ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы не такие, как стригои! — Взорвалась я.

Ее лицо по-прежнему оставалось бесстрастным.

— Морои пьют кровь. Дампиры — чудовищные отпрыски мороев и людей.

Никто никогда прежде не называл меня чудовищной — разве что когда я поливала кетчупом тако.[1] А что еще делать, если просто так невкусно?

— Морои и дампиры не злобные создания, — сказала я. — Не такие, как стригои.

— Это правда, — признала она. — Стригои более злобные.

— Нет, я не то имела в…

Нам принесли еду, и жареный цыпленок почти загасил во мне возмущение от того, что нас равняют со стригоями. По крайней мере, он дал мне отсрочку от немедленного ответа на ее заявления, и я впилась зубами в хрустящую золотистую корочку. Сидни заказала чизбургер с картошкой фри и принялась изящно «клевать» свою еду.

Покончив с ногой цыпленка, я наконец снова обрела способность спорить.

— Мы вообще не похожи на стригоев. Морои не убивают. У вас нет оснований бояться нас.

Я вовсе не испытывала сильного желания втираться в доверие к людям, как и все мы, — учитывая их агрессивность и склонность экспериментировать с тем, чего не понимают.

— Любой человек, которому известно о вас, неизбежно узнает и о стригоях, — ответила она, не столько поглощая свою картошку, сколько играя с ней.

— Знание о стригоях может помочь людям защитить себя.

Какого черта я разыгрываю тут адвоката дьявола?

Она перестала вертеть в руках ломтик картошки и уронила его на тарелку.

— Возможно. Однако мысль о бессмертии может оказаться чрезвычайно искушающей для множества людей — даже ценой того, чтобы в обмен на него превратиться в исчадие ада. Ты удивишься, сколько людей именно так реагируют, когда узнают о вампирах. Бессмертие — огромный соблазн, несмотря на зло, которым оно сопровождается. Многие люди, узнав о стригоях, захотят служить им в надежде на то, что в конечном счете их обратят.

— Это безумие…

Я оборвала себя. В этом году мы обнаружили доказательства того, что люди помогают стригоям. Стригои не выносят прикосновения к серебряным колам, а людям хоть бы что, и некоторые из них с помощью таких колов разрушали моройские защитные кольца. Неужели потому, что этим людям было обещано бессмертие?

— Вот почему, — заговорила Сидни, — с нашей стороны разумнее сделать так, чтобы никто не знал о вас. Вас не существует — всех вас, — и с этим ничего не поделаешь. Вы делаете свое дело, уничтожая стригоев, а мы свое — и при этом спасаем все остальное человечество.

Обгладывая крыло цыпленка, я старалась не вникать в то, что подразумевалось под словами о спасении человечества от таких, как, к примеру, я. В некотором роде ее слова имели смысл. Появляться во внешнем мире и всегда оставаться незамеченными — это практически для нас неосуществимо. И да, вынуждена признать — кто-то должен избавляться от тел стригоев. Люди, работающие с мороями, — идеальный выбор для таких дел. Они могут свободно перемещаться по миру, в особенности если имеют контакты и связи, на которые она намекала.

Я перестала жевать, вспомнив, о чем думала по дороге сюда. Заставила себя проглотить и сделала большой глоток воды.

— Еще вопрос. У тебя контакты по всей России?

— К несчастью, — ответила она. — По достижении восемнадцати лет мы проходим интернатуру, для получения собственного опыта и завязывания всевозможных связей. Я предпочла бы остаться в Юте.

Это звучало даже более невероятно, чем все предыдущее. Я, однако, не стала давить на нее.

— Какого рода связи?

Она пожала плечами.

— Мы отслеживаем перемещения множества мороев и дампиров. Одновременно у нас есть знакомства в высокопоставленных кругах — как среди мороев, так и среди людей. Если у кого-либо из людей возникают подозрения насчет вампиров, обычно мы находим влиятельного чиновника, который может подкупить этого человека или воздействовать другим методом.

«Отслеживаем перемещения множества мороев и дампиров».

Вот оно! Я перегнулась через стол и понизила голос.

— Я разыскиваю город, город дампиров в Сибири. Названия не знаю. — Дмитрий только однажды упоминал это название, и оно вылетело из памяти. — Он рядом с… Как это? Ом?

— Омск, — поправила Сидни.

Я выпрямилась.

— Ты его знаешь?

Ответила она не сразу, но глаза выдали ее.

— Возможно.

— Знаешь! — Воскликнула я. — Расскажи мне, где он. Я должна добраться туда.

Она состроила гримасу.

— Хочешь стать одной из… этих?

Значит, алхимикам известно о «кровавых шлюхах». Неудивительно. Если Сидни и ее товарищи знают все о мире вампиров, они должны знать и об этом.

— Нет, — высокомерно ответила я. — Просто ищу кое-кого.

— Кого?

— Кое-кого.

На ее губах снова мелькнула улыбка, глаза смотрели задумчиво. Сидни съела еще один ломтик картошки. Она лишь дважды откусила от чизбургера, и он уже начал остывать. В принципе я не возражала бы сама доесть его.

— Сейчас вернусь, — сказала она неожиданно, встала и зашагала через весь зал в тихий уголок ресторана.

Достала из своей магической сумки мобильник, повернулась спиной к залу и позвонила.

К этому времени я уже разделалась с цыпленком и не могла удержаться — принялась таскать картошку Сидни, поскольку казалось маловероятным, что она будет доедать ее. И размышляла о том, возможно ли это — чтобы найти город Дмитрия оказалось вот так просто. А когда я окажусь там… будет ли так же просто? И когда встречусь с ним, смогу ли вонзить серебряный кол в его сердце? Снова передо мной возник образ, который я все время гнала от себя, — Дмитрий с красными глазами и…

— Роза?

Я замигала, полностью выпав из реальности, а между тем Сидни вернулась и уселась на свое место.

— Похоже… — Она смолкла и перевела взгляд вниз. — Ты ела мою картошку?

Понятия не имею, как она догадалась, учитывая, какую большую порцию картошки ей принесли. Я едва не допустила промах. Если выяснится, что я украдкой ела ее фри, это послужит еще одним доказательством того, что я «злобное создание ночи».

— Нет, — беззаботно ответила я.

Она нахмурилась, раздумывая, и потом заявила:

— Я знаю, где этот город. Я там бывала.

Я выпрямилась. Черт побери! Это вот-вот произойдет, на самом деле, после всех недель поисков! Сидни объяснит мне, где это, я могу отправиться туда и попытаться закрыть эту ужасную главу своей жизни.

— Спасибо тебе, спасибо огромное…

Она предостерегающе вскинула руку, и только сейчас я заметила, какой несчастный у нее вид.

— Но я не стану сообщать тебе, где это.

У меня отвисла челюсть.

— Что?

— Мне придется отвезти тебя туда.

ТРИ

— Что? Что? — Пролепетала я.

Это не входило в мои планы. Ни в коей мере не входило. Я намеревалась перемещаться по России инкогнито — насколько это возможно. Плюс мне вовсе не улыбалась мысль иметь попутчицу, которая ненавидит меня. Я понятия не имела, сколько нужно времени, чтобы добраться до Сибири, — пару дней, мне казалось, — и все это время слушать рассуждения Сидни о том, какое я ужасающее, злобное создание? Ну уж нет!

Я проглотила негодование, призвав на помощь все свое благоразумие. В конце концов, это я просила об одолжении.

— В этом нет никакой необходимости. — Я заставила себя улыбнуться. — Спасибо за предложение, это очень мило с твоей стороны, но не хотелось бы причинить тебе беспокойство.

— По-другому не получится, — сухо ответила она. — И это вовсе не «мило» с моей стороны. Это даже не мой выбор. Приказ начальника.

— Звучит так, будто для тебя это заноза в заднице. Почему бы тебе просто не рассказать мне, где это, а начальству навешать лапшу на уши?

— Ты понятия не имеешь о людях, на которых я работаю.

— А к чему мне это? Я только и делаю, что игнорирую начальство. Это нетрудно, стоит лишь привыкнуть.

— Да? И как это сработает в случае с нахождением этого города? — Насмешливо спросила она. — Послушай, есть только один способ добраться туда, если ты, конечно, этого хочешь.

вернуться

1

Тако — мексиканский пирожок из кукурузной лепешки со сложной начинкой. (Здесь и далее прим. перев.).

6
{"b":"140554","o":1}