ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Разумеется, но сперва мне нужно их провести. Каждый из нас получит свое, если ваша гильдия не совершит очередной исторической глупости, — Даэмас внимательно следил за изменениями на лице своего собеседника пока говорил все это, — Заодно вы узнаете что именно произошло с потомком Xenos. А тогда сможете уничтожить… Бедняга Рэйтц, знал бы он сколько проблем вызовет его смерть. Мне нужно знать то, что знает он! Тогда, заполучив его знания о стихии огня мы сможем не только обезопасить себя от Xenos, но и свершить то, что под силу пока только аватарам Ран'дьяна — путешествовать за пределы темпоральной аномалии вокруг Материка.

— Значит, вы тоже следуете теории Морвириари, что Xenos — это «тюремщики» народов Материка, стремящиеся не допустить познания силы разделенных стихий и их связи? — маг был поражен глубиной знаний молодого чернокнижника и впервые осознал, что вот среди кого следует ему искать настоящих союзников.

Еще когда Роксана была председателем совета, старый маг тщетно пытался убедить всех, что чародеям следует действовать скрытно, внешне выражая покорность королевской власти и не лезть в государственные дела, которые не принесут ощутимой пользы, ведь гильдия тогда будет частью общества настолько, что скрыть что-то станет очень сложно.

— Хорошо, отправляйтесь на остров Отчаяния, — наконец согласился маг, — Думаю не стоит вам говорить об осторожности. Прошлая экспедиция в Красные башни потерпела неудачу. Мы потеряли очень много адептов и практикантов.

— Благодарю за разрешение и напутствие. Я знаю, что у ваших людей не было и шанса против «живого пламени». Особенно если оно наделено сразу разумом столь могущественного архимага как Рэйтц и его же фанатичным безумием.

Чернокнижник учтиво поклонился и направился к дверям.

На полпути маг окликнул его:

— И еще одно, Даэмас. Помните, то что происходит в гильдии, остается в гильдии. Ни для кого не будет исключений. Даже для вас!

* * *

Шторм поджидал корабль шаргардской гильдии магов, затаившись недалеко от Огненных Рифов. Стихия обрушилась настолько неожиданно, что команда едва успела убрать паруса. Теперь огромную посудину швыряло из стороны в сторону, словно щепку.

Первым и не самым радостным открытием для Карнажа и Гортта стало то, что капитан судна оказался еще совсем юнцом. Он навестил убийц драконов когда они укладывали Тарда отсыпаться. На лице едва пробился первый пушок. Возможно этот молодой человек и обладал необходимыми знаниями, но опыта явно не доставало. Когда налетел шторм, он просто растерялся, не зная что делать. Если бы не просоленный морской волк, тот самый кормчий, что пришел в трактир в Шаргарде и чуть ли не пинками вытолкал убийц драконов на трап, возможно, моряки не успели бы даже убрать парусов, дожидаясь команды своего капитана.

Волны обрушивались одна за другой, успев забрать нескольких человек из команды в пучины морских отцов. Туда отправился бы и капитан, если бы Гортт вовремя не ухватил его за шкирку и не бросил к борту. Там бедолага вцепился мертвой хваткой в мокрое дерево и пополз в сторону камбуза под заглушаемую ветром дикую ругань кормчего. От нее и чертям морским стало бы тошно.

— Прочь с палубы! Все! И этого недоноска-капитана с собой прихватывайте! — орал моряк, сражаясь со штурвалом.

Карнаж, хоть и не мог назвать себя бывалым мореплавателем, но был согласен с рулевым, так как молодой капитан представлял в тот момент жалкое зрелище. Полукровка поспешил помочь несчастному и, ухватив за рукав, поторопил в сторону камбуза, до которого самостоятельно таким темпом тот никогда бы не добрался.

— Вы понимаете! — завопил молодой человек, пока «ловец удачи» волок его вдоль борта, — Этого не может быть! Вы понимаете!?

— Что вы несете?! — заскрежетал зубами Феникс, когда его крепко приложило волной о борт, — С каких пор в море не бывает штормов?

— Мы шли вдоль абиссаля![2] Нас учили, что здесь отродясь не случалось никаких бурь!

— Правильно! — рявкнул Гортт, перекрывая завывания ветра и отдергивая руку Карнажа от капитана, — Но какой-то идиот решил отклониться от курса и пошел не над восточным абиссалем, а западнее. Вдоль, то бишь ближе к Огненным Рифам! Не удивлюсь, что на это его надоумил какой-нибудь маг из гильдии, первооткрыватель этого чертова абиссаля, и решил, что пара десятков морских миль — большой крюк!

— Полундра! — закричали два феларских моряка, спешившие мимо них к корме.

Гном и полукровка посмотрели в ту сторону, куда торопились эти двое и замерли — кормчего сорвало со штурвала. Не сговариваясь Карнаж и Гортт со всех ног побежали следом, поминутно обливаемые морской водой.

— Куда!? А ну в трюм, крысы сухопутные! — обрушился на убийц драконов старый моряк, когда сразу десяток рук вцепился в рулевое колесо.

— Пошел к черту! — дружно рявкнули полукровка и гном.

— Вместе пойдем, если на рифы отнесет! — смягчился кормчий, заметив, что усилия этих двоих не помешают, коль скоро они не просто повисли на штурвале, а, как и остальные два матроса, надежно уперлись ногами, не полагаясь только на силу собственных рук, — Навались! Дружнее! Эта проклятая посудина неповоротлива как черепаха!

В словах рулевого была доля истины, и всем пятерым стоило больших усилий удерживать корабль от приближающихся Огненных Рифов. Громоздкое судно было создано для нужд магов и рассчитано на более спокойное плавание. И тем большее изумление вызывал поступок капитана, который решил повести экспедицию по такому странному курсу. Карнаж готов был побиться об заклад, что Гортт оказался прав и на это молодого человека надоумил кто-то из гильдии магов. Но зачем проявлять такую расточительность, даже если в гильдии и впрямь затесались оголтелые сторонники драконов, когда существовал еще добрый десяток способов избавиться от наемников Тарда куда меньшими жертвами?

— О! Дьяволы морские! Мы все ближе к ним! — прорычал кормчий, — Дружнее! Все вместе! Ну!

Пятеро хором ухнули.

— Вот так! Держите так, канальи! Куда?!! — рулевой попытался докричаться до двух моряков, что уставились на поднимающийся из воды вблизи рифов огромный серо-черный вихрь, но они не слышали его.

Пальцы обоих ослабли и угрожающе подогнулись, разжимая хватку.

— Что за дьявольщина?! — кормчий тоже не сводил глаз с вихря, поднимавшего в своем круговороте из воды маленькие светящиеся огоньки. Они завертелись в быстром хороводе, поднимая все выше и выше.

— Это же shar — духи Огненных Рифов! Не смотри на их пляски! Старый осел! — Гортт с силой толкнул моряка плечом.

— Ну уж нет, — глухо засопел Феникс. — Второй раз я туда не попаду и не просите.

«Ловец удачи» последовал примеру гнома и головой ударил в подбородок одному из моряков.

— Ошалел! — вскричал очнувшийся моряк, — Так и скулу своротишь!

— Тебе что, душа своя не дорога?! Так продай кому подороже, а не задарма shar корми! — огрызнулся полукровка и тут же взвыл от боли.

Второй матрос выпустил штурвал и потерял равновесие. Корабль с силой кинуло в сторону рифов под громкие проклятия кормчего и истошные вопли Карнажа, в чью шевелюру мертвой хваткой вцепился злополучный моряк.

— Гортт! — отчаянно позвал гнома Феникс, понимая, что еще немного и этот несчастный заберет его вместе с собой в море.

— Держись!!! — кормчий согласно кивнул и вместе с оставшимся в здравом уме матросом они со стоном навалились на штурвал.

Гном выхватил кинжал, свободной рукой вцепившись в плечо рулевого. В тот миг, когда фивландское лезвие рубануло по кисти матроса, Гортт случайно увидел глаза несчастного. Широко распахнутые в бессмысленном ужасе и пустые, словно кто-то одним махом погасил свечу теплившегося за ними разума. Они были совсем другие, нежели два взгляда феларских моряков по соседству. Там, словно дикий зверь, меж дрожащих век метался простой и такой человеческий страх.

Кинжал гнома резанул еще раз. Накрыла волна, после чего у штурвала осталось уже четверо.

вернуться

2

от греч. abysses — бездонный, часть дна океана как среда обитания морских организмов; располагается в среднем на глубинах 3000–6000 м. Вблизи Абиссаля вода малоподвижна, имеет постоянную низкую температуру и постоянную соленость. Свет полностью отсутствует. Дно мягкое, покрыто тонким илом.

3
{"b":"137171","o":1}