ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Год волшебства. Классическая музыка каждый день
Крушение небес
Свобода строгого режима. Записки адвоката
Болотный кот
Новая жизнь
Доктор Сон
Инфобизнес на миллион. Или как делать деньги из воздуха
След предателя
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию
A
A

— Я тоже так считаю. — Генерал неторопливо закурил.

— А вдруг Мясник и Сашку подставляет? — с надеждой сказала я. — Ну не может человек с таким добрым и честным лицом быть бандитом!

— Внешность обманчива, Мухина, сама же говорила, — напомнил мне Володька. — А профессор Федякин мог Мяснику еще и не такое честное лицо соорудить.

— Верно, сынок, — кивнул Глотов, затягиваясь сигаретой.

— Но почему тогда Репкин не расправился со мной в кабинете президента?! — выдала я свой главный аргумент в защиту Сашки.

Генерал пожал плечами.

— Кто знает, что творится в голове у сумасшедшего.

— Как?! — воскликнули мы с Воробьем в один голос. — Репкин тоже сумасшедший?!

— Мы же с вами читали его досье, — заговорил молчавший до сих пор Забабаш-кин. — Мясник — дебил от рождения. А это, если хотите знать, еще хуже, чем сумасшедший. Федякин, конечно, постарался подлечить его для своих целей. Но лечение носит временный характер.

— Правильно, лейтенант, — сказал Глотов. — С недавних пор я стал замечать, что с Репкиным творятся странные вещи. Глаза мутнеют. Соображает плохо. А тут еще ты мне про автоответчик рассказал…

— Так вы знакомы! — догадалась я.

— Мы с Виталей в одной школе учились, — подтвердил мою догадку Забабашкин. — Правда, когда я в первый класс пошел, он уже десятый заканчивал. Но все равно мы были закадычные друзья.

— Помнишь, как ты в учительской стекло разбил? — оживился генерал.

— А ты на английский живую лягушку принес…

Я во все глаза смотрела на Забабашкина. Только сейчас до меня дошло, что он спас нам с Володькой жизнь.

— Да погодите вы с лягушкой! — закричала я. — Вы же нам жизнь спасли!!

— Ой, точно! — хлопнул себя по лбу Воробей. — Как вы оказались в доме?

— Я раньше вас сюда пришел, — улыбнулся участковый. — И на кухне под столом спрятался. Не мог жея бросить таких симпатичных сыщиков на произвол судьбы.

Забабашкин дружески потрепал меня по волосам. От его прикосновения в голове все зазвенело.

— Ой, мамочка, — поморщилась я. — Чем же это Мясник меня так шарахнул? Какая-то странная штука, похожая на зажигалку.

Глотов достал из кармана блестящую коробочку.

— Такая?

— Да.

— Все понятно. Это новое оружие под названием "Токобой". Бьет током на расстоянии. Им хотят вооружить телохранителей президента. А пока что экспериментальные образцы имеются только у нас с Репкиным.

Последние сомнения отпали. Сашка действительно оказался Мясником. Как ни печально это было признать.

— Эх, мать честная — курица лесная! — с досадой сказал Забабашкин. — Жаль, не удалось Мясника взять! Они ж теперь с Федякиным наверняка в глубокое подполье уйдут. А после такую кашу заварят, что мы ее за десять лет не расхлебаем.

Генерал Глотов спокойно покуривал сигаретку.

— Не заварят, — ответил он. — У меня есть отличный план.

ПЛАН ГЕНЕРАЛА ГЛОТОВА

Не откладывая дела в долгий ящик, мы приступили к выполнению плана. Как только рассвело, я сразу позвонила в Кремль.

— Сашка, — закричала я в трубку срывающимся голосом, — произошла ужасная вещь!

— Какая? — настороженно спросил Мясник.

— Это не телефонный разговор.

Я слышала в трубке его тревожное дыхание.

— Хорошо, — сказал он. — Сейчас я выпишу тебе пропуск. Подходи к Спасским воротам.

Итак, опасная игра началась. И моя жизнь теперь полностью зависела от моих актерских способностей.

Кабинет Сашки Репкина (я все еще не могла привыкнуть к тому, что он — Мясник) находился в здании Главного управления безопасности. Открыв массивную дверь с табличкой "Первый заместитель начальника Службы охраны президента", я вошла в просторную комнату.

Сашка, встав из-за стола, поспешил мне навстречу.

— Что случилось, Эмма? Рассказывай!

Я внимательно всматривалась в его лицо. Глотов не ошибся — лицо Репкина заметно изменилось. Некогда голубые глаза помутнели. Вокруг рта легли жесткие складки. И даже лоб уменьшился.

Это был уже не тот добродушный Сашка Репкин, похожий на сказочного богатыря. Сквозь пока еще человеческие черты явственно проступал звериный лик садиста и убийцы — Мясника.

Он тоже внимательно смотрел на меня.

— Так в чем же дело, Эмма? >Я начала играть свою роль.

— Дело в том, Сашка… — произнесла я плаксивым голосом. — Дело в том… И — разрыдалась.

— Успокойся, Эмма, — посадил он меня в кресло. — Возьми себя в руки. И расскажи, что стряслось.

— С-с-ашка, С-с-ашка, — заикаясь говорила я. — П-понимаешь… п-понимаешь… Я прямо захлебывалась от рыданий.

— Ну что я должен понять?! Что?! — Потеряв терпение, он с силой тряхнул меня за плечи. — Хватит выть! Говори, в чем дело?!

— Я…я…я…

Мясник налил в стакан воды из графина.

— Пей! — протянул он мне стакан. Стуча зубами о стекло, я сделала несколько судорожных глотков. И сказала:

— Я убила генерала Глотова.

— Как убила?! — вытаращил он глаза.

— Выстрелом в затылок… Понимаешь, Сашка, Глотов оказался тем самым Мясником, о котором я тебе рассказывала. В его загородном доме стоял автоответчик для связи с Федякиным. Мы с Володькой, сломав телефон, устроили засаду. Хотели посмотреть, кто придет. Явился какой-то тип в черном чулке. Сначала мы решили, что это не Глотов, а когда он удрал на зеленом "ягуаре", мы поняли, что это Глотов.

Я на минуту замолчала, допив из стакана воду.

— Дальше, дальше, — нервно сказал Мясник.

— Мы поехали на его московскую квартиру. Он, конечно, сделал вид, что уже спал.

— Ну, естественно.

— Тут я ему и бросила в лицо, что он — Мясник! Глотов начал отпираться.

— Вот негодяй!

— Тогда мы его связали и стали пытать. Мутные глаза садиста возбужденно заблестели.

— А как вы его пытали?

— По-разному, — туманно ответила я.

— Ну а все-таки, — настаивал он. Надо было что-то срочно придумать.

— Горящую зажигалку к носу подносили… — принялась я сочинять на ходу. Мясник жадно облизал губы.

— А раскаленный утюг к груди не прикладывали?

— Было дело.

— А иголки под ногти не засовывали? "Вот садюга!" — с омерзением подумала я.

— Нет, не засовывали. Он и так во всем признался.

Мясник довольно хихикнул.

— Глотов признался, что он — Мясник?!

— Да. И все нам рассказал. Когда в Кремле делали капитальный ремонт президентского корпуса, он так все подстроил, что новый кабинет президента оборудовали именно в той комнате, где находится потайная дверь, ведущая в подземелье под Красной площадью…

Это была версия генерала Глотова, и по обалдевшему виду Мясника я поняла, что генерал попал в самую точку.

— Глотов и в этом тебе признался?!

— А что ему еще оставалось делать? Под пытками-то.

— А затем ты его убила, да?!

— Ага, — подтвердила я. — Наповал.

— Как же так, Эмма, — мягко пожурил меня садист. — Все-таки человека убить — не котенка зарезать.

— Сама удивляюсь, — пожала я плечами. — Вдруг ни с того ни с сего захотелось его убить.

— Бывает, — понимающе кивнул он. — А труп куда дели?

— Закатали в ковер да в Москву-реку с моста бросили.

— Разумно, — одобрил Мясник, закуривая. — А больше ты никому про это не рассказывала?

— Нет, только тебе.

— Молодец. И не рассказывай. Теперь, когда Глотов мертв, я займу место начальника Службы охраны президента. И лично прослежу, чтобы ни Федякин, ни его шайка не ушли от заслуженного наказания.

— А Грохольскую с Лебедушкиной ты освободишь? — с притворной наивностью спросила я.

— Освобожу, куколка, освобожу, — захохотал он. — Не сомневайся.

Я молча смотрела на хохочущего Мясника. Ничего больше не осталось в нем от прежнего Сашки Репкина. Передо мной сидел противный хмырь с дымящейся сигаретой во рту.

— Как там мои часики работают? — неожиданно поинтересовался он.

— Лучше некуда.

— Да-а. Странно.

18
{"b":"136695","o":1}