ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я покраснела от смущения.

— Спасибо, профессор.

— Пожалуйста. А теперь выслушайте и постарайтесь правильно понять. Я хочу добиться полного сходства с президентом.

— Но зачем?!. — с недоумением воскликнула я.

— Не перебивайте. Дело в том, что я выполняю сверхсекретное задание Федеральной службы безопасности. Они попросили меня помочь им в одном важном деле. — Федякин понизил голос. — Готовится заговор против нашего президента. Или точнее сказать — государственный переворот.

— Ах! — ахнула я.

— Да, да, Оленька. И вы, как честный российский гражданин, тоже должны помочь ФСБ.

— Но как?..

Профессор наклонился к моему уху и торопливо зашептал:

— Вы тайно сделаете мне пластическую операцию. Чтобы я стал точной копией президента.

— Нет, нет, Федор Петрович, — испуганно отказалась я. — Не сумею я.

— Сумеете, Оленька. Вы же моя самая талантливая ученица. — Он налил себе полный стакан воды и лихорадочно выпил. — Но это еще не все. Заговорщики хотят уничтожить не только российского президента, но и вдову академика Дундукова — Ольгу Васильевну Грохольскую. Не спрашивайте меня — зачем. Я сам пока не знаю. Но сведения совершенно точные. Поэтому я спрячу Ольгу Васильевну у себя в клинике, а вы займете ее место в квартире. И будьте осторожны: заговорщики опасны и хитры. В особенности вам следует опасаться одной девочки по имени Эмма Мухина.

— Девочки?.. Но почему?..

— Потому что никакая она не девочка. А международная аферистка и авантюристка Эммануэль Мухоловская.

Я была в совершеннейшей растерянности, не зная, верить мне Федякину или нет. Но так как он был знаменитый профессор, любимый ученик еще более знаменитого академика, я решила поверить. Таким образом, я и оказалась в этой квартире".

Ольга Лебедушкина замолчала.

— А вы знаете о потайном лифте на кухне? — спросила я.

— Нет, не знаю.

— А о том, что Федякин посадил Грохольскую в подвал?

— Тоже нет. — Лебедушкина всхлипнула. — Я ничего не понимаю. Это какой-то кошмар…

— Неужели вам не показалось странным, что в клинике находятся вооруженные люди? — удивился Володька.

— Федор Петрович сказал, что это специальный отряд Службы безопасности. Боже мой, какая я дура… — Она закрыла лицо руками и опять расплакалась.

— Успокойтесь, Ольга, — протянула я ей свой носовой платок. — Вы говорили, что можете нам помочь.

Лебедушкина вытерла платком слезы.

— Да, могу. Вчера я сделала Федякину пластическую корректировку лица. Нарастила подбородок, перемоделировала нос, пришила "мешки" под глаза… Операция прошла успешно, Федор Петрович теперь — вылитый президент.

Он находится в послеоперационной палате, куда входить имею право только я. Все лицо у него забинтовано, оставлена лишь маленькая дырочка у рта для дыхания и приема пищи. Я подмешаю ему в компот сильнодействующее снотворное. А когда он уснет, мы вынесем его через черный ход. Этот ход расположен…

— Тихо! — приложил Володька палец к губам. — Слышите?!

Мы все стали слушать. Из кухни доносилось мерное гудение.

— Да это холодильник работает, — сказала я.

— Нет, Мухина, не холодильник. Кто-то поднимается на потайном лифте. Бежим скорей на кухню!

И мы побежали на кухню.

ПОХИЩЕНИЕ

— Быстро вооружаемся! — распорядилась я, хватая со стола вилку. Воробей схватил нож. А Ольга Лебедушкина сбегала в маленькую комнату за топором.

Из шахты показалась знакомая кабинка. Створки дверей разошлись.

— Сашка?! — изумленно воскликнула я. Да, это был Сашка Репкин.

— Эмма?! — удивился он еще больше меня. — Ты здесь?!.

— Здрасте, приехали, — рассмеялась я. — А где я должна быть? Ты чего, Сашка?!

Репкин заметно смутился.

— Да нет, ничего, — пробормотал он. — Я просто решил проверить твою информацию. Все точно, Эмма. Кабинет президента и в самом деле соединен подземным ходом с этой кухней.

— Знакомься, — сказала я. — Мой старый друг — Володька Воробьев. А это моя новая подруга — Ольга Лебедушкина.

— Очень приятно, — пожал им Сашка руки. — А я капитан Репкин, первый заместитель начальника Службы охраны президента!

— Знаешь, Сашка, а мы решили похитить Федякина.

— Как похитить?

Мы все трое, по очереди, изложили наш план.

— План, конечно, превосходный, — одобрил Репкин. — Но, к сожалению, совершенно невыполнимый.

— Это еще почему? — с обидой спросил Володька.

— Потому что вы с Эммой дети. А Ольга — молодая девушка. Ну куда вам тягаться с такими матерыми преступниками, как Федякин и Мясник. Поэтому ничего не предпринимайте без моего ведома. А я сегодня же напишу рапорт в Федеральную службу безопасности. Вот прямо сейчас и поеду писать.

Сашка вошел обратно в кабинку.

— Да, кстати, — глянул он на меня, — как там мои часики ходят?

— Отлично! — соврала я, чтоб его не огорчать.

— Ну тогда до встречи, — помахал он рукой.

— Рапорт он напишет, — скептически сказал Воробей, когда лифт уехал. — Да пока он будет писать, Федякин с Мясником таких дров наломать могут…

— Это точно, — кивнула я. — Пока напишет да пока отправит, да пока этот рапорт прочтут… А я обещала Грохольской как можно скорей ее спасти.

— Значит, нам надо действовать самостоятельно! — сделала вывод Лебедушкина.

…И мы стали действовать!

Первым делом Ольга выпросила у своего отца на денек джип "гранд-чероки". Это была самая крутая машина в мире! Можете мне поверить на слово — в прошлом году я с отличием закончила курсы автолюбителей. А вторым делом я прихватила из дома пистолет "смит и вессон" 38-го калибра. Эту "пушку" мне весной подарил дедушка. Для самообороны. Потому что Москва — это вам не Нью-Йорк, где на каждом углу торчит полицейский. В Москве только круглый дурак чувствует себя в полной безопасности.

Короче говоря, поздним вечером мы отправились с Володькой на джипе похищать Федякина. А Ольга Лебедушкина еще днем уехала в клинику, чтобы подмешать профессору снотворное.

Тьма уже охватила все небо.

Мы выехали за город и, промчавшись по шоссе, свернули на грунтовую дорогу.

Я включила дальний свет и сбавила скорость. Фары высветили из темноты прибитый к сосне плакат:

"ТЕРРИТОРИЯ ЧАСТНОЙ КЛИНИКИ!

ПОСТОРОННИМ ВЪЕЗД СТРОГО

ВОСПРЕЩЕН!!"

Проехав еще немного, мы съехали на обочину и остановились. Пошел дождь. Крупные капли с силой забарабанили по крыше.

Я сняла пистолет с предохранителя.

— Двигаем, Воробей.

Мы вылезли из машины и, прячась за деревьями, направились в сторону клиники. В условленном месте мы обнаружили в бетонном заборе неприметную дверцу, за которой нас ждала Ольга.

— Все в порядке, — вполголоса сообщила она. — Я дала профессору снотворное, Он спит как убитый.

Включив маленький фонарик, Лебедушкина пошла вперед. Мы двинулись вслед за ней. И вскоре пришли в больничную палату. На кровати с забинтованной от макушки до подбородка головой лежал Федякин. А рядом с кроватью стояла… старуха Грохольская.

— Ольга Васильевна, — кинулась як ней, — как вы тут?!.

— Все хорошо, Эммочка, — обнимая меня, ответила Грохольская. — Спасибо, Оленька выручила.

— Я наврала наемникам, что мне нужна помощница по уходу за профессором, — улыбаясь, объяснила Лебедушкина.

Мы переложили спящего Федякина с кровати на носилки.

— Бежим! — схватился Володька за ручки носилок.

— Постойте, — сказала Грохольская. — Я предложила Оленьке одну вещь. Она забинтует мне голову, и я останусь здесь вместо профессора. Тогда наемники еще долго ничего не заподозрят.

, — Классная фишка! — захлопала я в ладоши.

— Но вы очень рискуете, Ольга Васильевна, — предупредила ее Лебедушкина.

— А, не впервой! — задорно ответила старуха Грохольская. — Выкручусь как-нибудь! Ольга начала ловко бинтовать ей голову.

14
{"b":"136695","o":1}