ЛитМир - Электронная Библиотека

— Подумайте о тех огромных деньгах, которые люди могли бы потерять при неудачном вложении.

— Подумайте о том огромном удовольствии, которое они могли бы получить, если бы смотрели на то, что им нравится.

Такая концепция показалась Элен слишком анархичной, поэтому она предпочла сделать вид, что принимает его слова за шутку.

— Серьезно, — сказала она, — если вам понадобится совет, я буду очень счастлива...

— Благодарю за предложение, — прервал ее Финн с оттенком нетерпения в голосе, — я не большой любитель сдавать в аренду экспертам части моей жизни. Своим собственным, неумелым, неуклюжим, неопытным способом я выбираю произведения искусства, пью вино и раздаю поцелуи, невзирая на то, что с материальной точки зрения это весьма неэффективное использование моих ресурсов. Полагаю, — добавил он, растягивая слова и бросая на Люси озорной взгляд, — из-за этого я могу смешно выглядеть.

После его речи никому уже не хотелось продолжать беседу. Пришла пора прощаться, и Люси от души повеселилась, услышав от Руперта вялое: «Нам нужно будет как-нибудь встретиться».

По выражению лица Финна он понял ответ, словно тот был произнесен громко и отчетливо. Самое смешное, что Руперт, наверное, подумал, будто это враждебность мужчины к любому потенциальному сопернику.

Неизвестно еще, что смешнее: сама мысль о том, что Финн может серьезно ею заинтересоваться или что кто-нибудь, имевший Финна в любовниках, мог бы после этого хотя бы взглянуть на Руперта.

Строгий, эстетически совершенный профиль Финна притягивал взгляд Люси, и вдруг она поймала себя на том, что опять размышляет, какой из него вышел бы любовник. В эту тему лучше было бы не углубляться, но, как с ящиком Пандоры, подняв крышку, она уже не смогла ее захлопнуть.

Несерьезный или требовательный? Преданный или восхищенный взгляд? Ее глаза рассеянно блуждали по его фигуре.

Порой самонадеянные женщины думают, что могут изменить мужчину, как только его заполучат, и при этом сами ради достижения нужного им результата согласны на некоторые компромиссы. В данном случае недостатки Финна составляли едва ли не половину его привлекательности. Интересно, спрашивала себя Люси, что я изменила бы в Финне, если бы у меня появился шанс?.. Ничего! Именно в этот момент Люси поняла, что нужно как можно быстрее найти решение собственной проблемы: между ней и Финном должно сохраняться самое большое расстояние из всех возможных! После лихорадочных размышлений она остановилась на наилучшем выходе: надо игнорировать его, и тогда Финн потеряет интерес к преследованию.

Мужчинам его типа не нравится, когда их игнорируют. Они любят быть на виду, и потому предположение, что если не уделять ему внимания, он недолго будет крутиться возле нее, выглядит спасительным.

С другой стороны, вдруг ей, как всегда, не повезет и Финн сочтет это вызовом?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Они уже стояли на тротуаре, а у Люси так и не появилось возможности проверить свою теорию. Очень трудно, почти невозможно игнорировать такого человека, как Финн.

— Ситуация, — произнесла она, и голос ее задрожал, — и так была ужасно неловкая, а вы ухудшили ее в сто раз! О чем вы думали, когда это проделывали?

— Вот и вся благодарность, которую я заслужил. — Гневные слова вырвались против его желания, широкие темные брови сошлись на переносице. — Никак не могу понять, что вы могли найти в этом парне.

Она застыла, пораженная презрительным и осуждающим тоном.

— Вы говорите о Руперте?

Ее холодное пренебрежение Финн проигнорировал. Бормоча проклятия, он оттащил Люси в сторону от плотного потока пешеходов, чтобы избежать столкновения с прохожим, использовавшим зонтик в качестве копья.

— Бабник, — прорычал он с напускной дерзостью.

— Что вы имеете против Руперта?

— А вы не считаете его полной дрянью?

— Люси иронически выгнула бровь и отступила от него.

— Еще одно, столь характерное для вас, скоропалительное суждение...

Кстати, она была полностью согласна с Финном, но, разумеется, не имела никакого желания ему об этом сообщать.

— Как бы вам понравилось, если бы я начала обзывать ваших друзей?

— Хотите сказать, что он не неудачник?

— Руперт считается интеллектуалом, он — профессор древней истории.

Разумеется, это не означало, что она не может найти общий язык, например, с Финном, не способным промолчать, даже если он знает, что этим только отталкивает ее от себя.

— Жена его выглядела как заболевшая скаковая лошадка, что, впрочем, вряд ли удивительно.

— Жаль, вы не поняли, что она немного самовлюбленный человек. Но вы были так грубы с ней...

— Я не хотел обидеть ее, — отрезал Финн. — Я говорил так потому, что ее муж распускал возле вас слюни. — Он выразительно скривил губы.

Люси покраснела.

— Он не пускал слюни!

— Мне чертовски жаль женщину...

— Вам жаль? — Несомненно, причина, по которой он смотрит на нее так, будто она совершенно разочаровала его, еще выяснится, но сейчас Люси смутилась.

— Что ж, очевидно, для нее было большим потрясением встретить вас. — Финн опустил глаза и обвел взглядом плавные линии ее тела. Люси увидела, как дернулся его загорелый кадык, как будто он что-то проглотил. — Вы так выглядите!

Взгляд Люси проследил за его пристальным взором... конечно, сейчас ее вид нельзя назвать безупречным, но не так уж плохо она выглядит, чтобы вызвать столь явное отвращение.

— Вы хотите сказать, что изысканную Элен могут оскорбить спортивные тапочки и мое появление на публике не при полном параде?

Финн покачал головой.

— Ваше появление на публике в таком виде заставит ее задуматься, а не провести ли ей весь следующий год в салоне красоты, — возразил он.

— Это... это что, комплимент? — недоверчиво пробормотала Люси.

Финн стиснул зубы.

— Что случилось, Люси? Вы не удовлетворены тем, что только один мужчина строил из себя идиота, находясь рядом с вами? Хотите, чтобы и я тоже?

Ее щеки опалил смертельный стыд.

— Я... я не хочу... — Она даже начала заикаться.

— Это не то, что я хотел бы услышать.

— Значит, вы...

— Что я, Люси? — подначил Финн. — Заблуждаюсь? Я так не думаю. Как долго это продолжалось? — резко добавил он.

— Как долго продолжалось что? — ее расстроенный шепот был еле слышен.

— Эта история, — устало ответил Финн.

Люси моргнула.

— Что вы сказали?..

— Или все еще продолжается?

— Я в самом деле не имею ни малейшего...

— Жена все узнала? — настаивал он. — Полагаю, они обычно узнают.

Вдруг Люси поняла, о чем он говорит, и ее замешательство тут же сменилось ослепляющей яростью.

— Как вы смеете?! — Ее трясло от гнева. — Ханжа, лицемер... — прошипела она сквозь стиснутые зубы.

— Господи помилуй, не старайтесь убедить меня, что вы не спали с этим мужчиной! Это было совершенно понятно по тому, как его маленькая крыса на вас смотрела, — ухмыльнулся Финн.

— Даже если бы я спала с целой футбольной командой, это все равно не ваше дело. Да, я спала с Рупертом, — произнесла Люси с горькой улыбкой.

При этих словах ноздри Финна затрепетали от отвращения.

Руперт был ее первой любовью, и иногда ей казалось, что мог бы стать единственной.

— ...но ведь тогда было почти обязательно спать с тем, с кем ты помолвлена. Хотя, честно говоря, мы этого недолго ждали, — призналась она. — Видите ли, я думала, что нашла своего единственного, и с трудом дождалась, когда потеряю свою...

Тихое, сквозь зубы, проклятие изумленного Финна притормозило поток ее признаний. Люси спохватилась: неразумно выворачивать душу перед тем, кто, весьма вероятно, не желает выслушивать ваши самые сокровенные, самые темные тайны.

— Значит, вы были?..

Она подняла голову и кивнула. Финн, несмотря на загар, выглядел довольно бледно.

— Все правильно, я — как раз та, кого обманули... женщина, достойная презрения!

14
{"b":"142277","o":1}