ЛитМир - Электронная Библиотека

— Стражи не охотятся на стригоев! — Воскликнул Денис. — Они сидят и ждут, поджимая хвосты перед мороями.

К сожалению, отчасти его слова имели смысл. Но только отчасти.

— Сейчас все меняется, — сказала я. — Существуют отряды, которые охотятся на стригоев. Ходят слухи, что морои учатся сражаться вместе с нами. Вы могли бы помочь в этом.

— Как ты, что ли? — Он рассмеялся. — Ты пока не объяснила нам, зачем здесь, а не с ними. Можешь сколько угодно вешать лапшу на уши остальным, но я-то знаю, зачем ты здесь. Я могу видеть это в тебе. — Он бросил на меня безумный, сверхъестественный взгляд, почти заставивший поверить, что он и вправду может. — Ты понимаешь — единственный способ избавить мир от зла, это действовать на свой страх и риск. Самим искать стригоев и убивать их, одного за другим.

— Не имея никакого плана, — закончила за него Каролина. — И не думая о последствиях.

— Мы сильные и умеем сражаться. Чтобы убивать стригоев, больше ничего и не нужно.

И вот тогда я, наконец, поняла, что пытался втолковать мне Марк. Денис в точности озвучивал мои мысли с того момента, как я покинула Академию Святого Владимира. Я сбежала без всякого плана, не опасаясь никакой угрозы, поскольку ощущала, что должна осуществить миссию, которую только я была способна довести до конца. Только я могла убить Дмитрия, уничтожить завладевшее им зло. Я совершенно не задумывалась о том, как справлюсь с этой задачей, а ведь Дмитрий в сражениях почти всегда одолевал меня, и это в бытность свою дампиром. А теперь с силой и скоростью стригоя? Шансы определенно складывались не в мою пользу. Однако меня это не волновало. Я была одержима идеей убить его.

Пока эти мысли бродили в моей голове, они казались имеющими смысл, но сейчас, услышав то же самое из уст Дениса, я поняла, насколько они безумны. Безрассудны, как выразился Марк. Может, этими парнями двигали и хорошие мотивы — в точности как мной, — но они носили совершенно самоубийственный характер. Честно говоря, когда не стало Дмитрия, я не слишком дорожила своей жизнью. Я и прежде не страшилась риска, но только сейчас осознала, что существует огромная разница между тем, чтобы умереть без всякого толка и умереть с умом. Если я погибну в попытке убить Дмитрия только потому, что не выработала никакой стратегии, моя жизнь не стоит и цента.

В этот момент вперед вышел священник и сказал что-то по-русски. Судя по тону и выражению его лица, мне подумалось, что он спрашивает, все ли в порядке. После службы он смешался с толпой. Как человек, он, скорее всего, не понимал этих разногласий в среде дампиров, но, без сомнения, ощущал напряженность.

Денис одарил его самодовольной улыбкой и ответил что-то, прозвучавшее как вежливое объяснение. В ответ священник улыбнулся, кивнул и снова затерялся среди прихожан.

— Хватит! — Резко сказала Каролина, как только священник отошел достаточно далеко, чтобы не слышать. — Вы должны уйти. Немедленно.

Тело Дениса напряглось, мое среагировало так же, готовое к драке. Я подумала, что он вполне может затеять какую-нибудь заваруху. Однако по прошествии нескольких секунд он расслабился и снова обратился ко мне:

— Сначала покажи мне их.

— Что показать? — Спросила я.

— Знаки. Покажи, скольких стригоев ты убила.

Мелькнула мысль — может, это еще какой-то трюк? Все взоры были прикованы ко мне. Слегка повернувшись, я приподняла волосы и продемонстрировала татуировки на шее, маленькие знаки в форме молнии и еще особый знак, полученный за последнее сражение. Судя по тому, как удивленно Денис разинул рот, он никогда не видел такого количества этих меток. Я отпустила волосы и в упор посмотрела на него.

— Еще что-нибудь? — Спросила я.

— Ты впустую тратишь время, — сказал он наконец и указал в сторону окружавших нас людей. — С ними. Здесь. Ты должна поехать с нами в Новосибирск. Мы поможем сделать так, чтобы твоя жизнь обрела смысл.

— Только я могу распоряжаться своей жизнью. — Я кивнула в сторону улицы. — Вас просили уйти. Теперь уходите.

Я затаила дыхание, все еще напрягшись в ожидании драки. Но нет — спустя несколько мгновений они отступили. Прежде чем уйти, Денис бросил на меня последний пронизывающий взгляд.

— Такая жизнь тебе не по нутру, и ты понимаешь это. Если передумаешь, ищи нас на Казакова, восемьдесят три. Мы уезжаем завтра на рассвете.

— Вы уедете без меня, — ответила я.

От улыбки Дениса мороз снова побежал у меня по коже.

— Посмотрим.

ЧЕТЫРНАДЦАТЬ

Стычка с Денисом оставила меня в еще большем смятении, чем прежде. Это была шокирующая иллюстрация к предостережению Марка, воплощение того, кем я могу стать, если не буду осторожна. Разве я не такая же, как Денис? Я бессмысленно нарывалась на неприятности. Правда, не просто так, а по определенной причине, желая выполнить данное себе обещание найти Дмитрия. Я стремилась к погибели и просто обманывала себя, что мной руководят благородные мотивы.

Виктория практически лишила меня возможности без конца жевать эту жвачку. Позже вечером, когда вся семья собралась в гостиной после очередного чересчур сытного обеда, она спросила Алену:

— Можно мне пойти к Марине? Она устраивает вечеринку перед возвращением в школу.

Здорово! Похоже, не только Эйб и алхимики имеют свои секреты. Я переводила взгляд с Алены на Викторию, любопытствуя, чем все закончится. Алена и Ева вязали, но Ева не подняла взгляда. Виктория говорила по-английски. Лицо Алены приняло задумчивое выражение.

— Тебе же уезжать в школу завтра рано утром.

— Знаю. Но я могу поспать в автобусе. Сегодня там соберутся все.

— Все — это не аргумент, — усмехнулась Алена.

— Они тоже утром будут уставшими, — с улыбкой ответила Виктория.

— Ты утратишь возможность провести последний вечер с Розой.

— Я пообщаюсь с ней после возвращения с вечеринки.

— Замечательно. Она должна ради тебя допоздна не ложиться спать.

— Это будет не так уж поздно. Я вернусь к двум.

— Ни за что не поверю. Ты вернешься в середине ночи.

Алена вернулась к своему вязанью. Если я правильно поняла, это было разрешение.

Виктория взглянула на часы. Было почти восемь тридцать. Приближался комендантский час, и это явно тревожило ее, но она, по-видимому, все равно решила идти. Когда мы выходили из комнаты, Каролина бросила на нас странный взгляд, но промолчала. Соня и Павел, поглощенные телевизором, вряд ли даже заметили наш уход. Я должна была разобраться, что происходит.

— Ладно, — заговорила я, когда мы поднимались по лестнице, — что же получается? Я думала, ты не идешь к Марине.

Виктория улыбнулась и поманила меня в свою спальню. Я только недавно узнала, что раньше это была спальня Дмитрия, и каждый раз, оказываясь там, с трудом преодолевала желание зарыться лицом в постель, хотя и понимала, что с тех времен постельное белье меняли бессчетное число раз. Воображение рисовало мне, что от простыней исходит запах Дмитрия и ощущение тепла, как будто мы лежим в постели вместе.

— Я и не иду.

Виктория порылась в своем шкафу и вытащила оттуда короткое красное платье без рукавов, с кружевными бретельками. Ткань была эластичной, чтобы подчеркнуть все прелести тела, это было довольно вульгарно, и я испытала потрясение, когда увидела его.

— Это шутка?

Оказалось, нет. Виктория сняла рубашку, джинсы и надела платье. Оно плотно облепило ее. Грудь у нее была меньше моей, но в таком платье это не имело значения.

— Ладно. — До меня наконец дошло. — И как его зовут?

— Ролан. Ох, Роза! Он потрясающий. И это последняя наша встреча перед школой.

Я не знала, то ли радоваться за нее, то ли огорчаться за Николая. Видимо, из-за Ролана она и отказалась провести с Николаем этот вечер. Она влюбилась по уши, никаких сомнений. Однако это платье…

— Ты, наверно, действительно любишь его, — сухо заметила я.

— Хочешь встретиться с ним?

— Зачем, не стоит мешать вашему свиданию…

38
{"b":"140554","o":1}