ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дженни Лукас

Изумрудное сердце

Глава 1

Вручая пустой бокал из-под шампанского проходящему мимо официанту, Жасмин Коури подумала о том, как легко выходить замуж за нелюбимого мужчину. И зачем она столько времени старалась жить в одиночестве? Следовало выйти замуж еще год назад.

Вечеринка по случаю ее помолвки была в самом разгаре. Все представители высшего общества Кьюзи – те, кто когда-то презирал ее, – теперь толпились в белом павильоне, сооруженном прямо на берегу, попивая шампанское из высоких золотых бокалов и произнося тосты по случаю ее помолвки со вторым богачом Кьюзи.

Ее жених отнюдь не скупился. Кольцо с бриллиантом в пятнадцать карат блестело и переливалось всеми цветами радуги в солнечных лучах всякий раз, когда Жасмин двигала левой рукой. Жених купил для невесты в Париже бледно-зеленое шифоновое платье. Но и в нем ей было жарко, несмотря на то что ветер пустыни развевал ее юбки.

Отсюда был прекрасно виден огромный особняк жениха, построенный в итальянском стиле, на башенках которого колыхались красные флаги с фамильным гербом.

Умар Хаджар никогда ни на чем не экономил. Ни на чем, что ему принадлежало, начиная с лучших в мире скаковых лошадей. В течение года он преследовал Жасмин в Нью-Йорке, и вчера она неожиданно приняла его предложение. Эта вечеринка была первым шагом, который предпринял Умар для того, чтобы жители Кьюзи забыли о связанном с этой женщиной скандале. Он сделает Жасмин своей идеальной невестой по тому же методу, по какому тренирует перспективного скакуна, который первым приходит к финишу, – любой ценой.

Гости по очереди выходили вперед, поздравляя ее. Среди них были и те, чьи порочные сплетни чуть не погубили ее, когда она была слишком юна и беззащитна. Однако нехорошо вспоминать об этом сейчас, поэтому Жасмин благодарила и улыбалась.

И вот появились те, кого она ждала с особым нетерпением, – члены ее семьи.

В последний раз Жасмин видела их в шестнадцать лет. Испуганная шестнадцатилетняя девушка, она была обречена на изгнание и бедность. Она хорошо запомнила убитого горем отца и тихо плачущую мать… Теперь, когда Жасмин выходит замуж за уважаемого человека, никто не сможет обидеть ее или членов ее семьи.

Радостно вскрикнув, Жасмин широко раскинула руки, и в ее объятия бросились старшие сестры.

– Я горжусь тобой, дочь моя! – ворчливо произнес отец, похлопав дочку по плечу. – Наконец-то ты поступила правильно.

– О, мое дорогое дитя. – Плачущая мать обняла Жасмин и поцеловала в щеку. – Как давно я тебя не видела!

Оба родителя постарели. Гордый отец ссутулился, мать поседела. Сестры Жасмин, которых она помнила тощими подростками, превратились в упитанных матрон, окруженных мужьями и многочисленными детьми.

Ради того, чтобы быть со своей семьей и вернуться домой, обрести собственное место в мире, Жасмин была готова отказаться от сотни карьер в Нью-Йорке! Она вышла бы замуж за Умара тысячу раз!

– Я так по вас всем скучала, – прошептала она.

Но вскоре ей пришлось переключиться на других гостей. Несколько мгновений спустя Жасмин почувствовала, как Умар коснулся ее руки:

– Счастлива, дорогая?

– Да, – ответила она, вытирая слезы. Умар терпеть не мог, когда она расстраивалась. – Но некоторые гости все никак не могут дождаться ужина. Кто тот особенный гость, которого ты пригласил, и почему он так опаздывает?

– Увидишь. – Наклонившись, он поцеловал ее в щеку. Высокий, худой, Умар Хаджар, которому было уже под пятьдесят, надевал дизайнерский костюм, даже идя в конюшни. У него было бледное лицо, несмотря на возраст, почти без морщин, с аккуратно нанесенным на него солнцезащитным кремом. Темные с проседью волосы были аккуратно зачесаны назад. Он наклонил голову: – Слушай.

Нахмурившись, Жасмин прислушалась, затем услышала звук, напоминающий гром. Она подняла глаза, но на небе не было ни облачка:

– Что это?

– Наш гость. – Умар улыбнулся шире. – Король. Она глотнула воздух:

– Король? – Внезапно ее сердце сковал страх. – Какой король?

Умар рассмеялся:

– Здесь есть только один король, дорогая.

Будто в замедленной съемке, Жасмин посмотрела через широкую травянистую площадку.

Трое наездников только что въехали в массивные ворота из кованого железа. Охранники Хаджара поклонились почти до земли, когда мимо них проехал первый всадник, за которым следовало двое мужчин в черных халатах.

Все трое с суровыми лицами, вооруженные. Лидер был покрупнее остальных, более широкоплечий. Церемониальный кинжал на его бедре, украшенный драгоценными камнями, говорил о высоком статусе мужчины, а твердый взгляд голубых глаз выдавал жестокий нрав. Под жарким солнцем Кьюзи его белоснежный халат резко подчеркивал сильный загар. Он ловко соскочил с вороного коня.

Задрожав от внезапной паники, Жасмин посмотрела на короля, взмолившись, чтобы ошибиться.

Неужели это… он?

Тринадцать лет Жасмин видела это лицо в своих снах.

Кариф аль-Рамис, принц пустыни.

Гости, узнав его, тихо ахнули.

Кариф. Мужчина, который соблазнил Жасмин и увез в пустыню, что и привело к ее позору и изгнанию из страны. Человек, из-за которого она полжизни была одинока. Мужчина, из-за любви к которому ей пришлось так жестоко расплачиваться…

Через несколько дней Кариф аль-Рамис станет коронованным королем Кьюзи.

Ненависть вдруг проснулась в душе Жасмин, ненависть настолько сильная, что она едва удержалась на ногах. Она вцепилась в руку Умара:

– Что он здесь делает?!

Умар растянул тонкие губы в улыбке:

– Король мой друг. Ты под впечатлением? Это часть моего плана. Пойдем.

Он потащил ее вперед – встречать высокого гостя. Жасмин попыталась сопротивляться, но Умар продолжал удерживать ее жилистой рукой. Ей казалось, что белый павильон, зеленая трава и синее море слились в одно пятно и исчезли. Стараясь перевести дыхание, она перевернула обручальное кольцо на пальце. Огромный бриллиант впился в ее ладонь.

– Ваше величество! – весело обратился к королю Умар. – Вы оказали мне великую честь.

– Это слишком важное событие, Умар, – прорычал мужчина. – Только ради тебя я вернулся в город с полпути.

При звуке голоса Карифа – низкого, сурового, который когда-то казался ей музыкой, – все вокруг снова стало сливаться для Жасмин в одно пятно. Она испугалась, что потеряет сознание в разгар праздника. Как на это отреагирует Умар?

«Будь моей женой, – много лет назад шептал ей на ухо Кариф. Он гладил ее по щеке, смотрел на нее с жаром и страстью. – Выходи за меня».

Нет! Она не может встретиться с Карифом после стольких лет. Не сейчас. Никогда!

Ее сердце бешено колотилось.

– Я должна уйти. – Ее голос надломился, она яростно дернула руку. – Извини…

Изумившись резкости невесты, Умар быстро выпустил ее руку. Потеряв равновесие, Жасмин неуверенно шагнула в сторону и… упала на траву в облаке бледно-зеленого шифона.

Раздалось тихое восклицание, и внезапно чьи-то руки подняли ее на ноги. Жасмин ощутила электрический разряд от прикосновения этих рук, таких мускулистых и сильных, совсем не похожих на изнеженные руки Умара. Жасмин подняла глаза.

Красивое, безжалостное лицо Карифа выделялось темным пятном в свете яркого солнца, когда он поднял ее. Слепящий световой ореол сконцентрировался вокруг его черных волос на фоне невыносимо синего неба…

Он по-прежнему держал ее за руку, когда их глаза встретились. Зрачки Карифа расширились.

– Жасмин?… – выдохнул он, крепче сжимая ее руку.

Она не могла ответить, была не в состоянии даже вздохнуть. Жасмин смутно слышала крики чаек, летающих над Средиземным морем, и жужжание насекомых. Она едва замечала две сотни высокопоставленных гостей, которые наблюдали за ними из павильона.

Время словно остановилось. В этом мире остались только она и Кариф. Все было именно так, как она видела во снах все прошедшие тринадцать лет, лежа в одиночестве в нью-йоркском пентхаусе.

1
{"b":"141417","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Николь. Душа для Демона
История елочных игрушек
#Малоизвестная актриса и #Простостихи
Джек Ричер, или Прошедшее время
Воительница Лихоземья
День опричника
Поле зрения
Видок. Чужая месть
100 рассказов из истории медицины