ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пол под моими ногами разошелся, и я полетела вниз.

ПЕРСТЕНЬ НИКОЛАЯ II

Очнулась я в полутемном подвале. В маленькое зарешеченное окно светила желтая луна. Я лежала на цементном полу, а рядом со мной сидела… старуха Грохольская.

Да, да, именно старуха.

— Ольга Васильевна, — невольно воскликнула я, — это вы или не вы?!

— Это я, — грустно подтвердила Грохольская.

— Значит, вас действительно подменили?

— Как это подменили?

Я рассказала ей о вчерашних событиях.

— Очень странная история, — выслушав, сказала она. — Ну хорошо, меня, положим, подменили. Но профессора Федякина никто не подменял. Это совершенно точно. Я бы сразу заметила подмену. Ведь я его знала, когда он еще под стол пешком ходил.

— Как же так? — недоумевала я. — Выходит, Федякин посадил вас в этот подвал?

— Сама ничего не могу понять, — сокрушенно вздохнула Ольга Васильевна. — Федя рос тихим мальчиком, был прилежным студентом, талантливым ученым… А сейчас он превратился в какого-то…

— Монстра! — выпалила я.

— Верно, Эмм очка. А его клиника стала похожа…

— На военную базу! — снова выпалила я. — И вместо врачей здесь орудуют бандиты!

— Это не бандиты, — поправила меня Грохольская, — а профессиональные наемники. Или, как они себя сами называют, "солдаты удачи". Они готовы воевать с кем угодно и за кого угодно. Лишь бы только им деньги платили.

— Но с какой целью их нанял Федякин? Старуха Грохольская опять вздохнула.

— Ох, не знаю, милая, не знаю.

— Может, для охраны своего "Омолаживателя"?

— Да нет у него никакого "Омолаживателя"! Все это ложь и обман! И я-то, дура старая, поверила — поехала омолаживаться. Вот и попалась, как рыба на крючок… Чует мое сердце, здесь что-то нечисто.

— Ничего, разберемся, — заверила я ее. — Мы с Володькой Воробьевым еще и не такие клубки распутывали.

— Прежде чем разбираться, надо отсюда выбираться, — резонно возразила Ольга Васильевна. — А это не так-то просто. Я уже один раз пыталась бежать. Но у меня ничего не вышло.

— Вы пытались бежать?!

— А ты как думала? Я, милая моя, во время войны диверсионно-подрывной группой командовала. А после войны была резидентом нашей агентуры в Шанхае. Меня три раза расстреливали и четыре раза приговаривали к пожизненному заключению.

— Вот это да! — восхитилась я. — А почему вы мне ничего не рассказывали?

— Как-нибудь расскажу, — пообещала Грохольская. — Если, конечно, мы отсюда выберемся.

— Давайте попробуем прорваться через дверь, — предложила я.

— Не получится. С той стороны усиленная охрана.

— Тогда через окно. — Я попыталась расшатать толстые прутья решетки. — Эх, сюда бы ножовку по металлу…

— Даже с ножовкой ничего не выйдет. Стекла в окне повышенной закалки.

— Что б такое придумать? — Я заходила из угла в угол. — Вам ничего в голову не приходит?

— Увы, милая, — безнадежно махнула рукой Грохольская. — Из моей головы теперь все только уходит.

В тот момент, когда она махнула рукой, в лунном свете блеснул бриллиант.

— Перстень! — вскрикнула я.

— Какой перстень? — недоуменно спросила Грохольская.

— Да у вас на безымянном пальце! Подарок царя!.. Помните, вы говорили, что в нем особый бриллиант, который режет стекло и железо…

— Ну говорила…

— Так чего же мы ждем?!.. Надо перерезать решетку, а после вырезать стекло из окна.

— Старость — не радость, — посетовала Ольга Васильевна. — Мне даже в голову такое не пришло.

— Давайте, режьте живее! — торопила я.

Грохольская, не раздумывая, провела бриллиантом по железным прутьям. Буме — отскочила решетка от окна. Грохольская провела бриллиантом по закаленному стеклу. Блямс — упало стекло на пол.

Путь к бегству был открыт.

— Полный вперед! — радостно сказала я. И вот тут-то выяснилось, что Ольга Васильевна не пролезает в окно.

— Ольга Васильевна, миленькая, — толкала я ее. — Ну еще немножко. Живот подтяните. — Я его и так уже дважды подтягивала.

Промучившись с полчаса, мы поняли, что ничего не выйдет. Окно было слишком узкое. А может, Грохольская слишком толстая.

— Беги одна, Эммочка, — сказала она. — Я старая. Мне все равно скоро умирать. А ты только жить начинаешь.

— Нет, — твердо отказалась я. — Без вас я никуда не пойду. Умрем вместе!

— Эммочка, — стала упрашивать меня Ольга Васильевна, — ты же сама видишь: профессор Федякин замыслил что-то ужасное. Поэтому нужно как можно скорее сообщить о нем в милицию.

— Глотову надо обо всем рассказать, — вслух подумала я.

— А кто такой Глотов?

— Начальник Службы безопасности президента… Ах да! Совсем забыла вам рассказать — вчера в вашей квартире был президент России.

Грохольская даже перекрестилась.

— Господи, этого мне еще не хватало.

— А может, и не президент, — вдруг осенило меня, — а его двойник.

— Тогда тебе тем более надо бежать. Если в этом деле замешан двойник президента, значит, тут пахнет государственным заговором.

Она была права.

— Ладно уж, побегу, — согласилась я. — И постараюсь вас выручить. А вы держитесь. Мы обнялись и расцеловались на прощание.

— Обо мне не беспокойся, милая. Так просто я им не дамся. Смотри, что у меня е. сть.

И старуха Грохольская достала противотанковую гранату.

— Ни фига себе, — присвистнула я. — Откуда у вас граната?

— Стащила у них с оружейного склада, во время прошлого побега. А склад как раз над нами. — Показала она пальцем вверх. — Так что, в случае чего, взорву всю их базу к чертовой бабушке!

— Ольга Васильевна, — с чувством сказала я, — вы настоящий герой! Дайте я вас еще раз поцелую.

Мы вновь обнялись и расцеловались.

— Постойте! — внезапно дошло до меня. — Но и вы тогда взорветесь!

— А вот и нет, — хитро улыбнулась Грохольская. — Я знаю один способ. Мне знакомый подрывник во время войны показал. Он подорвал себя гранатой вместе с фашистами.

Все фашисты погибли, а он даже царапины не получил.

— Расскажите, что за способ? — сразу заинтересовалась я.

— Потом, потом, — отмахнулась Ольга Васильевна. — Беги скорей, пока луна за тучку скрылась.

Я быстро полезла в окно.

ПОДВОДНЫЙ КАПКАН

На улице моросил мелкий дождик.

Пригнувшись, я побежала к забору. План у меня был проще некуда: перелезть через забор и дать деру. Словно скалолаз я вскарабкалась на стену и уже хотела перебросить ногу на другую сторону… Но тут из-за тучи выглянула луна, и я увидела, что поверх бетонного забора натянут оголенный электрический провод.

Вот это да. Сейчас бы меня могло так током шарахнуть!

Мне сразу расхотелось перелезать.

Я спрыгнула вниз и огляделась. Неподалеку стоял одноэтажный домик без окон. По-видимому, подсобное помещение. На дверях висел амбарный зам ок. Значит, внутри никого нет и можно спокойно обдумать свои дальнейшие действия.

Вытащив из волос заколку, я в два счета открыла замок и вошла в дом. Нашарив на стене выключатель, включила свет. В небольшой комнате на вбитых в стену крючках висели резиновые костюмы для подводного плавания. Рядом с ними, на полу, валялись акваланги. А посредине комнаты находился круглый люк, доверху наполненный мутной водой.

Что все это значит?..

Я еще раз посмотрела на акваланги, потом на люк и пришла к выводу, что это — запасной выход. И ведет он, скорее всего, к реке, которую я видела из багажника "фольксвагена". То есть наемники, в случае опасности, могли спокойно уплыть из клиники, воспользовавшись аквалангами.

А раз так, то почему бы и мне не сделать то же самое? С аквалангом я плавать умею, меня дедушка-моряк научил… Не теряя драгоценного времени, я начала быстро перебирать гидрокостюмы, подыскивая свой размерчик. Но все они были рассчитаны на здоровенных мужиков. Только один более-менее мне подошел: видимо, он принадлежал профессору Федякину.

7
{"b":"136695","o":1}