ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И, легко подпрыгнув, девушка достала рукой до люстры. Затем прошлась по комнате "колесом", а в заключение села на шпагат.

Я с нескрываемым изумлением наблюдала за этими гимнастическими упражнениями. Невероятно, просто невероятно.

— Надо будет обязательно записаться на боксерские курсы, — вслух размышляла Ольга Васильевна. — Всю жизнь мечтала выйти на ринг…

— Да вам не на ринг надо выходить, а замуж, — сказала я. — Вон какой красоткой стали.

— Ты так считаешь? — кокетливо посмотрела она на себя в зеркало.

…В общем, все получилось как в фантастическом кино. И если б я лично не присутствовала при разговоре с профессором Федякиным и не видела фотографий котенка и цыпленка, то ни за что бы не поверила, что такое возможно в реальной жизни.

Мне тут же захотелось все рассказать Володьке. Пялится целыми днями на звезды и не подозревает, какие чудесные открытия совершаются у нас на Земле.

Распрощавшись с омолодившейся Грохольской, я помчалась к Воробьеву.

Я так спешила, что, когда перебегала дорогу, не сразу заметила, как из-за поворота вырулил ярко-зеленый "ягуар" и понесся мне наперерез. Я едва успела отскочить в сторону. Машина, резко тормознув, остановилась. Из нее выскочил разъяренный водитель.

— Тебе что, ёксель-моксель, жить надоело! — заорал он на всю улицу.

И тут его лицо из злобного превратилось в удивленное, а из удивленного — в радостное.

— Эмка! — снова заорал он на всю улицу. — Лопни мои глаза, ты, что ли?!

Это был майор Глотов, собственной персоной. Тот самый майор, с которым мы ловили террористку Дженни Ли, спасая Санкт-Петербург от взрыва note 2. После чего генерал Пивоваров — начальник Управления внешней разведки — присвоил Глотову звание полковника.

— Здрасте, здрасте, полковник, — сказала я.

— Бери выше, девочка, — небрежно ответил Глотов. — Я уже генерал. — Он предупредительно распахнул дверцу "ягуара". — Садись, покатаемся.

Я села, и мы поехали в сторону Красной площади. Вскоре мы выехали на площадь и, не сбавляя скорости, понеслись дальше. В отличие от дороги, здесь было полное раздолье. Ни одного автомобиля. Только прохожие, стремительно разбегающиеся из-под колес, будто испуганные куры.

— По Красной площади, наверное, проезд запрещен, — заметила я.

— Кому запрещен, а кому и нет, — подмигнул мне Глотов и, резко развернув машину, повел ее к Спасским воротам.

Два милиционера, стоящие по обе стороны от ворот, вытянулись по стойке "смирно" и отдали нам честь.

Мы въехали в Кремль.

— Кем же вы тут работаете? — с невольным уважением спросила я. — Комендантом?

— Не угадала, Эмма. Я теперь начальник Службы охраны президента. — Глотов протянул мне свою визитную карточку. — Звони, если что понадобится.

Мы ехали по территории Кремля, и Глотов, словно заправский экскурсовод, давал пояснения:

— Вон там — базируются два спецподразделения: группа "Вега" и группа "Омега"; слева от них — шахты с ядерными ракетами; правее— склад с боеприпасами… — Машина остановилась. Голос генерала зазвучал почти торжественно: —А прямо перед тобой, девочка, — резиденция президента России!

Мы вылезли из "ягуара". К нам тотчас подбежал здоровенный верзила. У него были русые волосы и голубые глаза.

При виде здоровяка, Глотов тепло улыбнулся.

— Знакомься, Эмма. Это мой первый заместитель.

Верзила взял мою руку в свою лапищу и осторожно пожал.

— Капитан Репкин, — представился он.

— Зачем же так официально, — рассмеялся Глотов. — Просто — Сашка Репкин. Отличный парень. Надежный друг.

По всему было видно, что генерал души не чает в своем первом заместителе. Мне, кстати говоря, он тоже понравился. Настоящий русский богатырь. Сильный и добрый.

— Президент у себя? — деловито осведомился Глотов.

— Никак нет, — четко доложил Сашка. — Он в четырнадцатом корпусе. Играет в шашки с премьер-министром.

— Отлично! — обрадовался Глотов. — Пошли, Эмка, я тебе покажу президентский кабинет.

Мы вошли в резиденцию и, пройдя длинным коридором, остановились у двери, на которой висела табличка "Президент России".

— Входи, девочка! — Генерал широко распахнул дверь.

Я вошла с некоторой робостью. Все-таки не каждый день заходишь в кабинет президента. Это было просторное помещение с мягкими темно-красными коврами и дорогой мебелью. У окна стоял большой письменный стол с телефонами.

— А почему здесь столько видеокамер? — спросила я, с любопытством оглядываясь.

— Это не видеокамеры, а замаскированные пулеметы, — охотно объяснил Глотов. — Стоит президенту нажать ногой кнопку под столом, как они тут же начинают стрелять. А вот там — видишь на потолке узкую щель? — находится бронированный щит. Он опускается в считанные секунды. В окна вставлены пуленепробиваемые стекла. Под коврами проложена сигнализация. В люстрах спрятаны видеоглазки. Так что, Эмма, — с нескрываемой гордостью заключил генерал, — наш президент в полной безопасности. Никуда не пропадет.

Не успел он произнести эти слова, как дверь распахнулась и в кабинет влетел бледный Сашка Репкин.

— Виталий Сергеевич! — взволнованно выкрикнул он. — Президент пропал!!

"ВЕЛИКОЕ" ИЗОБРЕТЕНИЕ ВОЛОДЬКИ ВОРОБЬЕВА

— Как пропал?! — обалдело спросил Глотов.

— Так пропал, — развел богатырскими руками Сашка. — Вышел из четырнадцатого корпуса и словно сквозь землю провалился.

— Может, и вправду провалился? — задумчиво почесал затылок Глотов. — Что у нас под четырнадцатым корпусом?

— В том-то и дело, что ничего!

— Вот ёксель-моксель! — с досадой выругался генерал. — Не было печали, так черти накачали.

— Да вы не расстраивайтесь, — принялась я его утешать. — Президент — не иголка. Найдется.

Но от моих слов Глотов расстроился еще больше.

— В том-то и дело, что не иголка. Представляю, какой во всем мире поднимется шум, когда станет известно об исчезновении российского президента.

— Что прикажете делать, Виталий Сергеевич?! — осведомился Сашка Репкин.

— Что, что!.. — раздраженно буркнул Глотов. — Искать надо! Бежим в четырнадцатый корпус!

И они побежали в четырнадцатый корпус.

А я побежала к Володьке Воробьеву. Теперь у меня для него имелась не одна, а целых две сногсшибательные новости.

— Привет, Циолковский, — сказала я, когда Володька открыл дверь. — Все на звезды пялишься?! Не надоело?

— Не пялюсь, Мухина, — солидно ответил он, — а изучаю тайны Вселенной.

Мы прошли в его комнату, где на треноге стоял большущий телескоп. Воробей тут же сел на стул и склонился к окуляру.

— Извини, Мухина, не до тебя. Я сейчас наблюдаю реликтовое излучение. Это едва уловимые частицы, которые…

— Какие еще частицы! — перебила я. — Президент пропал!

— Какой еще президент?

— Наш, российский.

И я, перескакивая с пятого на десятое, рассказала, как чуть было не попала под "ягуар" Глотова, как мы поехали в Кремль, как там я познакомилась с Сашкой Репкиным, а потом побывала в кабинете президента…

— Слушай, Мухина, — недовольно скривился Володька, — не тяни кота за хвост. Говори короче.

— Так я и говорю короче: президент пропал!

— И из-за этой ерунды ты отрываешь меня от важных астрономических наблюдений?!

— Ничего себе — ерунда! Президента сперли!

— Подумаешь, президент, — фыркнул Володька. — Что значит какой-то там президент по сравнению со Вселенной. Так, песчинка.

И он опять уставился в свой телескоп.

— Это еще не все, Воробей, — спешила я выложить вторую коронную новость. — Ты знаешь Ольгу Васильевну, мою соседку?

— Которой на вид лет двести с хвостиком?

— Было двести, а стало двадцать. Слушай…

И я, снова перескакивая с пятого на десятое, рассказала, как профессор Федякин с помощью "Омолаживателя" так омолодил старуху Грохольскую, что она собирается выйти замуж и заняться боксом.

вернуться

Note2

Об этих приключениях Эммы Мухиной читайте в книге "Тайна зефира в шоколаде".

3
{"b":"136695","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мечта идиота
Большая маленькая ложь
Ребенок в тебе должен обрести дом. Вернуться в детство, чтобы исправить взрослые ошибки
Плохая шутка
По ту сторону от тебя
Пусть об этом знают все
Плата за успех: откровенная автобиография
Маркетинг 4.0. Разворот от традиционного к цифровому. Технологии продвижения в интернете
Королевский квест