ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А этих куда? — кивнул Мясник в нашу сторону.

— Свяжем их покрепче. Пускай пока тут сидят. А после отвезешь их в клинику.

…Так они и поступили. Связали нас покрепче, да еще в рот по кляпу засунули.

Потом профессор на лифте уехал под Красную площадь — прямо в "мышеловку" генерала Глотова. Мясник поехал в клинику готовить наемников к захвату Кремля. Ну а мы с Воробьем, крепко привязанные друг к другу, остались лежать в квартире старухи Грохольской.

"СТОЯТЬ НА МЕСТЕ! ЭТО ОГРАБЛЕНИЕ!"

С большим трудом, но мне все же удалось вытолкнуть языком кляп изо рта. Затем я зубами вытащила кляп и у Володьки.

Он два раза глубоко вздохнул и предложил:

— Давай, Мухина, орать во все горло. Соседи услышат и прибегут.

— Уже бегут и спотыкаются, — иронически ответила я. — Ты, Воробей, наивный, как перво-клашка. Если они на выстрелы не прибежали, то с какой стати прибегут на крики? Сидят за своими железными дверями и дрожат от страха.

— Вообще-то верно, — согласился Володька. — Придется самим выпутываться.

И мы начали выпутываться.

Чего только для этого не делали: перетирали веревку о батарею, о шкаф, о стол и даже о телевизор… Ничего не получалось. Тогда я решила попробовать ее перекусить. И представьте себе — перекусила!..

— Ну у тебя и зубы, Мухина! — с восторгом сказал Володька. — Прямо как у акулы!

С улицы раздался звук милицейской сирены. Я выглянула в окно. Мимо дома, на большой скорости, проследовал кортеж правительственных машин.

— Президент в Кремль поехал! — с отчаянием воскликнула я. — Сейчас он зайдет в свой кабинет, нальет воды из-под крана и…

Володька забегал по комнате.

— Что б такое продумать?!.

— Ничего тут не придумаешь, Воробей. Все кончено.

Он подскочил ко мне.

— Нет, не кончено, Мухина! А ну, давай, шевели мозгами! Где твои гениальные идей?!

От его крика я мигом опомнилась. И начала шевелить мозгами. Вы, конечно, можете мне не верить — но в голову тут же пришла гениальная идея.

— Воробей, надо сгонять в магазин!

— В магазин?!

— Да! В хозяйственный! И купить краситель!

— Краситель?!. Какой еще краситель?..

— Сразу видно, что ты не женщина. Все домашние хозяйки пользуются красителями. Красят рубашки, простыни, пододеяльники…

— А мы выкрасим водопроводную воду! — догадался Володька. — Гениальная идея, Мухина!

— Других не держим!

Схватив сумку, мы выбежали на улицу.

К счастью, хозяйственный магазин был неподалеку — в подвале соседнего дома. Но когда мы спустились по крутым ступенькам вниз, то увидели на дверях клочок бумаги с надписью: "Санитарный час". Не раздумывая ни секунды, я толкнула дверь, и мы вошли в помещение, сплошь заваленное всяким хозяйственным барахлом.

За прилавком стояли две продавщицы. Обе толстые, обе некрасивые и обе злые как собаки. Во всяком случае, уставились они на нас так, как обычно собаки смотрят на кошек.

— Дайте, пожалуйста, несколько пачек красителя, — сказала я, изо всех сил стараясь, чтобы вышло приветливо.

— Ты что, девочка, безграмотная?! — грубо ответила одна. — Или читать разучилась?! Санитарный час!

— Я вас очень прошу. Нам надо срочно.

— А мы плевать хотели! — еще грубее ответила вторая.

— Как вам не стыдно! — возмутился Воробей. — А еще взрослые люди!

— Чего, чего? — уперла толстые руки в толстые бока первая продавщица. — А ну, кыш отсюда, сопляки!

— Мы на вас в "Общество защиты потребителей" пожалуемся! — пригрозила я.

Вторая продавщица выплыла из-за прилавка.

— Ах ты, кикилла мурамуйная! — обозвала она меня. — Я тебе пожалуюсь! А ну вали, пока цела!

И тетка с силой меня толкнула.

— Что вы деретесь?! — закричал Володька. — Мы все вашему директору расскажем!

— Спокойно, Воробей. Сейчас я их научу вежливому обращению с покупателями. — Вытащив из кармана свою "пушку", я грозно рявкнула: — Стоять на месте! Это ограбление!

Обе продавщицы стали громко хохотать.

— Ты нас игрушками не пугай, детка, — сказала та, что была за прилавком.

Я нажала на курок. Раздался выстрел. С потолка посыпалась штукатурка.

Одна из теток тут же грохнулась в обморок. У другой лицо пошло красными пятнами.

— Сейчас, сейчас, — засуетилась она, выдвигая ящик кассы. — Вот вся выручка за сегодняшний день. Берите, пожалуйста.

— Не надо нам ваших денег, — сказал Володька. — Дайте лучше несколько пачек красителя.

— Пожалуйста, пожалуйста, — медовым голосом ответила продавщица, выставляя на прилавок пакеты с красителями. — Вот серый, вот бурый, вот малиновый… Вы какой желаете?

Не отвечая, я смахнула все три пакета в сумку.

Мы направились к выходу.

— И не вздумайте звонить в милицию, — предупредил Воробей. — У нас там свои люди.

— Вот именно, — подтвердила я. — За дверь тоже не выходить. Мы ее заминируем. Ясно?!

— Ясно, девочка, ясно, — с готовностью закивала толстуха. — Спасибо за покупки. Приходите к нам еще.

— Поздравляю, Мухина, с первым вооруженным ограблением, — сказал Володька, когда мы вышли из магазина. — Нас можно смело сажать в тюрьму.

— Ничего подобного, Воробей. Я им оставила деньги на прилавке. — И, кинув пистолет в сумку, я добавила: — Бежим скорей!

Прибежав на кухню старухи Грохольской, мы сразу же высыпали все пакеты в широкую воронку громоздкого аппарата. Володька нажал красную кнопку. Аппарат заработал, разгоняя краситель по водопроводным трубам.

Часы показывали половину второго.

За президента можно было уже не беспокоиться. Когда он откроет кран, ему в стакан польется серо-буро-малиновая смесь. И если он не круглый дурак, то, конечно, не станет пить эту гадость.

Теперь следовало позаботиться о спасении Грохольской и Лебедушкиной.

Свесив головы в темную шахту потайного лифта, мы принялись орать:

— Гло-о-о-о-то-ов!!

— Заба-ба-а-а-а-шки-и-и-ин!!!

Орали мы, наверное, минут двадцать, пока, наконец, из шахты не донесся еле слышный голос:

— Кто-о-о на-а-с зове-е-ет?!

— Это-о-о мы-ы-ы!!. Воробье-е-ев и Му-у-у-у-хина-а-а!!

Лифт заработал. И вскоре снизу приехали генерал Глотов и лейтенант Забабашкин.

— Федякина взяли?! — первым делом спросила я у них.

— Федякина? — уставился на меня Глотов непонимающим взглядом. — А разве он к нам спускался?

— А разве нет?! — вытянулось у Володьки лицо. — Он к вам час назад уехал.

Глотов озабоченно почесал затылок под генеральской фуражкой.

— Неужели мы его проморгали?

— Да как вы могли его проморгать?! — накинулась я на него. — Лифт-то один!

— Лифт-то один, — согласился Забабашкин. — Но профессор мог и не доехать до самого низа.

Глотов кинулся обратно в кабинку.

— Надо срочно прочесать все подземные коридоры!

— Теперь уже не к спеху, — сказала я.

— Почему?! — одновременно спросили генерал и лейтенант.

Я им рассказала — почему.

— Вот ёксель-моксель! — мрачно выругался Глотов.

— А я вас предупреждала, что проект неспроста называется "Сырая вода".

— Да что сейчас об этом говорить!.. Надо немедленно скорректировать наши дальнейшие планы! Твои соображения, Забабашкин?!

— Предлагаю взять клинику штурмом! — решительно произнес лейтенант.

— Зачем штурмом, — возразила я. — На дне речки лежит труба, по которой можно незаметно пробраться в клинику.

— Ты нам ее покажешь, Эммочка? — ласково проворковал генерал.

— Нет проблем. Но за это вы бесплатно отремонтируете мою квартиру. А то родителей удар хватит, когда они увидят, что там творится.

— Тоже нет проблем! — молодцевато воскликнул Глотов. — Отремонтируем и в придачу новую мебель купим!.. Едем!! А ты, Воробьев, отдыхай!

— Как это — отдыхай?! — с обидой шмыгнул носом Володька. — Я тоже хочу с вами.

— Тебе же комету Морнауха надо наблюдать, — напомнила я.

Воробей умоляюще смотрел на Глотова.

21
{"b":"136695","o":1}