ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я была няней. Теперь, если не возражаете... — Настало время закругляться.

— Няней, — Финн смотрел задумчиво, — так, это интересно.

Люси пришла в замешательство.

— Не понимаю, почему. Я официально считалась помощницей по хозяйству, работала за квартиру и питание, попутно обучалась языку, но большую часть времени проводила с детьми.

Финн увидел, как ее расстроенное, застывшее от напряжения лицо смягчилось, когда она упомянула о детях.

— Вам это нравилось? Вы любите детей?

— Ради бога, я!.. Господи боже! — Люси хватала ртом воздух, глаза, округлившиеся от ужаса, были прикованы к паре, только что появившейся в дальнем конце зала. Она съежилась, стараясь укрыться за массивной фигурой Финна. — Не двигайтесь! — умоляюще прошипела она.

— И не собираюсь, — откровенно признался он, — но я думал, что вы хотели уйти. Рад, что вы решили остаться, но, — добавил Финн, видя, как она пытается сжаться в комочек, — что вы делаете?

Повинуясь инстинкту, давшему команду «прячься», Люси схватила Финна за руку и скользнула в кресло рядом с ним.

— Я только что увидела кое-кого, кого очень не хотела бы встретить... Нет, не смотрите... — Положив палец на его твердую скулу, Люси резко повернула его голову к себе. Их глаза встретились. От того, что она обнаружила в его взгляде, у нее перехватило дыхание.

После нескольких мгновений неподвижности она тряхнула головой и, испуганно охнув, попыталась убрать палец, но он ладонью накрыл ее руку.

— Пожалуйста.

Финн не сразу отозвался на ее просьбу, но потом, пожав плечами, выпустил ее пальцы. Люси испытала двойственное чувство, облегчения и разочарования, как будто в глубине души ей не хотелось, чтобы он ее отпускал.

— Они... они увидят меня... Если мы встанем, и я пойду с той стороны от вас, то можно добраться до двери... на счет три...

— Черт, мне всегда хотелось быть шпионом, но могут подумать, что мы смываемся, не заплатив по счету, и, кроме того, одной стычки с законом в день вполне достаточно.

— Все, слишком поздно — он меня увидел! Идет сюда! — сказала Люси осипшим от страха голосом. — И она с ним! Как я выгляжу? — забеспокоилась Люси.

Как раз тогда, когда ей требовался от Финна хоть какой-нибудь ответ, он, казалось, потерял дар речи.

— Вы выглядите прекрасно, — проговорил он наконец.

— После всего, что случилось, — подавленно объявила Люси, — я этого просто не перенесу. Господи помилуй! — добавила она, потому что Руперт был уже так близко, что стали видны белки его глаз. — Да не стойте же, словно манекен в магазине, делайте что-нибудь!

Совершенно бессмысленное заявление. Собственно, она и не рассчитывала, что Финн что-то может сделать. И уж никак не ожидала, что он поступит подобным образом!

Как утопающему, стремящемуся выбраться на поверхность, Люси не хватало воздуха. Сначала лицо человека, склоняющегося над ней, показалось ей темным пятном, но, когда кровь начала стучать у нее в висках, лицо приняло ясные очертания.

Она в ужасе широко раскрыла глаза, все ее тело охватила мучительная, но прекрасная дрожь. Люси поднесла трясущиеся пальцы к губам, на которых все еще ощущалась твердость и нежность его губ.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

— Вы поцеловали меня!

Люси тряхнула головой, чтобы разогнать густой туман.

— Вы поцеловали меня! — повторила она с запоздалым возмущением.

— Вы просили что-нибудь предпринять, — невинно напомнил Финн.

Ты ведешь себя так, будто до этого никогда не целовалась, подумала Люси и решила, что в ее же интересах лучше сделать вид, что ничего особенного не произошло.

Призвав на помощь всю свою самодисциплину, девушка глубоко вздохнула.

— Делайте что-нибудь, но ведь не это, — выразительно прошипела она.

Финн вгляделся в ее карие глаза и улыбнулся.

— Что я могу сказать? — Он пожал плечами. — Я проявил инициативу.

— Ту самую, по которой ваша рука оказалась на моей талии? — Другая рука покоилась на ее затылке и слегка его поглаживала. Эффект был гипнотический!

— Это — поясничный отдел вашего позвоночника. А вот это... — Его рука скользнула ниже.

— Когда мне потребуется урок анатомии, я скажу вам об этом... — вскрикнула Люси и оттолкнула его, но не раньше, чем он почувствовал тепло ее тела.

Она просто физически ощущала, как он сдерживает смех, и почувствовала себя оскорбленной десятикратно.

— Теперь, думаю, мои долгие бессонные ночи станут веселее, — пробормотал Финн.

— Вы... вы... — захлебывалась Люси.

— Это прекрасно, не так ли? Теперь мы повязаны.

Люси уже хотела сказать ему, что он ненормальный. Но тут ей пришло в голову, что его поцелуй был самым большим ее переживанием за долгое-долгое время. Что это? Просто констатация отсутствия личной жизни или симптом чего-то более серьезного? Ни то, ни другое ее определенно не радовало, но она чувствовала, что оживает. Вот это ее очень беспокоило.

— Люси, да ты ли это? — Чей-то дружеский окрик прервал ее размышления.

Перед тем как обернуться, Люси оттолкнула Финна, который с интересом и блеском в глазах наблюдал за сменой настроений на ее лице. Набрав побольше воздуха в грудь, она изобразила самую блестящую и беззаботную улыбку.

— Руперт, какой сюрприз... — Ее улыбка слегка померкла, когда она посмотрела на миниатюрную брюнетку с большими карими глазами и нежным взором, стоявшую рядом с Рупертом. Всем известно, что эта хрупкость в высшей степени обманчива, но она доставляет огромное удовольствие мужчинам, пробуждая в них и покровительственные, и охотничьи инстинкты. — И Элен тоже... — Люси вдруг замолчала, не в силах удержать на лице выражение радости. — Прошло много времени. — Она судорожно пыталась подобрать слова.

Женщина, на которой Руперт женился, порвав с Люси, ответила такой же неискренней улыбкой.

— Ты хорошо выглядишь, Руперт. — Наконец справившись с собой, Люси оглядела и его. — Должно быть, брак пошел тебе на пользу. — Странно смотреть на него и сознавать, что если бы дела пошли иначе, то рядом с ним могла бы стоять она.

Но почему вдруг в ее голове мелькнули слова «повезло» и «спасение»?

— Я с трудом узнал тебя, Люси. — Руперт расстегнул пуговицу на двубортном костюме, и она сразу заметила, что он набрал вес. — Ты выглядишь... изумительно!

Люси поразилась безнравственности мужчин. Ирония ситуации состояла в том, что сейчас Руперт смотрел на нее с большим восхищением, чем когда они были обручены. Но еще более поразительным был тот факт, что его восхищение не вызвало в ней никакого отклика.

— Еще как! — пробормотал над ее головой Финн, его густой, теплый голос вкупе с рукой, возложенной на ее талию, были заявкой на собственность, объявлением: «Она моя, руки прочь!»

Люси подняла голову, посмотрела на него, и ее живот судорожно напрягся. Глаза Финна подтвердили то, что она расслышала в его голосе.

Этот человек — актер от бога, потрясенно решила она.

Вообще-то, Люси была рада, что Финн не из тех, кому нравится оставаться на заднем плане.

Чем бы он ни руководствовался в своем выступлении, он отвлек внимание от нее.

Люси повернулась к Руперту и его жене, которые ждали, когда она представит им своего молодого человека. Ну что ж, после того как они видели, что Люси и Финн целовались, едва ли можно отрицать, что она знакома с этим мужчиной.

Люси вспомнила прикосновение его языка к своим губам, и на нее накатила волна противоречивых эмоций.

— Это Финн Фицджералд. — Она слегка повернула голову и уставилась куда-то в его ухо. — Финн, это доктор Руперт Дрейк и его жена Элен.

— Фицджералд? — впервые вступила в беседу Элен. — Не вас ли я на прошлой неделе видела в телепередаче, посвященной возрождению ирландской экономики?

— Нет, там, скорее всего, был мой брат. Коннор более фотогеничен, а я — парень сугубо закулисный.

Элен неуверенно улыбнулась.

— Да, его акцент кажется более...

12
{"b":"142277","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Технарь
Корея. Все тонкости
Как создать свое новое тело
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Забыть нельзя, влюбиться невозможно
Баллада о мошенниках
Тайная жизнь писателей
Кето-кулинария. Основы, блюда, советы
Немного ненависти