ЛитМир - Электронная Библиотека

Его новая пассия, конечно, имела все, что так нравится Кону: длинные, стройные ноги, пышный бюст, точеные черты лица и самый что ни на есть неприступный вид. Но Финн не сомневался, что она так же безжалостна и эгоистична, как и две предыдущие миссис Фицджералд.

Финн порой недоумевал: неужели Коннору нравится топить лед женских сердец, пытаясь отыскать то, чего, возможно, в этих сердцах нет, и не было никогда?

Уверенный в том, что человек сам вершит свою судьбу и сам должен отвечать за свои поступки, Финн решительно отвергал модную ныне тенденцию винить в собственных пороках тяжелое детство. Но, думая о брате, он начинал подозревать: а не было ли там чего-нибудь такого?

Их родители развелись, когда Финну было десять, а Кону восемь. Достойные доверия, респектабельные и ответственные взрослые не придумали ничего лучше, чем разделить детей наряду с собственностью.

Кончилось тем, что Финн остался с матерью, высокой блондинкой. Совпадение? Он нежно любил свою мать, но это не мешало ему видеть недостатки ее характера.

— Чем могу помочь?

Люси выдавила улыбку, не особо широкую, не особо теплую, но эта улыбка осветила ее лицо и добавила морщинок в уголках глаз (а это, если верить Энни, вело к преждевременным «гусиным лапкам»), но губы ее при этом жестковато подрагивали, что придавало ей озабоченный вид. Она действительно волновалась. Беспокоилась о том, что опоздает на собеседование, переживала, что выкажет себя там полной дурой, а неисчислимые слои так называемого «естественного» макияжа пойдут трещинами. Она боялась не устоять на трехдюймовых каблуках. Как правило, Люси носила кроссовки.

Мужчина, налегавший пальцем на дверной звонок, выпрямился. Люси подняла голову, чтобы посмотреть на него... и заморгала, увидев пару самых голубых глаз, какие когда-либо в жизни видела.

Непонятная враждебность, которую она обнаружила в этих лазурных глубинах, резко выпрямила ее недавно выщипанные и вопросительно вздернутые брови.

Нельзя сказать, что Люси воображала, будто может вызвать восхищение человека, который стоял перед ней, и в котором было все то, чему она инстинктивно не доверяла и чего не любила в мужчинах.

Просто он походил на капитана футбольной команды, которому она когда-то помогала выполнять домашние задания по математике, а он потом не смог вспомнить ее имя. Незнакомец был из тех мужчин, при чьем появлении в комнате сразу прерываются все разговоры. Он был таким, каким хотят быть все мужчины, каких желают все женщины.

На какое-то мгновение Люси снова стала той высокой, тощей, прыщавой девочкой-подростком, на которую ни один мальчик не обращает внимания, если только ему не нужно списать домашнюю работу. Разумеется, последней смеялась она. К тому времени, когда они добрались до выпускного класса, прыщи исчезли, Люси пополнела во всех положенных местах, а результат экзамена позволил ей получать в университете повышенную стипендию. Но слаще всего было воспоминание о том, как она отказала футболисту в свидании.

Но вид человека, который напомнил ей прошлое, заставил Люси ощетиниться.

Поджарый, высокий, мускулистый, с широкими плечами и длинными ногами.

Добавьте сюда широкий, умный лоб, крупный рот, высокие скулы, хорошей формы прямой нос, чисто выбритый, жесткий подбородок и здоровую загорелую кожу — и вот вам внешность, с которой можно продать все что угодно. Все-таки прав рекламный народ, утверждающий, что сексуальность способна продать все!

Единственное, что в ее глазах могло бы оправдать такого красавчика, — его собственное невнимание к факту, что он до неприличия сексуален... и приветливая, скромная улыбка тоже. Люси позволила своему взгляду, который, по ее суждению, должен был напоминать что-то вроде снега в июле, высокомерно и неодобрительно скользнуть по темной голове незнакомца и циничному изгибу откровенно чувственных губ.

Язык его тела свидетельствовал о самоуверенности и самодовольстве. С сексуальной точки зрения парень — венец творения, и видит бог, он это знает! В тот день, когда он не привлечет положенного количества мимолетных взглядов при своем появлении, он отправится к ближайшему косметологу на операцию.

Незнакомец заговорил, и его голос полностью гармонировал с внешностью: глубокий, хрипловатый, медлительный.

— Мисс Фостер?

— Да, но... — прежде чем Люси успела пуститься в объяснения, что вообще-то, хотя она и мисс Фостер, но не та, которая, видимо, ему нужна, высокий красавец проплыл мимо нее прямиком в гостиную Энни.

— Эй, вы! — Ее оклик остался без ответа. Он думает, что делает? Люси позволила себе лишь мельком взглянуть на его могучие плечи и перестала принюхиваться к тонкому и приятному аромату — теплому мужскому, с оттенком цитрусовой свежести, — который окутывал его внушительную фигуру.

— Он здесь? — резко бросил через плечо незваный гость. Скрестив руки на груди, он оценивающе и с довольно оскорбительным видом оглядывал комнату.

Изумленная и негодующая Люси последовала за ним.

— Кто «он»?

Она попыталась посмотреть на происходящее спокойно: он невежлив, высокомерен, но из этого не вытекает, что он еще и опасен... хотя как посмотреть...

Люси осознала, что до сих пор не сталкивалась ни с кем, кто бы воплощал в себе все элементы опасности так полно, как этот человек. Кстати, она никогда не могла понять, почему подобная опасность приводит женщин в волнение, а сейчас, находясь от незнакомца на расстоянии вытянутой руки, понимала еще меньше.

Люси провела языком по пересохшим губам и постаралась не позволить своему возбужденному воображению и волнению, переходящему в страх, взять верх.

Нет нужды предполагать самое худшее. Может быть, есть серьезные причины для столь странного поведения?..

Например, он — прежний бойфренд Энни.

Люси едва заметно покачала головой, эту идею она отмела сразу. Даже Энни, со всей ее слабостью к смазливым красавчикам, была не настолько глупа.

И потом, если бы они были любовниками, он вряд ли ошибся бы, спутав Люси с ее пышнотелой рыжеволосой сестрой. К тому же Энни не имела любовников. Люси подозревала, что она отправилась на Озера именно с намерением изменить ситуацию.

Возможно, кто-то и назначает свидания прекрасным женщинам, не рассчитывая переспать с ними, но не нужно быть экстрасенсом, чтобы увидеть: этот незваный гость не из тех, кого устраивают платонические отношения.

Люси наблюдала за ним, испытывая необъяснимое облегчение, оттого что ее сестра не подпала под темные чары этого человека, а он, не обращая внимания на ее присутствие, продолжал оглядывать маленькую комнату, как будто ожидал обнаружить кого-нибудь, притаившегося в углу.

— Вы здесь одна?

Задумавшаяся Люси испуганно охнула. При всем желании трудно было не заподозрить все самые дурные смыслы в этом коротком вопросе.

Она где-то читала, что, видя перед собой опасное животное, самое главное — не показывать ему свой страх. Хотя плавные движения и мягкая, вкрадчивая походка незнакомца неодолимо вызывали в ее голове образ этакого жирного дикого кота, она не стала углубляться в сравнения и вздернула подбородок.

— Через несколько минут вернется мой муж. — Обычно краснеющая, когда приходилось врать, Люси с удивлением услышала, что заявление прозвучало вполне уверенно, может быть, потому, что она одета несколько иначе, чем обычно. Похоже, она относится к той категории актеров, которым легче входить в роль, если на них соответствующий костюм.

Выражение ужаса, гораздо большего, чем Люси могла предположить, исказило дьявольски совершенные черты лица человека напротив.

— Му-уж!

Люси была потрясена такой реакцией, и, когда он наконец зашевелился, она с испуганным вскриком подалась назад, на что мужчина отреагировал легким раздражением. Девушка прижалась к стене, где и осталась, стараясь казаться настолько незаметной, насколько это возможно. Если повезет, он может забыть, что она здесь.

Она настороженно наблюдала, как неизвестный разочарованно и подавленно опустил голову, а такие эмоции, как подсказывала ей интуиция, он испытывал не часто. Затем последовали сильные и весьма выразительные ругательства.

2
{"b":"142277","o":1}