ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Может, для тебя он и "тьфу", — тоже плюнула я на асфальт. — А вот для Ольги Васильевны он вовсе не тьфу, а вполне реальная угроза.

— Ой, да ничего он с ней не сделает. Ему же не старуха нужна, а квартира. — Володька помолчал. — Меня больше беспокоит Мясник… Знаешь, Мухина, а давай сейчас позвоним по тем номерам, которые ты запомнила.

— Давай!

Я тут же набрала первый номер.

— Кафедра косметической хирургии, — раздался в трубке женский голос.

— Простите, можно профессора Федякина?

— У него сегодня выходной. Что ему передать?

— Передайте горячий привет от Эммы Мухиной, — ответила я и повесила трубку.

— Все ясно, — сказал Володька (приложив ухо к обратной стороне трубки, он слушал разговор). — Это место его официальной работы. Звони по второму номеру.

Я позвонила.

После долгих гудков раздался сигнал автоответчика. Затем мужской голос четко произнес: "Информация для профессора. Подготовка операции "Сырая вода" закончена. Сообщите время проведения акции. Мясник".

— Ага! — воскликнул Володька. — Кажется, мы попали в самую точку. Они пользуются для связи автоответчиком. Теперь звони в справочную. Надо узнать адрес, где стоит автоответчик.

Я набрала номер справочной.

— "Шестая" слушает, — ответила телефонистка.

— Тетенька, вы не скажете адрес по номеру телефона?

— Таких справок мы не даем, — заученно протараторила телефонистка, и я поняла, что сейчас она положит трубку.

— Постойте, постойте! — закричала я. — Тетенька, миленькая, дайте, пожалуйста, адрес! У меня отец— алкоголик! Мать — калека! Нас пятеро детей в семье! А по этому адресу бесплатными обедами кормят! — Я громко шмыгнула носом.

В трубке наступило долгое молчание. Мы с Володькой, затаив дыхание, ждали.

— Мы таких справок не даем, — снова повторила телефонистка, но уже не так уверенно.

— А еще младшая сестренка свинкой заболела, — подлила я масла в огонь.

— Хорошо, девочка, — вздохнула телефонистка. — Диктуй свой номер. Я быстро продиктовала цифры.

— Записывай адрес, — сказала она через минуту. — Болотный переулок, тринадцать.

БОЛОТНЫЙ ПЕРЕУЛОК, 13

Переулок оказался на окраине города. Мы добирались до него всеми видами общественного транспорта и добрались только к пяти вечера. Здесь была самая настоящая деревня. Деревянные дома, огороды, колодцы… Прямо как в Задонске, у моего дедушки.

Я даже не подозревала, что в Москве есть такое захолустье.

Мы подошли к маленькому домику. Володька уверенно надавил кнопку звонка.

— Подожди, — дернула я его за рукав, — а что мы скажем?

— Да я просто так звоню. Ты разве не видишь, что в доме никого нет.

Я оглядела дом более внимательно. Воробей был прав. Ставни на окнах закрыты. На крыльце валяются грязные листья.

Володька еще раз надавил кнопку звонка. Внутри дома стояла мертвая тишина. Наверное, звонок не работал.

Как всегда, мне в голову пришла гениальная идея.

— Воробей, — сказала я, — прикрой меня своей широкой спиной. Я попробую открыть дверь.

— Ты что, Мухина, спятила? — зашипел он. — Взламывать чужую собственность. Давай хоть до ночи подождем. Зачем зря рисковать.

— Риск — благородное дело! — бодро ответила я, вытаскивая из волос заколку.

— У тебя, точно, сдвиг по фазе. Это же "Цербер". Замок повышенной надежности.

— Сейчас поглядим, какой это "Цербер". — Я вставила заколку в замочную скважину.

Но, провозившись минут десять, так и не сумела открыть.

— Я же тебе говорил, — шептал Володька, тревожно озираясь.

— Спокойно, Коперник. Тут требуется тяжелая артиллерия.

Я достала из кармана пилку для ногтей. И уже через минуту "Цербер" жалобно сказал: дрздын.

Мы быстро проскользнули за дверь.

С первого взгляда стало ясно, что здесь давно никто не живет. Везде лежал толстый слой пыли. В том числе и на телефоне с автоответчиком.

Внимательно осмотрев все шкафы, ящики и тумбочки, мы не обнаружили ничего подозрительного. Обыкновенный дом с обыкновенной обстановкой.

Прошло два часа. Пора было сваливать.

И тут вдруг зазвонил телефон. Мы с Володькой так от неожиданности и подскочили.

Я быстренько переключила автоответчик на внешний динамик. Сначала прошло сообщение, которое мы уже слышали: "Информация для профессора. Подготовка операции "Сырая вода" закончена. Сообщите время проведения акции. Мясник".

Затем раздался голос профессора Федякина:

— Информация для Мясника. В ближайшие дни проведение акции невозможно. Произошла утечка секретных данных из компьютера. Ждите дальнейших указаний. Профессор.

— Это ты — утечка, — толкнул меня в бок Володька.

Связь оборвалась.

— Что-то мне никак не врубиться в их систему, — сказала я.

— Все просто, как огурец, Мухина. Звонит Мясник и оставляет на автоответчике сообщение для профессора. Потом звонит профессор и оставляет сообщение для Мясника. Теперь врубаешься?

— Йес, сэр! — вытянулась я по стойке "смирно".

— Дом, скорее всего, куплен через подставных лиц, — продолжал развивать свою мысль Володька. — Звонят они сюда из телефонов-автоматов. Старая информация через определенное время автоматически стирается. Клево придумано. Полнейшая конспирация. И главное, что…

Он внезапно умолк, уставившись за мое плечо. Я обернулась. В дверях комнаты стоял высокий милиционер с пистолетом в руке.

Ну, мы с Воробьем и лопухнулись: даже не слышали, как он вошел.

— Мать честная — курица лесная, — удивленно произнес милиционер, убирая пистолет в кобуру на поясе. — Я думал, тут матерые "домушники" орудуют. А это, оказывается, дети. Вы кто такие, ребята?

— А вы кто? — растерянно спросил Володька.

— Участковый инспектор, лейтенант Забабашкин, — представился милиционер. — Тебя устраивает, мальчик?

Воробей оторопело кивнул.

— Ой, — сказала я, — а мы с вами знакомы. Помните, сегодня утром ехали в одной электричке. Я вас еще попросила меня разбудить, когда приедем.

Забабашкин посмотрел в мою сторону.

— Ну и что? — строго ответил он. — Если мы ехали в одной электричке, значит, можно чужие дома грабить?! Так получается?!..

— Да вы ничего не понимаете, — горячо заговорил Володька. — Мы никакие не грабители. Мы… как бы вам попроще объяснить…

— Частные сыщики, — договорила я за Воробья. — И сейчас расследуем одно таинственное дело. А след привел в этот дом.

— Вы в каком классе учитесь, сыщики? — рассмеялся Забабашкин.

— В восьмой перешли, — ответил Володька.

— Значит, вам по четырнадцать лет?

— По тринадцать с половиной, — уточнила я.

— Не рановато ли в сыщики записались?

— Подумаешь, — с обидой буркнул Володька. — Шекспир свою знаменитую пьесу "Гамлет" в пятнадцать лет написал.

— А Суворов в шестнадцать лет армией командовал, — добавила я.

— Ага, — кивнул участковый. — А Христофор Колумб в десять лет Америку открыл… Ну что мне с вами делать? В отделение отвести?..

— Отпустите нас, дяденька, — жалобно попросила я. — Вы же видите, никакие мы не грабители.

— Да я-то вижу, — вздохнул Забабашкин. — Но получен сигнал от соседей: две подозрительные личности проникли в дом; примите меры… Вот я и пришел меры принимать.

— А вы им скажите, что в доме никого не оказалось, — предложил Володька.

— Врать, между прочим, нехорошо, — назидательно произнес инспектор.

— А вы и не соврете, — сказала я. — Вы просто немного пофантазируете.

Лейтенант Забабашкин сел на диван и задумался.

— Ладно, ребята, — стукнул он ладонью по колену, — рассказывайте, что за таинственный след привел вас в этот дом.

— Понимаете, в чем дело, — запинаясь проговорила я, — мы не можем вам ничего рассказать, пока расследование не закончено. Ведь даже у вас в милиции существует специальный термин…

— "Тайна следствия", что ли?!

— Да, да, — обрадовалась я. — "Тайна следствия". Нам еще самим не все ясно. Но одно мы знаем совершенно точно — с этим домом связана какая-то запутанная история.

9
{"b":"136695","o":1}