ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он попытался кивнуть, но в его горле было слишком много штуковин для интубации. Но он выживет. Девина подняла взгляд на контрольную аппаратуру, частота его сердцебиения перешла в спокойный ритм, кровяное давление пришло в норму. Кислородное число перешло из семидесяти в девяносто.

— Хороший мальчик, — сказала она. — А сейчас отдохни.

Подняв руку, она погрузила его в глубокий, целебный сон, а затем вновь приняла облик старого доброго доктора Дентона.

Вошла, вышла, ушла.

Она покинула стеклянную палату, кивнула охраннику и прошла вдоль коридора мимо льстецов и подхалимов, которые буквально падали ниц перед ней. Что приносило удовольствие. Такое, что хотелось погулять по больнице какое-то время, впитывая опыт пребывания в мужском теле.

Но, с другой стороны, последнее, что ей нужно, — это наткнуться на того, кто хорошо знал парня. И, что более важно, с самого утра у нее назначена встреча с терапевтом, и ей нужно выбрать, что надеть… а это могло занять часы.

Именно поэтому она нуждалась в гребаном мозгоправе.

Время спешить.

Глава 13

Ангельские Авиалинии, пара переливающихся крыльев, к которым Джим еще не привык, вернули его и парней к «Мэриотт» в мгновение ока. Из двух комнат они направились к части Джима. Собака начала выписывать круги, когда банда снова собралась вместе.

— Так что мне сделать? — спросил Джим на месте, гадая, как много лет пройдет, прежде чем он перестань донимать Эдди такими вопросами. Вероятно, много. Эта работа пришла без подготовки, из-за отчаянного положения и с ужасающими результатами.

Идеальный список для Monster.com, да-да.

— Успокойся, — сказал Эд, — и держи значок. Представь ДелВеччио, сидящим лицом к тебе, руки сложены на коленях, глаза смотрят в твои. Как всегда, чем более специфично видение, тем лучше сработает ритуал. Представь, как ты протягиваешь руку и касаешься его лба кончиком пальца, и знай, что это соединение позволит тебе вытянуть из него воспоминания, хотя на самом деле ты не будешь прикасаться к нему. Все это — в разуме.

— Та-да-да-дам, — добавил Эдриан.

Сидя на кровати, Джим держал значок в ладонях, чувствуя себя полным придурком. Во времена специального подразделения, или, черт, и того раньше, когда он был бедным гражданским, он никогда не верил в трансцендентное, гадание по животу, йогов махараши и т. д. Он участвовал в достаточном количестве таких спектаклей, чтобы привыкнуть к подобному, но он всегда будет исполнителем, а не собакой, смотрящей вниз[76].

Плевать.

Он сконцентрировался на значке, вещица кубиком льда ощущалась на его коже, пронзала холодом, а не просто таяла в руке. Было бы проще, знай он ДелВеччио лучше, но он сделал все, что мог, чтобы представить мужчину: темные волосы, красивое как грех лицо, холодные, умные глаза…

За одно мгновение то, что он представил, внезапно стало картинкой в 3-D, будто Джим смотрел на ТВ, и актер вышел из экрана, сев рядом с ним.

Вот только, облик этого парня был полнейшей фигней.

У мужчины было два лица.

Джим покачал головой, будто это могло разрешить проблему. Не помогло. Основное лицо принадлежало ДелВеччио… как и другое, словно двухэкспозиционная фотография.

Что-то подсказывало Джиму не идти дальше.

Но он, тем не менее, пошел.

Протянув руку, он приложил воображаемый палец на воображаемый лоб главного ДелВеччио…

Как только произошел контакт, его пронзил удар тока, останавливая сердце, заставляя тело взмыть. Потом, будто он был камертоном, реверберация пустила в него корни… и захватила контроль. Начав с кончика пальца, дрожь распространилась вверх по его ладони, запястью и руке, то, что началось как слабый тремор, стало столь яростным, что он буквально раскололся на части… пока не стало два пальца, две ладони, два запястья и две руки, и он качался между ними как флаг на штормовом ветру.

Джим смутно осознавал, что кто-то кричал его имя, но возможности ответить не было. Он сражался за свою бессмертную жизнь, размытие грозило уничтожить его… и когда он уже был готов окончательно потерять над собой контроль, ДелВеччио разделились, и образовались две личности, слитые воедино от пояса и ниже.

Тот, что справа, улыбался, и это был не детектив. А старший ДелВеччио из газетной статьи, с запятнанной душой и злыми поступками.

Сукин сын наслаждался своим падением.

Гребаный ад… у Джима возникло ужасное предчувствие, что просто так он от этого не уйдет.

***

Эдриан понял, что дерьмо неминуемо, в ту же секунду, как руки Джима под значком начали вибрировать.

Это не нормально.

А потом струящийся черный дым начал кружить из сложенных чашечкой ладоней спасителя, сливаясь, а затем обрамляя хватку ангела на значке ДелВеччио. Дрожь, начавшаяся как медленный тремор, быстро перешла в жесткую тряску, пока значок не выпал из рук Джима и отскочил от коротко стриженого ковра.

На какое-то мгновение он подумал, что это остановит происходящее, но дым больше не нуждался во внешнем источнике: руки и ладони Джима стали основой, от которой распространялась инфекционная дрожь.

— Если она доберется до сердца, мы потеряем его, — выкрикнул Эдди.

Что подстегнуло их к действиям. Эдриан и его лучший друг подскочили одновременно, устремляясь в разных направлениях. Когда Эдди бросился к смежной двери в их комнату, Эд запрыгнул на кровать позади Джима. Собравшись с силами, он опустился на колени и сомкнул руки вокруг этой широкой груди, располагая хватку как можно выше, чтобы сформировать физический барьер приступу.

Он понял, в какой момент волна нахлынула на него… ледяной холод пронесся по коже, обжигающий холод. Открыв себя, Эд предоставил потоку другое тело, предлагая иную цель… даже если это значило принести себя в жертву.

Но эта хрень не была заинтересована в нем; он оказался просто лежачим полицейским на пути дрожи к груди Джима.

Спасительной благодатью стал раствор из лимона, белого уксуса, перекиси водорода и ведьминого орешника[77], и хорошо, что Эдди всегда был наготове. Он влетел из их комнаты с ведром, полным раствора, он двигался быстро, разливая смесь на свои кожаные штаны и футболку от Всемирного фонда дикой природы.

Ангел качнулся назад, а потом окатил их из ведра, обливая их тела наряду с кроватью. И это стало причиной к эвакуации: с оглушающим визгом зло молниеносно устремилось на выход, оставляя за собой отвратительное тление, исходившее от мокрой головы и груди Джима. После исчезновения злой сущности спаситель рухнул вперед, он ослабел так сильно, что на кровати его удерживала лишь хватка вокруг торса.

— Расслабься, — прошептал Эд, укладывая парня на спину.

Джим открыл глаза и моргнул, будто не был уверен в том, что видит.

— Это потолок, — подтвердил Эд. — Как ты?

— Я не получил… от Века… никакой информации.

— И знаешь, что… ты не станешь повторять это снова.

— Что это за чертовщина… такая? Я будто в турбине побывал.

Эдди сел рядом с ними, устраивая пса на коленях.

— Девина уже пустила в ДелВеччио очень глубокие корни.

— Будь все проклято…она может не жульничать? Хотя бы раз. — Джим прощупал пальцем переднюю сторону своей влажной футболки. — И черт, я чувствую себя загрязненным.

Эдриан вошел в ванную и схватил стопку полотенец. Вернувшись, он накинул одно на Джима, а вторым вытер его голову.

Он не возражал против жесткого боя, если тот был честный… а это дело с Девиной, которая выходит за рамки правил, становится смехотворным. Тем временем, Джим буквально продал себя этому демону за информацию, а на закуску? Найджел, их тренер, казалось, совсем не торопился подать протест вышестоящей инстанции.

Все это полный отстой.

Протянув руку, он подхватил значок и затолкал его в карман. Когда Джим, казалось, собрался возразить, наступил случай «забей-приятель».

вернуться

77

Лещина вирджинская — кустарник или небольшое дерево, распространенные в восточных и южных штатах, на Среднем Западе США и в Канаде. Цветет в октябре-ноябре, на месте опавших листьев появляются желтые цветы. Название (букв. «ведьмин орешник») связано с тем, что соку, выделяемому листьями и стволом растения, приписывались целительные свойства: содержащая спирт жидкость использовалась как примочка против воспаления и раздражения кожи.

27
{"b":"140533","o":1}