ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Наглец!

— Выскочка!

— Ценю ваше не многословие, — спокойно ответил чернокнижник, — Так я смогу получить то, что мне хотелось бы?

Даэмас двигался прямо к цели, по обыкновению сметая все бастионы на своем пути железной логикой отлично знающего свое дело торговца.

— Да, — наконец ответил председатель совета гильдии, — Слово чародея.

— Отлично, — чернокнижник снова довольно потер руки, — Итак, возмущение стихии огня было вызвано гибелью одного из его творений — феникса. Вы смогли это ощутить только потому, что произошло это недалеко от Шаргарда на печально известных Огненных Рифах.

— Кто убийца?

Без сомнения спросил Даэмаса об этом раньше всех смотритель стихии огня.

— Феникс. Я думаю вам знакомо прозвище этого «ловца удачи». Забавно, не правда ли? Феникс угробил феникса… А теперь сведем, наконец, все вместе и я смогу вам доказать, что прошу не так уж и много взамен за ценные сведения, — чернокнижник откашлялся, снова выдержал небольшую паузу и продолжил, — Известно, что те, кто создал восемь народов и поселили их на Островах Восьми отдали тем в руки кристаллы стихий. Не стоит здесь вдаваться в риторические вопросы о могуществе и сопряженной с ним глупости, что свойственна всем смертным и бессмертным. Однако, жители Ран'дьяна, еще до того как народы перебрались на Материк, открыли связь огня с жизнью и продвинулись в этом довольно далеко. Настолько далеко, что смогли уйти от чрезмерных абстракций и породили Объединенную магию в очень примитивной форме еще тогда, когда алхимики изобретали вычурные названия для известных теперь любому адепту элементов и увлекались утопическими идеями философского камня, которые вылились в разнообразные техники трансмутации металлов. Для того, чтобы оставить ран'дьянцев в покое и надолго позабыть о вражде с ними довольно оказалось нескольких с треском проигранных сражений, когда и доброй сотни магов не хватало на то, чтобы расправиться с аватарами.[1] Хоть их и было не так много.

— Нам известно о том, что ран'дьянцы каким-то образом добывали бессмертие своим аватарам. Это было связано с фениксами. Но никто не знает ни ритуалов, ни способа убить этих птиц, — добавил смотритель за стихией огня и замолк.

— Верно, — Даэмас кивнул магу, — Но тем не менее ран'дьянцы до сих пор хранят этот секрет, а фениксы считаются у них священными птицами. Но не неприкосновенными, как прочие объекты поклонения у различных культов. Этот народ убивал фениксов испокон веков в ритуальных целях. К сожалению, я знаю только половину из того, что требуется знать об этом. Точнее, подробности о сакральной составляющей. Связи крови как символа и катализатора. Но это только половина, та, которая связана со стихией жизни.

— Интересно знать откуда у вас такие сведения!?

— О! Смотритель за упомянутой стихией обозначил свой интерес? — Даэмас встретил колючий взгляд молодого мага, — Отлично выглядите для своего возраста, я слышал о вас еще будучи ребенком. Простите мне мою смелость, но, по видимому, сильванийские чародеи скупы на то, чтобы поделиться с вами действительно стоящими знаниями, а предпочли откупиться секретами омоложения. Однако, если вы и искали ответ, то вы искали не там. И, возможно, даже не так, как следовало бы. Противоположности притягивают друг друга — это простейшее умозаключение также верно и для стихий.

— Прекрасно, он связан с некромантами!

— Я исследователь и не сужу поверхностно, тем паче что орден Визардеи творение рук человеческих магов. В том, во что он переродился сейчас, виноваты, собственно, те же руки. Однако ваша гильдия предпочла оставить ковыряния в трупах для эскулапов и заклинателей нежити. Большая ошибка! Оказывается, те самые некроманты, презренные вами могильщики, еще давно открыли причину гибели всех тех храбрецов, что отважились отправиться на Огненные Рифы и попытать счастья в бою с фениксами. Что и говорить, нынче любой готов очень щедро заплатить за подобные свежие реагенты, не гнушаясь даже потрохами этих тварей.

— И что же, по вашему, погубило всех, без исключения, если мне не изменяет память? — спросил председатель совета гильдии, покамест проявлявший малый интерес, так как чернокнижник начал свой рассказ издалека, изрядно углубившись в историю.

— Те, чьи тела удалось вернуть в более целом состоянии, а не собирать по кусочкам на раскаленных камнях, где они еще и поджаривались, оказалось, погибли не столько от ран, сколько от разрыва сердца. Все как один! Стоит ли говорить, что отправлялись туда только отчаянные храбрецы? То же самое происходило в бою с аватарами Ран'дьяна… Доказательство моей теории о связи этого с кровью и стихией жизни не так давно отчалило от доков в Шаргарде на корабле предоставленном вашей гильдией. И теперь вам стоит поразмыслить, так ли уж необходимо преследовать того, кто на половину ран'дьянец, к тому же убивший феникса и вернувшийся с Огненных Рифов всего с парой царапин? Вы наверняка уповали на то, что именно то, что он полукровка рано или поздно избавит вас от него. Однако ваши дела обстоят неважно — сейчас чары были бессильны против одного камня все тех же ран'дьянцев, которые когда-то позаботились о своих отпрысках смешенной крови и только жестокие кастовые традиции остановили это пагубное для жителей Материка начинание. Немного манипуляций, как вы уже заметили, с этим, поистине бесценным, даром «ловца удачи» — и вам потребуется гораздо больше сил, чтобы убить меня.

В гостиной воцарилась глубокая тишина. Даэмас поднял глаза вверх и посмотрел в потолок, дабы скрыть свое презрение перед сонмом тех, кто сейчас пытался не подать виду, как затряслись их поджилки при его последних словах. Чернокнижник подумал, что, наверное, именно в этом скрывалась главная причина всех тех бед, что постигали гильдию в разные времена. Истинное могущество наверняка должно быть уверенным и стойким. Возможно, таким оно и было когда-то, но со временем уверенность перетекла в самоуверенность и неизменно приводила к печальному финалу. Так было и со старым королем Фелара, так было и с Рэйтцом, а, возможно, и со всеми Xenos, которые никогда не нападали на магов первыми.

Каждый стареющий чародей на высотах иерархической лестницы старался перед смертью оставить завет своим продолжателям — мало кто знал, что это и было источником пророчеств, полных старческой подозрительности ко всему, что не было знакомо с догмами волшебства.

— Всем удалиться! — неожиданно приказал глава совета гильдии, — Немедленно!

Хотя это было не в его полномочиях, но собравшиеся послушно покинули гостиную, озадаченные принесенными чернокнижником вестями.

Когда Даэмас и маг остались одни, последний встал и, подойдя к молодому человеку, вполголоса произнес:

— Вы понимаете, что только что сделали? Это новая война с Xenos, не меньше!

— Поздно. Многие за вашей спиной уже знают об этом. Канцелярия и некроманты не сидят сложа руки. Поэтому я и пришел сюда, чтобы не возникло паники и, как следствие, необдуманных решений.

— Зачем это вам?

— Это очевидно, я несколько раз сотрудничал с вашей гильдией и если Xenos придут за вами, имея такого лидера, то неизбежно навестят и меня. А это вам не имперская конная когорта! — сверкнул глазами чернокнижник.

— Положение действительно так серьезно? — маг побледнел, но держался стойко.

— Карнаж — полукровка, и нового аватара из него никогда не выйдет. Скорее он заполучил на свою голову какое-то странное проклятие, когда убил феникса. Это почувствовала моя верная прислужница, а ее чутью я доверяю. Кассар был прозорлив, когда призвал на свою сторону союзника с таким наследством. Теперь не он, а вы будете следить за тем, чтобы некроманты или ваши адепты не тронули «ловца удачи» и пальцем. Я не знаю насколько ран'дьянские камни у него под лопатками обработаны чародейством, однако, судя по тому, как он расправился с птицей, ущербность его половинчатой крови не сильно досаждала.

— Что вы хотите взамен за вашу помощь? Ведь вы поделитесь результатами изысканий в Красных Башнях? Так велит кодекс гильдии.

вернуться

1

Аватар — воплощение божества в смертном.

2
{"b":"137171","o":1}