ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дерзкий, юный и мертвый
Эльфийский для любителей
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Покровители
Сестры
Каким человеком вырастет ваш ребенок? Мораль и воспитание детей
Страж Вьюги и я
Принеси мне удачу
Мужская еда. Секреты кухни для сильных духом. 46 лучших блюд на все случаи жизни

Финн тихо сказал:

— Делать свое дело и быть уверенной в себе, с этим я согласен, но что касается не быть самой собой, тут мы с вашей сестрой отчасти расходимся. Я думаю, вы всегда должны оставаться самой собой... — Он убрал руку с ее талии.

Люси пристально посмотрела на него.

— Почему?

— Потому что вы не очень хорошо умеете притворяться тем, кем не являетесь. Конечно, я не утверждаю, что умение оставаться самой собой принесет вам работу.

— А почему нет?

— Высказывать первое же, что пришло в голову, не то качество, которого я жду от сотрудников.

— Ну, это меня не удивляет. С другой стороны, я думаю, что к каждому своему высказыванию вы относитесь словно к библейскому, не более и не менее... Я даже подозреваю, — продолжала Люси дрожащим голосом, — что они для вас даже важнее. Меня необычайно веселит ваша уверенность в том, что вы хорошо меня знаете. — Она помахала рукой. — Мне нужно на автобус.

— Не так быстро. — Финн поймал ее руку.

Несколько секунд они так и стояли, неотрывно глядя друг на друга, и ни один не хотел уступить. Люси с любопытством обнаружила, что ее безотлагательные дела, в общем-то, терпят.

— Не уходите. Давайте выпьем кофе.

По лицу Люси скользнуло удивление.

— Вот еще, зачем это?

— Может быть, затем, что в моей компании очень интересно? И, — добавил Финн, ничуть не смущенный ироническим фырканьем Люси, — вам нужно развеселиться. Мне очень жаль, что так вышло с работой.

— Не кривите душой, вам ни капельки не жаль. — Она нетерпеливо откинула выбившуюся прядь волос.

— Кто из нас кривит душой?

— Что вы хотите этим сказать? — Люси нахмурилась, услышав в собственном голосе оборонительные нотки.

— Например, вы и не хотели получить ту работу.

Люси открыла рот, чтобы опровергнуть нелепое обвинение, но промолчала... Страшно представить себе, что нужно было бы каждый день в одно и то же время являться в офис и быть у кого-то на побегушках!..

— Раз уж вы такой эксперт, то, полагаю, знаете и то, что придает мне силы...

Нет еще, но Финн пришел к выводу, что это интересно было бы выяснить...

— Ну, вам удалось найти уйму всевозможных причин, по которым вам не подходит эта работа.

— Может быть, кому-то, кто никогда не испытывал неуверенности в себе, это трудно понять, но многие скорее будут винить во всем себя, чем доказывать всем и каждому, что они — лучшие в мире.

— Люси, скажите честно, разве вы хотели получить эту работу?

— Это была очень хорошая работа, — уклончиво ответила она.

Новое доказательство того, что врать она не умеет, вызвало у него улыбку.

— Это не единственное место, Люси.

Она недоверчиво посмотрела на Финна: он смеется или действительно верит, что все так легко? Что ж, может быть, и легко... для него.

Она повернулась и пошла, сердито бросив через плечо:

— Другие места для тех, у кого есть квалификация и опыт.

Это могло бы выглядеть комичным, но не выглядело. Она ступала босыми ногами с таким естественным достоинством, что вызывала только восхищенные взгляды. Во всяком случае, так решил Финн.

Если бы спина могла кричать о возмущении, то стройная спина Люси вопила бы. Финн несколько секунд наблюдал за ней, получая, как всякий мужчина, большое удовольствие от плавного покачивания женских бедер. Потом он догнал ее, поняв, что забыл причину, по которой здесь находится: ему нужно спасти своего брата от Энни Фостер.

А кто спасет тебя, Финн? Он не нуждался в советах внутреннего голоса. Женщины, подобные Люси, в его жизненные планы не входили. Финн встречался с дамами, которые, как и он, предпочитали приятное времяпрепровождение. В тот момент, когда у его подружек появлялось желание подружиться с Лайамом, или они задерживались в ювелирном магазине перед витриной с обручальными кольцами, Финн немедленно расставался с ними.

А Люси Фостер являлась, без преувеличений, всемирным центром проблем. Увлечься ею было бы менее разумно, чем построить дом на вершине вулкана.

Но какой вред от кофе? И потом, она могла дать ему нужную информацию...

Люси намеревалась не обращать на него внимания, но нелегко игнорировать того, кто в равной степени равнодушен и к ледяной неприязни, и к враждебным взглядам. К тому же в глубине души она знала, что ее до ужаса влечет к этому мужчине, влечет так, что она ничего не может поделать с собой...

— Чем вы собираетесь сейчас заняться?

Люси оставила попытки притвориться, будто его здесь нет.

— Вернусь домой, открою бутылку вина, буду в огромных количествах есть бельгийский шоколад до тех пор, пока не затошнит, и плакать над каким-нибудь сентиментальным фильмом.

— Ну, все это вы сможете проделать и после того, как выпьете со мной кофе.

Если бы она не знала истинной причины, по которой Финн преследовал ее, такая настойчивость очень польстила бы ей.

Люси резко остановилась.

— Я не могу сказать вам, где они, просто потому, что сама этого не знаю.

— Я не это хотел спросить, — отозвался Финн и неожиданно для себя обнаружил, что так оно и есть.

Люси поглядела ему в лицо и сразу опустила глаза, испугавшись, что он заметит ее волнение. Вопреки всякой логике она ему поверила.

— Куда мы собираемся? — Это не свидание, подумала Люси, и надо вести себя соответственно. Следуя собственному совету, она сделала вид, будто ей все слегка надоело.

Финн, казалось, этого не замечал. Он почесывал нос и продолжал вести себя в высшей степени загадочно, что не могло не раздражать.

Наконец, пройдя по улице всего несколько ярдов, он остановился перед небольшим, но дорогим магазинчиком. Люси выжидательно посмотрела на него.

— Придется зайти сюда, — сказал он, взял ее за плечи и решительно протолкнул в двери. — Вам нужна обувь.

Он помогал ей выбирать туфли, его бесполезные советы одновременно сердили и смешили Люси. Наконец она приобрела спортивные тапочки, которые с шикарным костюмом Энни, вероятно, смотрелись очень нелепо. Люси посчитала необходимым кое-что объяснить Финну для его же пользы, поэтому взгляд, который она в него нацелила, был совсем не сексуальным.

Веселье, мерцавшее в его глазах, сразу померкло.

— Вы выглядели бы сексуально даже в мусорном ведре, — высказался он с бесстрастием, абсолютно не соответствовавшим выражению его глаз.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Финн привел ее в «Кофейный домик», популярный среди богатеев и знаменитостей.

Люси чувствовала себя неуютно.

— Не уверена, что это хорошая идея, — проворчала она, когда официант, приняв у них заказ на чай, отошел.

— Вы предпочитаете кофе?

— Я говорю не о чае, а об этом, — воскликнула она, подчеркнув последнее слово.

— Ага, очень жаль. Когда я был тут в последний раз, еще сохранялся стиль короля Эдуарда. А сейчас царит модерн.

— Считается, что это очень современно.

— Вы такое терпеть не можете, — мягко поддразнил он. — Признайтесь.

— Признаюсь, терпеть не могу, — согласилась она.

— Я так и знал. — Откинувшись на спинку стула, Финн задержал взгляд на груде искореженного металла, лежащей на подиуме в центре зала. — А что вы думаете об этом?

— Я хотела сказать, что неудачной была сама идея принять ваше приглашение.

— Понимаю, — отозвался он. — Я старался, чтобы вы чувствовали себя непринужденно.

— Это выше даже ваших способностей, — сухо бросила Люси.

— Почему?

— Ну, вы... — Она опустила ресницы. — Вы причиняете мне... Я чувствую себя неловко рядом с вами. — Финн лукаво прищурился, и она заторопилась: — Потому что я вынуждена созерцать ваши, как я это называю, трюки, цель которых заставить меня кое-что сообщить вам о моей сестре.

Финн стиснул зубы и провел рукой по аккуратной прическе.

— Можем мы хоть ненадолго отрешиться от этого?

Люси поверить не могла тому, что слышит (как и Финн, хотя этого она знать не могла).

10
{"b":"142277","o":1}