ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Почему странно?

— Потому, что кончается на "у", — вновь захохотал он. — Все, куколка, тебе пора топать.

И он выставил меня за дверь.

Как видно, процесс превращения Сашки Репкина в дебила Мясника шел полным ходом. Забабашкин был прав — этот садист такую кашу может заварить, что ее за десять лет не расхлебаешь. А может, даже и за сто.

Я со всех ног кинулась вон из Кремля. В ближайшем переулке меня ждал ярко-зеленый "ягуар".

— Ну что?!.

— Как?!.

— Рассказывай!..

Глотов, Забабашкин и Володька нетерпеливо стали тормошить меня, едва я села в машину. Соединив указательный и большой пальцы, я показала им букву "О".

— Все окей! По-моему, он клюнул!

— Сейчас узнаем. — Глотов снял трубку с установленного в салоне телефона. Быстро набрав номер, он переключил аппарат на внешний динамик.

Раздались длинные гудки.

Мы напряженно ждали. Клюнул или не клюнул Мясник на нашу удочку?..

Послышался тонкий сигнал автоответчика. И сразу же зазвучал взволнованный голос Мясника:

— Экстренная информация для профессора. Ситуация круто изменилась к лучшему. Надо срочно проводить акцию "Сырая вода"!..

План генерала Глотова сработал блестяще!

Мясник — клюнул!!

ЛЮБИМЫЙ НАПИТОК ПРЕЗИДЕНТА

— Ну, теперь-то мы этих субчиков живо скрутим, — потирая руки, сказал Глотов. — Проведем операцию с кодовым названием "Мышеловка". Устроим им засаду под Красной площадью.

— Вы считаете, Мясник хочет просто выкрасть президента? — с сомнением спросила я.

— Конечно. Выкрасть и заменить Федякиным. А после поменять и всю президентскую охрану на своих людей.

— Почему же тогда проект называется "Сырая вода"?

— Обыкновенное кодовое название. Наша операция тоже называется "Мышеловка", но это не значит, что мы будем ловить мышей.

— Нет, — упрямо качала я головой, — что-то здесь не то.

— Успокойся, Мухина, — похлопал меня по плечу Володька. — Как бы их проект ни назывался, а пробраться незаметно в кабинет президента можно только одним способом. С помощью лифта на кухне у Грохольской.

— Но когда они решат им воспользоваться? — озадаченно произнес Забабашкин. — Вот вопрос. Может, сегодня, а может, через месяц.

— Да хоть через год! — браво ответил генерал. — Я со своими ребятами из Антитеррористического центра буду сидеть в засаде до тех пор, пока эти субчики не попадутся в мои сети.

— А вдруг они все же задумали штуку похитрее? — не сдавалась я.

— Похитрее, — со смехом повторил участковый. — Чего, интересно, могут придумать похитрее дебил и сумасшедший?

— Да все, что угодно, — сказала я.

— В общем, так, ребята. — Глотов завел машину. — Спасибо за помощь. Но больше ваше участие не требуется. Осталось самое опасное — взять преступников.

— А вы будете Мясника в Кремле брать? — спросил Воробей.

— Это уже не ваша забота.

— Да, но… — начала было я.

— Никаких "но", — твердо отрезал генерал.

— А если… — начал было Володька.

— И никаких "если", — тоже твердо отрезал Забабашкин. — Что вы себе все время приключений на одно место ищете! Сходите лучше в кино, в цирк, на тусовку…

Высадив нас из машины, они укатили.

— Подумаешь, супермены, — с обидой сказала я. — "Осталось самое опасное". А то что я к Мяснику одна в Кремль ходила — это разве не опасно?!

— Не бери в голову, Мухина, — беспечно ответил Воробей. — Пошли лучше ко мне наблюдать комету Морнауха.

И мы пошли к Володьке.

"В конце концов, — думала я по дороге, — все очень даже хорошо закончилось". Что, согласитесь, бывает далеко не всегда. Поэтому надо радоваться и отдыхать.

Но проклятая "сырая вода" не давала мне покоя. Хоть ты тресни!

Дома Воробей сразу же уселся за телескоп, а я, от нечего делать, решила поглядеть телек. Удобно устроившись на диване, я стала смотреть дурацкий мультик о поросенке, который мечтал превратиться в овчарку.

Глаза начинали понемногу слипаться. Ведь этой ночью я совсем не спала.

После мультика показали запись пресс-конференции президента в Гренландии. Вначале президент подробно разъяснил гренландцам политику России в отношении Индии и Индонезии, а затем начал отвечать на вопросы журналистов.

Я уже почти спала.

— Господин президент, какой ваш самый любимый напиток?

Вместо того чтобы ответить одним словом, президент умудрился развести бодягу минут на пять:

— Наша российская промышленность выпускает отличные прохладительные напитки под названием "Золотой ключик" и "Золотой замочек". По своим вкусовым качествам они ни в чем не уступают кока-коле и пепси-коле… Что же касается меня, то я люблю пить сырую воду из-под крана. Сон мой как рукой сняло.

— О-о, — изумился иностранный корреспондент. — В этом вы похожи на великого русского ученого Ивана Дундукова. Говорят, он тоже любил пить сырую воду.

— Совершенно верно. Вот и я, как только приезжаю в Кремль к половине второго, обязательно выпиваю стаканчик сырой воды. А уж после начинаю заниматься государственными делами.

— Воробей!!!! — вскочила я с дивана будто ошпаренная.

Володька тотчас ворвался в комнату.

— А?!. Что?!.

— Я поняла, почему их проект называется "Сырая вода"!!

— Чего ты орешь, Мухина?! Я уж думал, тебя тут режут!

Не слушая его, я торопливо продолжала:

— Помнишь, я рассказывала, что Федякин изготовил бактериологическую сыворотку быстрого действия?!. А президент любит пить сырую воду из-под крана!!. А квартира Грохольской напрямую подсоединена…

— Кончай тарахтеть как пулемет! Говори медленнее!

Я перевела дыхание.

— А квартира Грохольской напрямую подсоединена к системе водоснабжения Кремля!

— При чем здесь водоснабжение?!

— Ой, Воробей, сейчас такое может случиться… такое…

Володька изменился в лице. Он тоже все понял.

— Ты думаешь…

— Не думаю, а знаю точно! Мясник с Федякиным через водопроводную трубу в квартире Грохольской хотят заразить систему водоснабжения Кремля! Запустить в трубу бактериологическую сыворотку! Они не собираются похищать президента! Они собираются его убить! Точнее, он сам себя убьет, когда выпьет отравленную воду. Наемники по подземному ходу унесут труп, а Федякин займет место президента. В этом и заключается секретный проект "Сырая вода"!

— Успокойся, Мухина, как они вынесут труп, если под Красной площадью сидит Глотов со своими ребятами из Антитеррористического центра?..

— Да президенту от этого будет уже ни жарко ни холодно!! — заорала я на Воробья, разозлившись, что он не въезжает в такую простую вещь.

— Но Мясник мог и в Кремле воду отравить, — неуверенно сказал Володька.

— Нет, не мог!

— Почему?

— А зачем ему рисковать своей шкурой в Кремле, где полным-полно охраны, когда все можно спокойно проделать в квартире Грохольской.

Володька бросился к телефону.

— Надо срочно звонить Глотову!

— Поздно! Они с Забабашкиным, наверное, уже в засаде!

Все же, на всякий случай, мы позвонили. Трубку никто не взял.

— Бежим в Кремль! — предложил Воробей.

— Кто тебя туда без пропуска пустит?!

— Но мы же все объясним.

— Пока ты будешь объяснять, президента сто раз отравят.

— Блин! Что же делать? Мне в голову, как всегда, пришла гениальная идея.

— Я знаю, что делать! Надо спуститься к Глотову на лифте!

— Верно, Мухина! Погнали! Мы выбежали в прихожую.

— Постой! — схватила я Володьку за руку. — А если в квартире Грохольской кто-нибудь есть?!

Мы кинулись в Володькину комнату. Воробей направил трубу телескопа на окна Ольги Васильевны.

— Ну, ну, — тормошила я его.

— Там Мясник, — упавшим голосом сказал он.

19
{"b":"136695","o":1}