ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Утирая пот со лба, Феникс встал и, пошатываясь, приблизился к извивающейся твари.

— Когда же ты сдохнешь?! — в исступлении прорычал «ловец удачи».

Сквозь стоны мутанта снова начал прорываться смех. Это было последней каплей.

Карнаж накинулся на velg'larn'a, сжав обеими руками его горло и принялся душить. Пыхтение «ловца удачи» вперемежку с проклятиями все еще заглушал металлический хохот, пока Феникс не почувствовал знакомое покалывание в подушечках пальцев. От неожиданности он даже ослабил хватку, что позволило velg'larn'у оторвать затылок от мостовой и посмотреть ему в глаза. Хохот оборвался, когда их взгляды встретились.

— Так весело мне не было уже сотню лет, — прохрипел мутант, чувствуя, как убывают силы, потоком уносясь через пальцы полукровки, — Теперь ты главное чудовище в этой цитадели, ран'дьянец.

По пустынному причалу разнесся громкий предсмертный крик с призвуком металла…

— Где!? — этот пространный вопрос был задан главой убийц драконов настолько громко, что потряс стены трактира.

Предтече этого вопроса было следующим. Едва продрав глаза, Тард уселся на скамье со смутным чувством, которое иногда посещает после предыдущего дня полного забот, и принялся осматривать спавших вповалку кто где наемников. Чувство это было непонятное, однако назойливое: что-то он позабыл, что-то упустил, пока они в спешке выгружали все необходимое с феларского корабля.

И втемяшилось же капитану так торопиться с возвращением?

В попытке прояснить ситуацию, гном осторожно, чтобы не разбудить дрыхнущего рядом Гортта, взял со стола кружку с остатками вчерашнего пива. С улыбкой вспомнив историю на борту, когда двое его рыжих подручных устраивали набеги на трюмы, Бритва не успел сделать и глотка, как вспомнил чего или, вернее, кого не хватало. Вот тогда-то и прозвучал это вопрос в утренней тишине, как гром среди ясного неба.

— Где этот рыжий раздолбай!?? — возопил Тард, внося уточнение.

— Я здесь!

— Да не ты, Гортт!

Под изумленными взглядами тех из наемников, кого смог добудиться, Бритва спешно засобирался.

— А ты куда смотрел? — обернулся он к Гортту, запихивая топор за пояс.

— Я!? — возмутился рыжебородый гном, — Я ему нянька что ли?

Не обращая внимания на проклятья тех, о кого он споткнулся прорываясь к двери, Тард продолжал цедить сквозь зубы все, что он думал о неугомонном «ловце удачи»:

— Молоты Швигебурга! Вынет кто-нибудь шило из жопы у этого полукровки или нет?!

Подойдя к дверям и обернувшись Бритва сурово посмотрел на растерянного Гортта:

— Что сидишь, как пыльным мехом ударенный? Чай не кирпич в штанах! А ну, поднимай задницу и пошли, пока этот стервец нас под наковальню не подвел! С темными эльфами не с своим братом, сам знаешь.

Оба гнома вывалились из дверей трактира и только тогда задались своевременным вопросом: а куда, собственно, направляться? То есть куда обыкновенно заносит полукровок, которым, как говорится, швея под хвост попала?

Гортт с досады плюнул.

Тард набрал в легкие побольше воздуха и… все скверное многообразие швигебургской словесности потонуло в звуке горна, что победоносно пролетел над сонным Venorik Suul.

Не сговариваясь оба последовали в направлении этого звука. Благо горнист, судя по всему, решил продолжать пока не лопнет.

Они торопливо шли по тесным улочкам, пока не выбрались к причалу. Везде сновала стража, а на самой пристани образовалась целая толпа темных эльфов, сверкавшая в лучах восходящего солнца оружием и латами.

Похоже, собрался весь гарнизон.

— Ух ты… — озадаченно почесал в затылке Гортт.

— Зашибись, — протянул Тард, — Ладно, делать нечего, пошли.

Терзаемые любопытством, гномы поспешили на пристань.

Усердно поработав локтями, при этом щедро рассыпаясь извинения, Тард протиснулся через столпившихся воинов. От представшей ему сцены глава убийц драконов опешил.

Карнаж спокойно сидел на остатках феларских ящиков, устало опустив голову на навершие рукоятки меча. И, надо признать, превосходной работы меча, которыми давно славились темные эльфы. Казалось, ему нет дела до обступивших его плотным кольцом воинов. Под ногами «ловца удачи» валялась скрючившаяся в предсмертных судорогах огромная тварь с застывшей на губах идиотской улыбкой. Она то и была объектом многочисленных обсуждений и пересудов, что доносились из сверкавших доспехами рядов.

Горнист наконец-то утихомирился и отступил от тела чудища. Его место заняла статная эльфка в черном плаще, подбитом мехом. Повисла тишина. Воительница с вызовом посмотрела на Феникса. Тот лениво поднял на нее глаза, почувствовав этот взгляд. Некоторое время она изучающее смотрела на красноволосого, и Тард ясно прочел немой вопрос в этом взоре: «Какого черта? Откуда он сюда свалился?»

— Чудовище повержено! — наконец провозгласила эльфка, — Мы благодарим тебя, чужестранец!

— Опаньки, — прошептал Гортт с беспокойством глядя на Феникса.

Тот сидел с безразличным видом, изрядно помятый, но непобежденный.

Полукровка не двинулся даже тогда, когда темные эльфы подняли торжествующий гвалт, потрясая всеми железяками, что оказались под рукой.

— Что здесь происходит?! — рявкнул Тард, подойдя к «ловцу удачи», — Этот парень с нами. Если он причинил вам беспокойство, прощения просим…

— О, нет, что вы? — усмехнулась воительница, — Ваш собрат по оружию избавил нас от чудовища, что много лет обитало в нашем городе и не допускало нас в оружейную. Оно считало нас недостойными клинков предков. Многие пытались победить его, но их всех постигла смерть.

Обернувшись к воинам, эльфка высвободила из-под плаща одну руку и, воздев ее в воздух, крикнула:

— Да славится Черная Вдова! Она не оставила нас. Ее всевидящие глаза нашли для нас избавителя, а руки соткали нить судьбы, что привели его к нам!

— Вы были правы, матриарх! — подхватили воины, — Простите наше неверие!

— Призовите тетрарха, — распорядилась эльфка, — Пусть засвидетельствует в летописи кончину монстра! Теперь мы сможем достойно продолжать дело наших предков!

— Ничего не понимаю, — развел руками Гортт посреди всеобщего веселья.

— Ваш друг, наверное, знаменитый убийца чудовищ? — подошел к Тарду один из воинов, после чего отвесил поклон Фениксу, — И поспешил к нам на выручку, когда узнал о нашей беде.

— А черт его знает, — ответил Бритва, который уже ни в чем не был уверен.

— А как иначе?! — изумился горнист, — Если все наши замки и магические запоры сами открылись перед ним, когда он храбро ступил в подгорные чертоги. Так и было предсказано. Мы даже не узнали о его приходе, как раз в рассветный час, что также было предсказано матриархом! Другой бы погиб, ведь только избранный может пройти сквозь наши магические запоры живым.

И тут Карнаж разразился:

— Да чтоб вашу Черную Вдову за восьмую ногу! Вместе со всеми тетрархами и матриархами! Изуверы!!! Я едва уцелел! Хоть бы табличку повесили, что там живет такое чудище!

— Как же? — искренне недоумевал горнист, — Там и была табличка. На нашем древнем языке…

Вячеслав Седов

2007–2008 г.

68
{"b":"137171","o":1}