ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да хрена вам я испугался! — выкрикнул он. Затем он вырвал у Саймона руку и повернулся к Ральфу. — Только подойди…

— Извините, — шепотом сказал Саймон. — Разрешите идти?

— Разумеется, — кивнул Аллейн. — Можете возвращаться.

Саймон отправился обратно за стену.

Аллейн сказал несколько слов Ральфу, и тот без особого воодушевления кивнул. После этого Аллейн подошел к Эрни.

— Это тот самый меч, о котором было столько звона? С ним ты выступал в среду?

— Нет, не с ним! — огрызнулся Эрни. — Да вы поглядите — с ним же только детишкам играться. Мой-то был острый как бритва…

— Да-а, представляю, как ты выглядел, когда Бетти его у тебя отнял.

— Ничего подобного!

— И как только ему удалось? Ведь если меч был такой острый, то он должен был порезаться.

— А вот это уже не ваше дело… — Он прибавил несколько непечатных слов.

— Ладно, пошли. Тебе было сказано отдать ему меч — вот и будь послушным мальчиком.

На это Эрни ответил новой нецензурной тирадой.

Аллейн засмеялся.

— Ну ладно, ладно. Он что, шлепнул тебя по руке и ты выпустил меч?

— Да он бы хрен его получил, — брызгая слюной, прокричал Эрни, — если бы я его вовремя заметил. Подкрался сзади, пока я не видел, гад. Что — скажешь, не так было? — Он с обиженным видом оглянулся на Ральфа. — Да если бы я… Да ты бы ни за что…

— Ха! — перебил его Аллейн. — Интересно, как же ты его держал? Как барышня зонтик, что ли?

Эрни сверкнул на него взглядом. Над двором повисла тяжелая тишина. Было слышно, как за стеной весело потрескивает костер. Эрни резким движением перевернул свой меч и взял его за красную ленточку, продетую сквозь кончик.

— Пошел! — крикнул Аллейн, и Ральф сделал выпад.

Раздался душераздирающий крик Щелкуна. Вернее сказать — визг миссис Бюнц, перемежающийся невнятной немецкой речью. Конек с удивительным проворством развернулся и во весь опор «поскакал» по направлению к задней арке. В тот же самый момент Ральф, одной рукой вцепившись в украденный меч, а другой придерживая кринолин, припустил по двору от разъяренного Эрни.

Однако Аллейн не стал досматривать представление. Он бросился вслед за Коньком. У костра он нагнал его, и глазам его предстала странная картина: круглое туловище Конька подпрыгивало и дергалось из стороны в сторону, холщовый подол подметал землю, а точнее, слякоть под ногами, а голова на длинной шее беспорядочно крутилась. Кроме Аллейна, за этой сценой наблюдали четверо полицейских во главе с Фоксом. Наконец чудовищный птеродактиль сделал последний решающий толчок и повалился набок. Тотчас же из его недр выпросталась дико взъерошенная миссис Бюнц и попала прямо в цепкие объятия Фокса.

Следом за ней из руин выбрался и незадачливый юный артист. Маска его перекосилась, пижама была в клочья изодрана, руки поцарапаны, а брюки вываляны в грязи. Оказавшись на свободе, он тут же сорвал с себя маску.

— Прекрасная работа, Билл-младший, — сказал Аллейн. — Вот так, любезные мои, Лицедею удалось улизнуть со сцены.

5

Миссис Бюнц и Саймон не успели прокомментировать заявление Аллейна. Миссис Бюнц рыдала на плече у инспектора Фокса, Саймон растерянно скреб в затылке и исподтишка поглядывал на Билла-младшего.

И вдруг Билл сначала потряс головой, словно хотел освежить ее, а потом воинственно наклонил ее, бросился на Саймона и стал барабанить ему в грудь кулаками.

Саймон завопил:

— Эй-эй! Какого черта! — и схватил мальчика за запястья.

И в этот момент в арке появился Эрни.

— Где он? — прорычал он. — Где этот чертов ублюдок?

Тут он увидел Саймона, который крепко держал за обе руки Шута. Все трое так и застыли.

Затем Эрни неправдоподобно широко открыл рот и заголосил:

— Пу-усть теперь узна-ает! Да-ай я его прикончу!

Саймон тут же разжал руки — казалось, он спешил освободиться сам, а не отпустить своего пленника.

Мальчик в костюме Шута упал на землю и остался лежать маской вверх.

Эрни нетвердой походкой подошел к нему. Аллейн вместе с тремя парнями из Скотленд-Ярда двинулись за ним.

— Оставь его мне, — сказал Эрни.

— А ну ты, козел, — сказал Саймон. — Живо задрай люк, слышишь? Мудила! Эй, Капрал! — Его голос вдруг изменился. — Ты меня слышишь, Капрал?

Эрни посмотрел на свои руки.

— Я потерял свой секач. Где эта штука?

Он повернулся к стене и увидел прислоненную к ней обгоревшую косу.

— А! — воскликнул он. — Вон она. — Он схватил ее и широко замахнулся. Аллейн и один из констеблей перехватили его руку.

— Пустите! — начал вырываться он. — У меня приказ! Пустите!

Миссис Бюнц вскрикнула от ужаса.

— Какой приказ?

— Приказ моего летчика-командира. Разве не надо выполнять его снова, сударь? Ну, то, что вы говорили? Надо или нет?

Непомерно огромные на фоне костра фигуры полицейских обступили Саймона и замкнули его в кольцо.

Аллейн заглянул ему в лицо.

— Саймон Ричард Бегг, — сказал он. — Я намерен сделать вам заявление, но прежде я хотел бы предупредить вас…

Саймон с быстротой молнии вскинул руку. Аллейн перехватил удар, нацеленный в шею.

— Нет уж, на этот раз не выйдет, — сказал он.

Не напрасно он поставил сюда пятерых. Иначе взять Саймона было бы нелегко. Он отлично владел рукопашным боем, а кроме того, был прирожденным убийцей.

Глава 13

Мечи — в ножны

1

— Он прирожденный убийца, — сказал Аллейн, — Насколько мне известно, с тех пор как он вернулся с войны, такое с ним случилось впервые. Но это лишь потому, что до случая с Лицедеем никто не переходил ему дорожку и никто так не злил его, чтобы пробудить в нем спящие кровожадные инстинкты.

— Нет, вы только подумайте! — сказала Дульси, внося в комнату кипящую воду для грога. — Он же был героем войны. Все знают про то, как он прыгал с парашютом и голыми руками убивал полчища немцев. А потом перешел границу и получил награду.

— Да уж, — сказал Аллейн, — практика у него была отменная, ничего не скажешь. Он нам рассказывал. Этот раз, надеюсь, был последний.

— Вы хотите сказать, — вмешалась госпожа Алиса, протягивая Аллейну бутылку рома и штопор, — что он убил Вильяма просто в приступе гнева?

— Там было все вместе: злоба, несбывшиеся надежды, нежелание упускать подвернувшуюся возможность…

— Откупорьте эту бутылку и, если можно, расскажите нам все самого с начала.

— Тетя Акки, может, вам лучше пойти отдохнуть…

— Нет уж.

Аллейн вынул пробку. Госпожа Алиса вылила ром в кастрюлю, туда же добавила кипящую воду и начала тереть мускатный орех.

— Порежьте лимон, — деловито сказала она Фоксу.

— Несбывшиеся надежды — это в смысле Кузнецовой Рощи и автосервиса? — спросил доктор Оттерли.

— Именно.

— Не перебивайте, Оттерли.

— Смею предположить, — сказал Аллейн, — что он частенько подумывал об этом на досуге: а почему бы не замочить старикашку — авось и дело с мертвой точки сдвинется… Сыновья все — за, а ему ведь так нужны деньги.

— Но он же не планировал этого заранее? — вклинился доктор Оттерли и добавил: — Извините, госпожа Алиса.

— Нет, конечно. Он планировал только «тевтоподмену», то есть подмену Щелкуна с помощью миссис Бюнц. За это она заплатила ему тридцать фунтов, а кроме того, купила у него автомобиль. Он стащил доспехи Конька и подложил ей их на заднее сиденье. Ночью, когда в гостинице все уснули, она прокралась к своей машине, достала их и померила, чтобы узнать, сможет ли она выдержать их вес. Они продумали все очень тщательно. А произошло вот что. Закончив свое «ухаживание», он ушел со двора, встретил у костра миссис Бюнц и надел на нее доспехи Щелкуна. Она должна была принять участие в тройном танце, а затем вернуться обратно, чтобы Саймон успел переодеться для заключительного выхода. Однако наша красотка Бюнц, помешанная на бесценных перлах фольклора, подошла к дольмену слишком близко. Она-то думала, что находится в безопасности. Ведь вымазанный в смоле подол Конька полностью скрывал ее от посторонних глаз. Или почти полностью.

60
{"b":"134481","o":1}