ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Твин-Пикс. Последнее досье
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Бесконечность + 1
Естественная история драконов. Мемуары леди Трент. Путешествие на «Василиске»
Псы войны
Мертвые не лгут
Великие Спящие. Том 1. Тьма против Тьмы
Краткие ответы на большие вопросы
Wildcard. Темная лошадка

— Тебе, пожалуй, не следовало так поступать со мной, — наконец выдавила она из себя.

Арт лукаво улыбнулся:

— Ты же бросила мне вызов...

— Ничего подобного!

— Я тебя предупреждал, что, играя с огнем, можно и обжечься.

— Даже не знаю, о чем ты говоришь, Арт. — Ее голос предательски дрожал.

— Еще как знаешь! — Арт поднял с пола чемодан. — Куда его отнести?

Смена темы застала Луиз врасплох.

— В прихожую. Там за дверью большой стенной шкаф. — Она стряхнула оцепенение и последовала за ним. Ей захотелось, как бы между прочим, произнести что-нибудь легкое, шутливое, остроумное, показав, что поцелуй уже забыт, что она сразу восприняла его всего лишь как милую шутку. Но так и не придумала, что сказать.

Арт с грохотом закинул чемодан на полку, повернулся и более чем сдержанно спросил:

— Теперь твоя душенька довольна?

— Разумеется...

— Вот и хорошо. — Он плотно прикрыл дверцу шкафа и словно припечатал ее ладонью.

Между ними явно нарастала неловкость. Наконец Арт сообразил, что несколько перебрал со своими вескими доказательствами, и, легонько коснувшись ее руки, сказал:

— Мы с тобой еще поговорим... И спасибо за обед.

Луиз наблюдала, как Арт подошел к своей машине, сел и завел двигатель... И даже ухитрилась весело помахать ему, когда тот проезжал мимо. Но как только он исчез из виду, ее улыбка слиняла.

Зайдя в ванную комнату, она пустила прохладную воду и стала рассматривать свое отражение в зеркале: губы все еще сохраняли легкую припухлость, а глаза отчаянно сверкали от навернувшихся слез.

4

Луиз металась на большой двуспальной кровати всю ночь.

«Ты пытаешься бросить мне вызов?» — слова Арта эхом раздавались в ее голове.

«Нет, конечно!» — неубедительно звучал ее собственный ответ.

Она продолжала, как наяву ощущать жар его чувственного поцелуя. Незавершенность ласки будоражила воображение и не давала заснуть. Никто еще ни разу, даже Стан, так головокружительно не целовал ее.

Луиз шептала в темноте его имя, ощущала его руки на своей обнаженной коже, чувствовала, как ее тело тоскует по нему в душной темноте ночи...

Пронзительно зазвенел будильник, и она открыла глаза. Сердце ныло, ночь опять не принесла долгожданного отдыха и внутреннего освобождения.

— Но это был всего лишь сон, — прошептала Луиз, пытаясь подбодрить себя. И все же не просто сон. Арт на самом деле поцеловал ее столь страстно и умело, что она теперь сходила с ума. Прошла неделя с того момента, как они расстались, за этот срок уже вполне можно забыть о событии незначительном, второстепенном. Луиз вновь закрыла глаза, пытаясь избавиться от мучительного возбуждения и одновременно какой-то гнетущей пустоты.

Нужно быть честной: в прошлом случались моменты, когда она спрашивала себя, каково это — поцеловать Арта. И всякий раз решала, что это будет здорово, но даже не могла и вообразить, насколько здорово.

Я не могу потакать своим низменным чувствам и рисковать дружбой с Артом... Наши отношения и без того прекрасны, не стоит губить их неосторожным поведением, сурово напомнила себе Луиз.

Да и вряд ли она прельщает Арта, он дал ей это понять после поцелуя. Слишком быстро он опомнился, слишком стремительно перешел к обычным приятельским отношениям.

Еще хорошо, что Арт уехал по делам на всю неделю. Было бы слишком унизительно для нее, догадайся он о том, как всего один поцелуй напрочь лишил ее покоя.

Ничего у них с Артом и не может получиться. Стоя под тугими струями душа и промывая волосы, Луиз мысленно перечисляла причины, почему у них ничего и никогда не выйдет. Они полные противоположности, и, Господи... Она хотела сказать, что он ей как брат, но эти слова даже мысленно не звучали убедительно.

Необходимо побыстрее все уладить. Но как? Вчера вечером, когда он сообщил по телефону о своем возвращении, у нее подскочило давление от одного звука его голоса! И уж полный восторг захлестнул ее, когда он предложил встретиться после работы в кафе.

— Сегодня скажу ему, что окончательно раздумала идти на свадьбу, — громко произнесла Луиз, нанося на тело нежный, с запахом липового цвета, крем.

На прошлой неделе доставили приглашение от Минни. Торжества по поводу бракосочетания состоятся в маленькой деревушке на побережье. Прекрасный повод, чтобы не ехать. Ей пришлось бы заказывать комнату в гостинице, заботиться о транспорте... Пожалуй, она сегодня же позвонит Минни и скажет, что не сможет присутствовать. Конечно же, ей недостает Стана, она чувствует себя одинокой и уязвленной... Да, да, в этом все дело! Она безумно боится вновь погрузиться в страдания, поэтому и происходит вся эта нелепость с Артом.

Настроение Луиз заметно улучшилось, когда она отправилась на работу. Стояло прекрасное свежее утро, обещавшее жаркий день. Нежно-голубое небо казалось только что вымытым. На тропинках в тени листвы попадались редкие велосипедисты. Крутя педали, она стремительно миновала мост, с которого открывалась чудесная панорама города. В эти ранние часы Брюссель еще казался немного сонным. Над водой стелился туман, но он непременно рассеется, как только пригреет солнце.

Звуки транспорта нарушали утреннюю тишину. С гортанными криками слетели с ветвей и шумно взметнулись над крышами птичьи стаи. Луиз вдруг почувствовала себя свободной от тоски, почти счастливой! — впервые после ухода Стана. Она посмотрела на часы — на работу еще рано. Вполне можно успеть заглянуть к Арту, чтобы сообщить о месте проведения свадьбы. В конце концов, это его дело — ехать туда или нет. А сейчас он распахнет дверь и предстанет перед ней привычным, добрым стариной Артом, просто другом... и не больше! Да, но, с другой стороны, если ввалиться с утра пораньше, он вполне может подумать, что у нее серьезные планы на его счет... После того, как она столь бурно отреагировала на поцелуй, ей следует вести себя поосторожней. Луиз вздохнула и решительно свернула в противоположную сторону.

В конторе царила обычная для понедельника суматоха: звонили телефоны, подносили кучу почты, а неисправность кондиционера предвещала духоту в течение всего рабочего дня. Луиз пренебрегла всем этим и решительно взялась за лежавшую на ее столе папку.

— Здесь дышать-то трудно, не то, что работать, — пожаловалась ее коллега Аделина, открывая окно.

— Электрик придет с минуты на минуту. — Луиз сделала несколько пометок и рассеянно спросила: — Как прошел уик-энд?

— И не спрашивай... Попала на кошмарную вечеринку. Все кругом кучковались, беспардонно сплетничая друг о друге. В конечном счете, там не оказалось ни одного подходящего мужика.

— Кошмар, — посочувствовала ей Луиз.

— А ты как отдохнула?

— Вполне спокойно и приятно.

— Слышно что-нибудь о Стане?

Луиз недовольно качнула головой. Не нравилось ей обсуждать свою частную жизнь на работе. Она не сразу сообщила о разрыве со Станом, а лишь тогда, когда директор объявил о предстоящем торжестве и пожелал уточнить, сколько всего будет народу.

— Значит, сейчас у тебя нет мужика? — поинтересовалась Аделина.

— Нет, если не считать Арта, — рассеянно ответила Луиз. — Но у нас чисто платонические отношения.

— Арт?

— Мой друг, бизнесмен.

— Ах да... И каков он?

— Очень славный парень.

— Красивый?

— Очень.

— Продолжай же, расскажи о нем побольше, — затараторила Аделина, не в состоянии сдержать мучительного любопытства.

— Ему тридцать три года, холост, удачлив в делах и невероятно обаятелен. Вот, пожалуй, и все.

— И между вами никакой романтики?

— Нет, представь себе. Он мой лучший друг, — отметая какие-либо подозрения, отрезала Луиз.

— В таком случае, не познакомишь ли меня с ним?

Явная заинтересованность коллеги заставила Луиз приглядеться к ней. Она вдруг сообразила, что эта привлекательная женщина — блондинка двадцати шести лет со сказочной фигурой и длинными ногами — вполне может увлечь Арта.

11
{"b":"140861","o":1}