сварливую женщину с собой, все в салоне вздохнули с облегчением.

– Видишь, что делается? – прошептала Жанна. – И эта баба совершенно права. Если так пойдет и дальше, мы все окажемся на улице! Ну что? Берешься за это дело?

Леся молча кивнула, принимая из рук Жанны приготовленный ею список. Одновременно Леся слушала, как Гномик распекает провинившуюся девчонку.

– Куда ты смотрела? Не видела, что ли, что ей на рожу мажешь? Знаешь ведь, какая Эрика Леопольдовна известная гадюка. Да она теперь нас с лица земли сотрет.

– Борис Борисыч, ничего я ей не мазала. Это «уколы красоты»!

– Все равно должна была проверить!

– Но она сама отказалась от пробы, – почти плакала девушка. – Увидела у меня в руках знакомую ампулу и прямо сразу заявила, не надо никаких проб. Дескать, я это средство великолепно знаю, пользовалась не раз, тороплюсь, работайте сразу.

– А зачем ты ее послушалась? Разве не знаешь правил? Любое средство сначала нужно попробовать не на лице, а на каком-нибудь закрытом участке кожи, на запястье например.

– Ага! Так она и дала бы мне свое запястье! Как гаркнула на меня, я чуть ампулу из рук не выронила.

5
{"b":"132436","o":1}