ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оксана Панкеева

Дороги и сны

Глава 1

Так кончился будейовицкий анабасис Швейка.

Я. Гашек

К Дэну Макс собирался зайти скорее по привычке, так как никаких реальных причин туда являться у него не было. Даже выражать сочувствие по поводу случившегося несчастья не требовалось, все было сказано еще тогда, в Лабиринте, когда всей семьей тащили Татьяну к выходу. Повидать Дэна и расспросить, как там дела, тоже проще было в Лабиринте или по телефону. Дома его нет, так зачем туда вообще заходить? Ну разве что Софье пару ободряющих слов сказать да проверить, не сперла ли малявка опять папины кости или еще какие ритуальные предметы, не предназначенные для шкодливых ручонок всяких недорослей.

К счастью, прежде чем идти, Макс догадался позвонить, а то явился бы к запертой двери. Наверное, Софья еще на работе, а мелкая вредительница Санька – в школе. Что ж, навестить их можно и позже, а сейчас, наверное, стоит связаться с эльфийским посольством и как-нибудь выковырять из норки господина Раэла. Чего он стоит в пространственном поиске, Макс не знал, но из всех знакомых эльфов только Раэл и Толик лично знали Диего, а Толик точно с зеркалами не дружил. Если Раэл хоть немного смыслит в поиске, уже стоит попробовать. Не откажет же он, если попросить…

Рельмо начал было разыскивать в закромах своего телефона ссылку на расширенный служебный справочник и вспоминать пароль от него, но тут словно что-то под руку его толкнуло, словно откуда-то свыше возникла неожиданная мысль проверить пропущенные звонки на домашнем стационарном коммуникаторе. Сам-то Макс никаких звонков не ждал, да и кто мог звонить ему домой, кроме автоматов коммунальных служб и виртуальных рекламщиков, если все знакомые знают, что его никогда там нет?

Оказалось, кто-то все же мог.

Санькин голосок звучал взволнованно и вместе с тем не по возрасту деловито:

– Дядя Макс, мне надо обязательно с вами увидеться, как приедете. Мы тут с Настей кое-что нашли такое, что нужно непременно вам показать. И желательно срочно, а то мы не знаем, что с ним делать, а Толик как пропал в начале месяца, так и не является. Позвоните мне сразу же, как получите это сообщение.

Вот тут-то и доползло до рассудка агента Рельмо то неуловимое бессознательное подозрение, которое он так и не успел осмыслить тогда, в гостях у Морриган. «Одна на Шелларова шута похожа, а вторая еще совсем дитя». Конечно, эта странная парочка не могла не показаться ему знакомой, ведь он хоть и не знал Настю лично, но видел их с Санькой вместе не один раз! И даже замечал, как она похожа на брата! Нет, что ни говори, а все же любят его боги! Если его догадка верна…

Он все еще продолжал заранее мысленно благодарить богов, а пальцы уже сами метались по кнопкам, вызывая оставленный Санькой номер. Школа там, уроки, ерунда всякая, наплевать, есть вещи посерьезнее…

– Ничего не говори по телефону, – быстро предупредил он, едва заслышав в динамике знакомый детский голосок. – Куда мне подъехать, чтобы поговорить без помех?

– Не маленькая, – непочтительно откликнулась племянница. – А вы на чем подъедете?

– На трамвае. Могу и на такси, если надо быстро.

– Тогда ждите в блинной напротив школы. Уроки закончатся через двадцать минут.

– А где твоя школа?

Санька объяснила и быстро отключилась – наверное, все-таки на уроке застал.

Полчаса спустя она сидела напротив него, болтая ногами, которые не доставали до полу с высокого табурета, и с усердием пылесоса тянула через трубочку что-то густое и шоколадное, периодически отвлекаясь, чтобы слизнуть сверху взбитые сливки, пока Макс обеспечивал конфиденциальность – глушил возможную прослушку и отводил глаза немногочисленным посетителям.

– Ты не могла выбрать место поукромнее? – раздраженно заметил он, оглядываясь на огромные окна, в которых они просматривались с улицы, словно на витрине.

– В заведения для взрослых меня пускают только со скандалом, – невозмутимо пояснила малявка. – А вы, как мне показалось, не хотите привлекать внимание. Уже можно говорить?

– Можно, – в последний раз оглядевшись, разрешил Макс.

– Дядя Макс, а скажите, как вы догадались?

– О чем?

– Когда вы звонили, то уже знали, что я хочу вам сказать. И даже знали, что это секрет.

– Ты что же, думаешь, я до встречи с тобой его не искал?

– Ага, значит, я угадала. Вы уже как-то выяснили, что мы нашли нашего неучтенного кузена, и приехали его забрать. Да?

– Примерно. Где вы его нашли?

– На кладбище. Мы с Настей стояли возле Лешкиной могилы, и тут вдруг происходит явление ненормального бомжа. Прямо из воздуха возникает оборванец в пляжных покрышках и прется по снегу босиком, пока не встречает лбом дерево. От этого неожиданного контакта с кладбищенской флорой он возвращается в нашу прозаическую реальность, и на лице у него отображается извечный вопрос «Куда я попал и где мои вещи?» Тут он замечает аборигенов, то есть нас с Настей, скромно прячет за спину руку с браслетами и идет на контакт. Настя, само собой, перепугалась, а я смотрю – да это ж наше, родное, нечто… Мы отвели его к дяде Вите, потом я смоталась к дедушке за «лютиком»…

– Стоп! – Макс предостерегающе вскинул ладонь, останавливая язвительное повествование малявки. – Это важно. Без «лютика» вы друг друга не понимали?

– С каких пеньков? Он же где-то в закрытых мирах рос! Или что-то не так?

– Нет, все верно, но тут могло быть два варианта…

– И что, в другом варианте он должен был нас понимать? – Санька оторвалась от трубочки и недоверчиво оглядела дядюшку. – Это как? Что-то вроде парадокса Чудновского, на основе которого работают «лютики»?

– Не «что-то вроде», а он самый, – проворчал Макс. Итак, на этот раз удача обошлась без двусмысленных шуточек. О переселении речь не идет, проблемы с легализацией отпадают. Технически все предельно просто – изловить Толика и вернуть пропажу домой. Но это на первый взгляд просто, а на самом деле проблема тут получается вовсе не техническая… – Ладно, не отвлекайся, чего не было, того не было. Ты отцу сказала?

– Нет, – качнула головой племяшка и нахально соврала: – Не успела.

– Сдается мне, ты не особенно и торопилась.

– Между этой встречей на кладбище и папиным отъездом мы не виделись…

– И это было не случайное стечение обстоятельств, а нахальное уклонение от общения со стихийным телепатом. Саня, я хоть и не телепат, но мала ты еще мне мозги утюжить. Ты зачем-то отвела Диего к дяде Вите, хотя могла просто привести домой. Ты ничего не сказала папе и старательно избегала встречи с ним. Вопрос: что ты такого делала на кладбище, о чем не должен был догадаться папа?

– И вам это тоже незачем знать, – надулась Санька. – Могут у нас с Настей быть свои личные дела, которыми мы не хотим делиться со всей Семьей?

– И напрасно не хотите. Семья не ограничивается твоим папой, и в ней достаточно взрослых людей, которые смыслят в некромантии побольше твоего. И, что тоже немаловажно, умеют общаться с духами, не причиняя при этом вреда ни случайным прохожим, ни окружающей среде. Ты могла бы спросить меня.

– И вы б мне велели не лезть, куда не положено, – выдала очередную порцию яда маленькая паршивка и опять присосалась к своему шоколаду.

– Если ты пыталась дозваться Жака, то это совершенно бесполезно. Дух не придет ко мне так же, как не пришел к тебе.

– А почему? Дядь Макс, ну вот скажи как специалист, почему он не придет?

– Я уже объяснял, а ты пропустила все мимо ушей, полагая, что я тебя утешаю глупыми детскими сказками.

– Знаете, насколько я помню, ваше объяснение было туманным, уклончивым и больше чем на детскую сказку не тянуло. Версия про скопированную в сети личность и то интереснее, хотя тоже бред первосортный.

– Между тем это не сказка, а вполне реальное явление. Не все уходят… э-э-э… туда. Некоторые уходят в другие миры. Это, кстати, напрямую связано с тем самым парадоксом Чудновского, который ты упоминала. Думаешь, почему для меня так важен был вопрос, понимали ли вы друг друга без «лютика»?

1
{"b":"135646","o":1}