ЛитМир - Электронная Библиотека

Все, точка, с нее хватит.

— Это необходимо? — По непонятной причине Люси произнесла это так же, как сказала бы мисс Джонс, ее учительница, умеющая говорить сверхпрохладным тоном, когда школьники начинали орать.

Тут мужчина показал, что рыдать он не склонен. Гость поднял голову и колючими глазами начал изучать ее с сердечностью камышового кота.

— Да, необходимо! — прорычал он.

— Тогда, если не возражаете, я хотела бы, чтобы вы проявили немного больше самообладания.

Он смотрел на нее с таким выражением, будто не мог поверить в услышанное.

— А вы... вы!.. Так вот, я был бы безмерно счастлив, если бы вы держали свои когти подальше от моего брата!

— Вашего брата? — тупо переспросила Люси.

Он откинул голову, продемонстрировав крепкую загорелую шею.

— Боже милостивый, не могу поверить, что он оказался таким дураком. Я убью его! — Резким движением, не оставлявшим сомнения в его намерениях, незнакомец расправил плечи и впился колючим взглядом во встревоженное лицо.

На его физиономии был написан такой упрек, такая непонятная враждебность, что необходимость защищаться показалась Люси единственным выходом. Правда, она не упала в обморок, как собиралась.

Он шумно вздохнул и расслабился.

— Нет, он не мог. Вы лжете, — заявил уверенно незнакомец.

Тот факт, что он прав, не умалял, по мнению Люси, тяжести оскорбления.

— Я не лгу! Может, это вам трудно остановиться, когда вы начинаете врать?

Незваный гость окинул ее тяжелым взглядом.

— В таком случае я его подожду. — На его лице появилась насмешливая ухмылка, когда он увидел, как Люси в смятении широко раскрыла глаза. — Вы не возражаете, если я сяду?

Люси стиснула зубы, досадуя на себя, что не предусмотрела подобной реакции.

— Нет, возражаю! И даже очень! – вскричала она, отбросив всякую осторожность, хотя нервозность мужчины нарастала с каждой секундой.

Тут незнакомец, кажется, впервые заметил бронзовую статуэтку, которую Люси схватила со столика и держала в поднятой руке. Он насмешливо и удивленно приподнял темную бровь и снова скользнул взглядом по ее лицу.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Несмотря на то, что ее сердце готово было выскочить из груди, Люси ответила незваному гостю таким же оценивающим взглядом.

— Я вполне готова воспользоваться этим, — предупредила она и судорожно вздохнула, набирая воздух в опустевшие легкие.

Энни любила называть свою квартиру, находящуюся в престижном районе города, «малолитражкой», и у того, кто в ней находился, частенько начиналась клаустрофобия. Свободной рукой Люси нервно потерла шею, оставляя на нежной бледной коже красные пятна.

Когда их взгляды встретились, его соболиные брови вздернулись.

— Могу представить.

Финн посмотрел на ее решительно вздернутый подбородок и бросил быстрый взгляд на грудь. Даже не кладя руку на ее сердце — естественно, у него и намерения такого не было, хотя бюст пришелся бы точно по его ладони, — он почти физически ощутил глухое биение ее сердца.

Короткая вспышка чего-то похожего на восхищение мелькнула на его лице.

Предыдущие невесты Коннора запросто готовы были всадить нож в спину любому, кто встанет у них на пути, но смешно думать, что Мэй или Жасмин решились бы на открытый бой. Впрочем, характер — не причина, чтобы смириться с очередной женитьбой брата.

Когда Финн встретился с ее широко открытыми миндалевидными глазами цвета янтаря, на него накатила беспокойная волна вины. Блондинка, может, и была из тех женщин, на которых у него никогда не хватало времени, но она не собиралась портить жизнь его брату... Кон не нуждался в помощи. А Финн не получал удовольствия от возможности посмеяться над перепуганной женщиной.

— Если вы сию же секунду не уйдете, я позвоню в полицию. — Говоря это, Люси, не выпуская из рук статуэтку, незаметно двигалась к телефону.

— Послушайте, я не собирался вас пугать...

Люси поймала себя на том, что уставилась на протянутые к ней ладонями вверх сильные руки с длинными тонкими пальцами. Она отвела пристальный взгляд, поскольку желудок ее совершил какой-то непонятный рывок.

— Можете вы описать, во что он был одет? — спросили бы в полиции. Нет, но она могла бы рассказать все о его пальцах и дала бы чрезвычайно точный портрет, вплоть до еле заметного шрама под правым глазом.

В отличие от своей сестры, Люси не была наблюдательным человеком, обычно она не замечала вещей, которые полагается замечать, например, есть ли на пальце обручальное кольцо.

Она свирепо рассматривала незнакомца и испытывала презрение к себе, потому что нужно быть довольно ограниченной особой, чтобы увлечься одним только внешним видом... как бы хорошо он ни смотрелся.

— Ну, естественно, узнав это, я должна чувствовать себя намного лучше, — съязвила она.

Она явно не оценила усилий, которые он прилагал, чтобы спокойно поговорить с ней. Финн побился бы об заклад, что в разговорах с Коном она такой тон не использовала никогда, поскольку брат не любил едкие комментарии.

— Я вполне безопасен, — уверяю вас.

Я сказал больше, чем нужно, милочка, подумал Финн, обводя взглядом ее пухлые и сердито надутые, соблазнительно красные губы. Он неожиданно почувствовал, что раздражение понемногу стихает. Легко понять, почему Кон падок... на таких женщин, как Энни Фостер.

Люси едва не задохнулась, услышав это совершенно бессовестное заявление. Безопасен! Конечно, безопасен... как акула. Она заставила себя сделать несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться.

— И вы хотите, чтобы я поверила вам на слово? — Она крепко прижала к груди тяжелую бронзу. — Для того, кто не хочет никого напугать, вы выбрали забавный путь... довольно бесцеремонный.

— Послушайте, вы сколько угодно можете мне препятствовать, но я намерен найти его.

Угрозы. Не много же ему понадобилось времени, чтобы вернуться к прежнему. На мгновение Люси даже почувствовала симпатию к своему визитеру, проявлявшему неумолимое упорство. Очевидно, он не из тех, кто дает пустые обещания.

Знай Люси, что он преследует ее, она, наверное, не спала бы ночами. А может быть, спала бы еще меньше, если бы он ее настиг?..

Забавляясь в глубине души тем, что он пребывает в блаженном неведении насчет того, до какого разврата опустилось ее воображение, Люси поспешно отвела пристальный взгляд от его губ... кажется, эта часть его лица дурно влияет на нее.

— Его! Кого? — строго переспросила она. — Послушайте, я понятия не имею, кто вы и что вам надо, и если вы не уйдете, я начну очень громко визжать.

Это была не очень действенная угроза, но, может быть, ему неизвестно, что в это время дня все соседи на работе. Он скривил губы.

— Хотите сказать, что не знаете, кто я такой?

Люси слегка улыбнулась.

— Вы ведь не знаменитый парикмахер, не так ли?

Его темные брови сошлись в суровую линию.

— Я что, похож на парикмахера?

Взгляд Люси скользнул по мускулистой фигуре.

— Не знаю. Может быть, если бы вы стриглись лучше, — ее губы дрогнули, когда она вспомнила, что Маркус носит черную кожу, — и если у вас есть черные кожаные брюки...

— Что?! — Он смотрел на нее слегка удивленно, как будто ее давно следовало бы признать невменяемой.

Озорная усмешка исчезла, лицо Люси помрачнело, что более соответствовало моменту.

— Ну, должны же вы кем-нибудь быть. — А все-таки было бы неплохо, если бы эти длинные ноги были затянуты в черную кожу.

— Я сказал, кто я...

— Нет, — твердо отрезала Люси, — не сказали. Поройтесь в памяти, — посоветовала она, прежде чем он успел возразить. — Думаю, вы обнаружите, что забыли о некоторых мелочах, когда без приглашения ворвались сюда. Мне безразлично, кто вы, я только хочу, чтобы вы ушли. — Девушка решительно указала статуэткой на дверь. Чувство собственного достоинства побудило ее добавить: — О, только для справки, я не испугалась, я просто рассержена.

3
{"b":"142277","o":1}