ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Между людьми в каждом из квадрантов существуют ключевые эмоциональные и технические различия, которые в конечном счете определяют то, в каком секторе предпочитает действовать человек. Например, тот, кому нужна гарантия занятости, скорее всего, выберет квадрант Р, в котором находятся люди из самых разных слоев общества – от уборщиков до президентов компаний. Человека, который стремится делать все самостоятельно, часто можно найти в квадранте С – секторе лиц, работающих сами на себя, и владельцев мелкого бизнеса.

Можно также сказать, что «С» означает еще и «специалист», «солист» и «самоуверенный всезнайка», потому что именно тут можно найти большинство профессионалов, таких как врачи, адвокаты, бухгалтеры и прочие технические консультанты.

Схема КВАДРАНТА ДЕНЕЖНОГО ПОТОКА объясняет различия между квадрантом С, в котором действует большинство владельцев мелкого бизнеса, и квадрантом Б, где располагаются владельцы крупного бизнеса.

В данной книге мы подробно обсудим технические особенности, поскольку именно в них скрываются различия между богатыми и небогатыми людьми.

Резюме уроков

В детстве я часами сидел за столом в одном из ресторанчиков богатого папы, в то время как он обсуждал свои дела. Во время этих дискуссий я пил содовую, а богатый папа разговаривал со своими банкирами, бухгалтерами, адвокатами, брокерами, агентами по недвижимости, финансовыми консультантами и страховыми агентами. Это было начало моего образования в области бизнеса. С 9 до 18 лет я проводил долгие часы, слушая, как эти мужчины и женщины решали запутанные проблемы бизнеса. Но, когда я на четыре года уехал в Нью-Йорк учиться в колледже, а потом пять лет служил в морской пехоте, уроки за столом закончились. Теперь же, когда я уже имел академическое образование, а воинская служба вот-вот должна была закончиться, я был готов к продолжению уроков с отцом Майка.

Я позвонил богатому папе в полной готовности снова начать наши уроки. Он передал бизнес сыну и теперь наполовину отошел от дел. Отец Майка искал, чем ему заняться, кроме как целыми днями играть в гольф.

Пока Майк был занят управлением их империей, мы с богатым папой обедали в отеле на Вайкики-Бич. Дело было в перерыве между полетами, и к вечеру мне нужно было явиться на базу для очередного вылета, поэтому я пришел в военной форме. Увидев меня, богатый папа оторопел. Раньше он никогда не видел меня в форме. Богатый папа помнил меня ребенком, одетым в повседневную одежду – шорты, джинсы, майки. По-видимому, он начал осознавать, что я стал взрослым, успел повидать мир и побывать на войне.

– Так вот чем ты занимался после школы, – сказал отец Майка.

Я кивнул и сказал:

– Четыре года мореходки в Нью-Йорке, потом четыре года в морской пехоте. Остался еще год.

– Я тобой очень горжусь, – сказал богатый папа.

– Спасибо, – ответил я. – Но хорошо бы поскорее снять военную форму. Тяжело, когда на тебя плюют, или глазеют, или называют детоубийцей. Очень хочется, чтобы это поскорее закончилось для всех нас.

– Я рад, что Майку не пришлось идти в армию, – сказал его отец. – Он хотел записаться, но у него слишком слабое здоровье.

– Ему повезло, – сказал я. – На войне я потерял многих друзей. Было бы ужасно потерять еще и Майка.

Богатый папа кивнул и спросил:

– Так что ты планируешь делать после того, как закончится твой военный контракт?

– Ну, троим моим друзьям предложили работать летчиками в авиакомпаниях. Сейчас трудно наняться на работу, но они говорят, что у них есть кое-какие связи, и обещают помочь мне тоже туда устроиться.

– Так ты думаешь работать в авиакомпании? – спросил отец Майка.

Я медленно кивнул:

– Да, именно это я и делаю – думаю об этом. Платят неплохо, и льготы хорошие. К тому же у меня была довольно интенсивная летная подготовка. Полетав в боевых условиях, я стал неплохим пилотом. Если удастся с годик поработать в небольшой авиакомпании и налетать побольше часов на многомоторных самолетах, я буду готов к работе у крупных авиаперевозчиков.

– Так ты этим хочешь заняться? – спросил богатый папа.

– Нет, – ответил я. – Не хочу, особенно после того, что случилось с моим отцом, и после завтрака в новом доме Майка. Прошлой ночью я долго не мог уснуть. Все думал о том, что вы говорили об инвестировании. И я понял, что если пойду работать в авиакомпанию, то, возможно, в один прекрасный день все-таки стану аккредитованным инвестором. Но вряд ли когда-нибудь смогу подняться выше этого уровня.

Отец Майка сидел молча, едва заметно кивая.

– Значит, мои слова попали-таки в цель, – тихо промолвил он.

– В самую точку, – ответил я. – Я вспоминал все, чему вы учили меня раньше. Теперь я взрослый, и эти уроки обрели для меня новый смысл.

– И что же ты вспомнил? – поинтересовался богатый папа.

– Вспомнил, как вы забрали у меня 10 центов в час и заставили работать бесплатно, – ответил я. – Вы хотели научить меня тому, как не стать рабом зарплаты.

Отец Майка засмеялся и сказал:

– Нелегкий, наверное, был урок!

– Да уж, – заметил я. – Но зато полезный. Тогда мой отец был на вас в большой обиде. А теперь он сам вынужден жить без зарплаты. А ведь мне было всего девять, когда я получил этот урок. После обеда у Майка я поклялся, что не стану всю жизнь цепляться за стабильную работу только потому, что мне нужна зарплата. Вот почему я не думаю, что буду искать работу в авиакомпаниях. Именно поэтому я сейчас обедаю с вами. Я хочу, чтобы вы повторили свои уроки о том, как заставить деньги работать на меня, чтобы мне не пришлось потратить всю свою жизнь, работая ради денег. Но на этот раз я хочу получать уроки как взрослый. Пусть они будут более трудными и более детальными.

– А в чем заключался мой первый урок? – поинтересовался богатый папа.

– В том, что богатые не работают ради денег, – быстро ответил я. – Они знают, как заставить деньги работать на них.

Лицо богатого папы расплылось в довольной улыбке. Он убедился в том, что, будучи ребенком, я внимательно его слушал.

– Молодец, – сказал он. – Это хорошая основа для того, чтобы стать инвестором. Все инвесторы учатся тому, как заставлять деньги усердно работать на них.

– Именно этому я и хочу научиться, – тихо сказал я. – Я хочу научиться тому, что знаете вы, и, может быть, научить этому своего отца. Сейчас он находится в очень трудном положении, пытаясь в свои 52 года начать все сначала.

– Знаю, – сказал богатый папа. – Знаю.

Вот так, в тот солнечный день, когда серфингисты скользили по восхитительным волнам темно-синего океана, начались мои уроки по инвестированию. Процесс обучения состоял из пяти фаз, каждая из которых поднимала меня на следующий, более высокий уровень понимания процесса мышления богатого папы и его инвестиционного плана. Уроки начались с подготовки моего разума и развития способности им управлять, потому что на самом деле инвестирование происходит именно в разуме. В конечном счете успех инвестирования от начала до конца зависит от способности инвестора управлять собой.

Уроки инвестирования, входящие в первую фазу инвестиционного плана богатого папы, полностью посвящены ментальной подготовке, необходимой для того, чтобы приступить к реальному инвестированию. Моя ментальная подготовка началась той ночью 1973 года, когда я лежал на койке в своей обшарпанной комнате на военной базе.

Майку повезло, что у него был отец, который накопил огромное состояние. Мне повезло меньше. Во многих отношениях у него было передо мной лет пятьдесят форы. Мне еще только предстояло начать.

Той ночью я начал свою ментальную подготовку, сделав выбор между поиском гарантированной занятости (дорогой моего бедного папы) и закладкой фундамента реального богатства (дорогой богатого папы). Именно с этого начинается процесс инвестирования и уроки богатого папы. Это очень важное решение, поскольку от того, каким вы хотите быть – богатым, бедным или среднеобеспеченным, – будет зависеть, как все изменится в вашей жизни.

9
{"b":"132715","o":1}