ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Прости. Тебе нужно время, чтобы зловоние полностью вышло из тебя. Прикоснешься к этому сейчас? У нас снова возникнут проблемы, причем намного хуже. — Он навел пальцем на лицо Эдди. — И пошел ты. К черту.

Потому что было очевидно, что ангела понесет на очередной раунд «нет-ты-не».

— Я просто верну значок. — Ну, почти. — ДелВеччио проснется без него и подумает, что вконец сошел с ума. Хочешь этого? Отлично. Рад, что ты солидарен со мной.

Прежде чем они успели затянуть волынку, он вошел в их с Эдди комнату и разделся… с трудом. Кожаные штаны сложно снять в их первозданном состоянии, а после лимонного раствора? Они словно приклеились, мать его.

— Поклянись мне, — сказал Эдди, стоя в дверном проеме, — что ты не прикоснешься к нему. Никоим образом.

Эдриан натянул свежую пару и выудил значок из старых штанов.

— Клянусь Богом.

Хрип спасителя, словно он пытался выкашлять печень, — именно то, что обрубило разговор. Джима ожидала адская ночка, и хотя Эдди не особо похож на сиделку, ублюдок преуспел на этой стезе… Эд знал по собственному опыту.

— Я вернусь прежде, чем ты поймешь, что я исчез. — Эдриан улыбнулся. — Поверь мне.

Эдди просто закатил глаза и вернулся в другую комнату, без сомнений, чтобы держать мусорную корзину под рвотными позывами Джима.

В мгновение ока Эдриан оказался на переднем газоне перед маленьким воплощением «дома-милого-дома» ДелВеччио. Поднялся северный ветер, и холодный, кристально-чистый канадский воздух, пришедший из-за границы, защипал синусовые пазухи.

Нет причин стучать. Он просто проник в гостиную, где на диване ДелВеччио по-прежнему дрых без задних ног.

Положив значок на пол рядом с оружием парня и кобурой, Эдриан сел на колени и протянул руку. Проведя ладонью над лицом ДелВеччио, он погрузил парня в еще более глубокий сон, успокаивая несчастного ублюдка.

Они могли уже опоздать, подумал Эд и начал кружить ладонью над головой парня.

— Хэй, приятель, — прошептал он. — Я хочу, чтобы ты вернулся в прошлую ночь. В лес. Вернись в лес. В лес у мотеля. В гущу сосен. Ты припарковал свой байк… и P.S. Ты бы переломился, приехав на чем-нибудь олд-скульном? Бумер? Да ладно? Ты с таким же успехом мог оседлать кофеварку. — Когда брови ДелВеччио дернулись, Эд решил, что дискуссия о мотоциклах может подождать. — Ты припарковал свой европейский кусок дерьма, и сейчас идешь через лес. Ты ищешь Кронера. Ты ждешь Кронера. Скажи мне. Что ты делаешь?

Эд продолжил кружить рукой: — Говори со мной. Что ты собирался…

— Я собирался… убить его.

Слова были тихими, они слетали с едва шевелившихся губ.

— Чем? — подсказал Эд. — Приятель, расскажи мне все.

— Моим… ножом. У меня… с собой был нож, и я… ждал… — ДелВеччио нахмурился снова, но в этот раз скорее казалось, что он смотрел куда-то вдаль, хотя глаза его были закрыты. — Я знал, что он появится.

— И когда он пришел… что ты сделал?

Ожидая ответа, Эд молился о чуде. Он видел репортаж по ТВ, поэтому знал, что кто-то серьезно поработал над этим Кронером. Если каким-то образом это мог сделать кто-то другой, не Век, то, по крайней мере, дела обстояли лучше.

— Я обхватываю мой кинжал… и делаю шаг вперед. Я собираюсь убить его. Своим ножом. — Правая рука парня дернулась у его бедра, потом сжалась в кулак, будто схватив кинжал. — Я собираюсь… Там кто-то еще.

ДелВеччио задержал дыхание и совсем не шевелился на диване, как это было и в лесу.

— Кто? — Когда не последовало ответа, Эдриану захотелось встряхнуть тыкву парня, чтобы прояснить когнитивный затор, но вместо этого он продолжил кружить ладонью. — Кто это?

В этот момент ДелВеччио напрягся, качая головой из стороны в сторону и морщась. Его рука поднялась вверх по груди и потерла виски:

— Я не могу… вспомнить…

Кто-то уже побывал в его котелке, подумал Эдриан. Покромсал его воспоминания.

Гребаный ад. Только один вид на планете был способен на это… а также мог разорвать человека собственными зубами…

— Вампир.

Когда слово вылетело изо рта ДелВеччио, Эдриан выругался. Ага, прекрасно. Только этого не хватало в их без того тесной компании.

И учитывая, как развиваются события, кто может стать следующим? Пасхальный кролик или Гребаная Зубная фея.

Нет, не с их удачей. Скорее Оборотень Джек или Мумия.

Глава 14

Следующим утром Рэйли проснулась до сигнала будильника, и было сложно сказать, хорошо это или плохо.

Эротический сон, в котором они с Веком вернулись на кухонный стол, был в самом разгаре. Но в этот раз пицца не прервала их. В итоге она оказалась полностью обнаженной, Век — на ней, они были в дикой скачке, которая…

Будильник затявкал как йоркширский терьер.

— Заткнись!

Выключив гребаный шум, София решила, что проснуться раньше — не так уж плохо. И хотя ее тело чувствовало себя обманутым, едва ли стоило ехать в главное управление с этими картинами перед внутренним взором.

Душ. Фен. Одежда… с белым хлопковым бельем, спасибо великодушное.

Схватив свою кружку для поездок, она запрыгнула в машину, направляясь на работу в самое время, чтобы влиться в поток машин на Северном шоссе. И, кто бы мог подумать, застрять в пробке с сотней других утренних пташек — именно тот вид вынужденного самоанализа, в котором она не нуждалась.

Боже, мамы бывают правыми во многом: чисти зубы щеткой и нитью, даже если жутко устала; носи шляпу — когда холодно, даже если кажется, что выглядишь нелепо; ешь овощи, даже если они пресные на вкус, потому что тебе нужны витамины и волокна.

И не связывайся с сослуживцами, даже если они чертовски сексуальны и обладают волшебными руками и губами.

Когда она перешла на черепаший темп, разум качался на маятнике между тем, что она проигрывала в голове с самого утра, и кошмаром прошлого вечера, когда внезапно остановили секс, и к ней вернулось здравомыслие.

К слову о диаметральных противоположностях…

Когда зазвонил телефон, первой мыслью Рэйли стало «прошу, только не моя мама». Они были достаточно близки, но не обладали душевной близостью, и это утро — не лучшее для старта.

Но на экране высвечивался не «Дом».

— Детектив Де ла Круз? — сказала она, отвечая на звонок.

— Доброе утро, офицер. Как вы?

В расстройстве. По стольким параметрам.

— Плетусь в пробке. Как сами?

— То же дерьмо, иное направление.

— Выпили кофе?

— Еще как. А вы?

— Ага. Мы словно в офисе.

Послышалось прихлебывание, а за ним — глоток.

— У меня есть новости.

— А я-то подумала, что вы звоните просто пожелать доброго утра.

— Кронер очухался.

Ее хватка на руле усилилась. — Определение к слову «очухался»?

— Только что звонили его врачи, и они в шоке. Этой ночью все изменилось. Его жизненные показатели на уверенном уровне, и как тебе такое: он, мать его, в сознании.

— Срань… я должна поговорить с ним.

— Они не готовы принимать большое число посетителей, но все же позволили нам отправить одного представителя. И это моя рекомендация — чтобы ты не была той, кто отправится туда.

— Это еще почему?

— Ты — его цель. Белая женщина, чуть за двадцать…

— Ближе к тридцати.

— … и поэтому я думаю, что мы добьемся большего, послав мужчину…

— Я могу с ним справиться.

— Я хочу, чтобы он заговорил, а не отвлекался на свои фантазии о том, что он хотел бы сделать с тобой.

Ну не ужасная ли мысль.

— Я не говорю, что ты не должна подходить к нему. Просто это может оказаться нашей единственной возможностью услышать его версию произошедшего. Я не доверяю вещам, которые невозможно объяснить, а его доктор не имеет ни малейшего представления, почему ублюдок все еще дышит… и тем более пришел в сознание.

Рэйли выругалась, но она понимала его точку зрения. К тому же, он не был шовинистом.

С другой стороны, была и другая теория… и она чувствовала себя паршиво, поднимая эту тему:

28
{"b":"140533","o":1}