ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Почерк казался смутно знакомым. Вэн гордился своей памятью, но сейчас никак не мог вспомнить где видел такую широкую букву р, кончик которой загибался вверх, как хвост гремучей змеи. На последней цифре даты тушь размазалась и в пятне остался странный отпечаток. Полукруг и острый уголок испещренный мелкими полосками. Это напоминало след от печати. Маленькой, овальной печати, такой, как на кольце. От нижней черты треугольника в сторону отходила искривленная линия, отчего фигура становилась похожа на ухо. Звериное ухо. А если ещё точнее — тигриное. Вэн резко отодвинул бумагу в сторону и поднялся на ноги. Пожалуй, если бы от задания Моры можно было отказаться, он сделал бы это прямо сейчас. Печатка с тигром могла принадлежать только одному человеку в Ормроне. Дато Феалису, одному из пяти великих грандмастеров школы, виртуозу магии металла. Ни для кого не было секретом, что между пятью дато нет добрых чувств. Гай и Тахиния общались чаще остальных, поскольку оба заботились о магической школе и её учениках. Остальные — Мора, Феалис и Лавион могли годами не встречаться друг с другом, и были этим весьма довольны. Каким же образом портрет, подписанный Феалисом мог оказаться у Моры? И зачем Море девица с этого портрета? Встрять в конфликт между грандмастерами — такое не могло и в кошмаре присниться!

Мастер вскочил на ноги и принялся ходить кругами по лаборатории. Он никогда не был сторонником идеи сначала ввязываться в бой, а потом выяснять, за что воюем. Похоже, прежде чем начинать поиски в Лускании, стоило провести небольшое расследование здесь, в Ормроне.

II

Вэн закончил изучение портрета, когда за окном наметился рассвет. Первые лучи солнца пробивали светлеющий небосвод, по которому иногда пробегали радужные волны — искажения от купола, защищавшего Ормрон от великой пустыни. Мало кто обращал внимание на эти ранние утренние шумы, связанные то ли с активностью завесы, то ли со строением купола. Но Вэн не только замечал их. Он видел, как год от года они становятся сильнее. Предвещало ли это падение Ормрона под властью вековых песков, или что-то другое — Вэн не знал, да это его и не заботило. Особенно сейчас. Запах тайны и крупного барыша. Мастер ощущал его почти физически. Вечерний страх сменило рассветное предвкушение. Если Альрауне так важна для Моры, нужно узнать о девушке как можно больше.

Первым делом нужно было выяснить, каким образом сокровищу Моры удалось бежать. Если девица умеет проникать в сознание людей, обращаться с магией, или ещё что-то, обычному человеку недоступное — Вэн должен был об этом узнать прежде, чем столкнётся с Альрауне.

Едва солнце поднялось над стеной, Вэн направился в желтый, центральный корпус. Только один человек в Ормроне интересовался всеми, знал здесь всё и обо всех — сото Олия, помощница и секретарь грандмастера Гая, директора школы, но Олия была слишком умна, слишком внимательна и слишком предана своему делу, чтобы у неё легко было вытащить информацию. К тому же она относилась к Вэну далеко не лучшим образом. Сложно сказать, что её больше смущало — сомнительные занятия, которыми Вэн зарабатывал на жизнь, или его непочтительное отношение к школе и городу. По мнению мастера, Олия просто слишком долго работала с учениками школы, и глупая привычка контролировать и исправлять чужое поведение стала частью её натуры.

Однако Олии на месте не оказалось. Дверь в кабинет Грандмастера была заперта. Центральный холл корпуса Хуан-ди был совершенно пуст. Озадаченный Вэн поднялся на второй этаж, но в широких коридорах не было ни души. Наконец, Вэн заметил трёх учениц, возбуждённо переговаривающихся стоя у окна. Следуя сложившейся привычке, прежде чем приблизиться к девушкам Вэн прислушался, стараясь разобрать каждое слово.

— Да, представляешь? Там был настоящий элементаль! Конечно же, мастер Дарт одним ударом его в мясо! — Глаза ученицы сияли от восторга так, что, казалось, отбрасывали блики на её светлые волосы

— Нет, я слышала, что это Нел. Хотя, конечно, это глупости. Как такой идиот мог бы остановить элементаля! Сто процентов, это Дарт! Естественно, сам он ничего не скажет, он же такой скромный! — поддержала подругу брюнетка, трогательно краснея.

Вэн усмехнулся. В одном из заданий ему довелось поработать с этим "самым молодым и красивым мастером школы". Скромный — последнее слово, которое пришло бы Вэну в голову при описании этого человека. Равнодушный — да. Высокомерный — определённо. Способный — точно. Но скромный? Вэн не любил работать с кем-то, и хотя сотрудничество с Дартом не было самым кошмарным его воспоминанием о совместной работе, юноша, по крайней мере, не был туп как пробка и не был слишком щепетилен, чтобы возмущаться способами, которыми Вэн наполнял свой кошелёк, но всё же тот факт, что пока рядом с Вэном был Дарт, Вэна не замечала ни одна девушка — вовсе не льстил самооценке последнего.

— Он вернул Кисимото, и всех остальных, это так круто… — начала первая, но её тут же прервала третья участница беседы.

— Там не только он был, между прочим. Может быть, конечно, остальные ему больше мешали, чем помогали, но всё равно — команда есть команда. Конечно, каждая мечтала бы работать с та-вэй Дартом, но если бы все мои успехи приписывали ему, я бы ещё подумала.

— Ой, подумала бы она. Тоже мне! — Брюнетка жеманно повела плечами, изображая «размышления» подруги, и тут же переключилась на новую тему — Но знаете, всё так странно. Как только Мастер Дарт вернулся, все заполошные, как не знаю где. Кисимото уже перевели в синий корпус, с ним что-то там совсем не ладно. Остальные вроде тут, в лазарете, но к ним не пускают! Грандмастер Гай весь день в зале совещаний вместе с занудой Олией и этим, из пустыни…

— Он такой страшный! Я с ним в коридоре столкнулась и…

— Не перебивай блин! — Вэн мысленно присоединился к высказыванию — Так вот, там их трое, ещё и Мора к ним приходила. Они, кажется, ругались. Странненько. Простите, вам что-то нужно?

Блондинка обернулась к Вэну, вопросительно уставившись на него выразительными, густо накрашенными глазами.

— Нет-нет. Просто залюбовался — Усмехнулся Вэн и пока дамы краснели от неожиданного комплимента — быстро спустился по лестнице, направляясь к залу телепортации. Похоже, в школе случилось что-то серьёзное. А значит — большинство учителей, мастеров и сото будут заняты. Одни — пытаясь выяснить, что же произошло, другие — скрывая произошедшее от первых. Всё это было Вэну на руку. Чем больше внимания жители Ормрона уделят происшествию с командой Дарта, тем меньше внимания обратят на действия Вэна.

В зале телепортации постоянно находились несколько учениц-помощниц и один из хранителей зала — сото Леонтия, сото Бриан или сото Тосиро. Проще всего было с Леонтией — наивная и добродушная хранительница верила почти всему, что ей говорят — вытаскивать из таких людей информацию одно удовольствие. Сото Бриан получила место по протекции дато Феалиса. Кажется, она была какой-то его дальней родственницей. Бриан знала, что волшебники в курсе, каким образом она получила эту должность, и поэтому, со всем рвением души, пыталась доказать всем и каждому, что это занятие ей по силам. Выражалось это в неукоснительном следовании правилам, чего Вэн очень не любил. Но, в любом случае столкновение с Бриан было гораздо лучше, чем общение со стариклом Тосиро. Этот считал зал телепортации самой священной зоной Ормрона. Старикан был готов душу вытрясти из каждого, кто заходил в его обиталище. Кто такой, зачем пришел, кто послал, кто посмел — и так далее. К тому же Тосиро напоминал Вэну начальника стражи одного из городов, в которые Вэна заносили дела. Занятия мастера на располагали к близким отношениям с представителями закона, но именно с тем капитаном Вэн схлестнулся ни на шутку. Полученный опыт обошелся в два зуба, а также в нерушимое правило никогда не попадаться стражникам.

2
{"b":"136357","o":1}