ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как его звали?

— Костя... Костя Носовский. У нас с ним на втором курсе начался...

Супруга председателя осторожно подбирала слова.

— ... Даже не роман. Так, интрижка. Он был иногородним, снимал комнату на Фурштадской в большой коммуналке.

Ирина сделала паузу.

— Дальше,— сдержанно сказал Федоров.

— Я часто там бывала. Иногда оставалась на ночь.

— Как долго это продолжалось?

—  Около полугода. Потом он уехал на каникулы в свой город, а когда вернулся, все закончилось само собой.

— Понятно,— кивнул головой Федоров.

Хотя пока что ему было ничего не понятно. Сделав еще одну затяжку Ирина продолжила рассказ.

— Так вот, когда мы с ним еще встречались, Костя с другом решили как-то устроить вечеринку. Собрались втроем у Кости. Выпили, стали танцевать, а потом...

— Что было потом?

В голосе Федорова появился металл.

— Потом стали играть в карты на раздевание, и как-то само собой получилось, что все оказались голыми. Костя взял свой аппарат с дистанционным управлением и стал нас снимать.

Ирина посмотрела на мужа.

— Понимаешь, мы просто дурачились! — умоляюще сказала она.

Федоров нервно закурил.

— Дальше,— попросил он.

—  Недавно по факсу я получила фотографии с того вечера. Потом они пришли по электронной почте. И теперь вот это...

Ирина посмотрела на бандероль. Пока супруга говорила, председатель медленно багровел от злости. Наконец он не выдержал. Федоров резко потушил сигарету и вырвал из рук Ирины злополучный конверт. Жена попыталась остановить его, но ей это не удалось. Встав председатель сделал пару шагов в сторону и резким движением вскрыл конверт. Там находились роковые снимки. Федоров вынул и быстро рассмотрел их все. Затем он бросил фотографии на стол, а сам устало опустился в кресло. При этом председатель издал тяжелое злобное рычание.

В комнате воцарилась мертвая тишина. Однако это было затишье перед бурей.

Наконец Федоров взорвался.

—  Это ты называешь «просто дурачились»! — закричал он.— Шлюха!

Теперь уже Ирина попыталась успокоить супруга.

— Там не было ничего серьезного, клянусь тебе! — взмолилась она.

Федоров сверкнул глазами.

— Не надо мне клясться! — отрезал он.

Ирина задумалась.

— Хорошо,— сказала она.

Супруга председателя встала и вышла из гостиной в свою комнату. Федоров продолжал оставаться неподвижным в кресле. Минут через пять Ирина, уже одетая, вновь появилась в гостиной, направляясь в коридор.

— Ты куда? — тихо спросил Федоров.

— Раз ты мне не веришь, я ухожу.

Она вышла в коридор.

— Подожди! — крикнул Федоров.

Он вскочил с кресла и, выйдя из гостиной, схватил жену за руку.

—  Подожди,— повторил председатель.

Федоров почти силой усадил жену обратно на диван и сел напротив. Он налил себе коньяк и залпом опрокинул рюмку.

— Если б я мог так просто с тобой расстаться,— сказал председатель,— то так бы и поступил.

— Что же тебя останавливает?

— Ира, я уже не смогу жить без тебя.

Федоров был отставным полковником. Он по-солдатски прямо выражал свои чувства. Бывший военный не хотел терять жену из-за чьего-то злого умысла.

— Скажи мне,— произнес он,— когда ты последний раз видела этого.

— Носовского?

— Да.

— После окончания института мы не встречались.

Федоров закурил.

— Где он живет? — спросил председатель.

— Раньше жил на Фурштадской. Когда по факсу первый раз пришли фотографии, я пошла в тот дом, где он комнату снимал.

— И что?

— Оказалось, квартиру давно расселили.

Федоров задумался.

— Ладно,— сказал он,— выясню, где он живет в нашем компьютерном центре.

Председатель вновь взял со стола фотографии и рассмотрел их.

— А кто второй? — спросил он.

— Его звали Витя Яковлев,— ответила Ирина,— после института он нанялся контрактником и погиб на Кавказе.

Федоров сделал глубокую затяжку.

— Ясно...— сказал он.

Однако председателю было далеко не все ясно.

—  Что ты намерен предпринять? — спросила Ирина.

Федоров разлил коньяк по рюмкам.

— Этот Носовский наверняка скоро появится,— размышляя сказал председатель,— потребует денег.

— Может заплатить ему? Федоров сделал глоток из рюмки.

— Дело в том,— сказал он,— что даже если мы заплатим сейчас, ничто не помешает ему через некоторое время снова угрожать и вымогать.

Председатель тяжело вздохнул.

—  Самое страшное в этой истории то, что публикация этих фотографий может поставить крест на моей карьере.

Ирина посмотрела в глаза мужу.

— Что же нам делать, Дима?

Лицо Федорова стало рассудительным.

— Чтобы спасти свою репутацию и наш брак...— начал председатель,— я должен принять одно решение.

Федоров допил коньяк из рюмки.

— Он не оставляет нам выбора,— закончил свою мысль председатель.

— Что ты имеешь ввиду?

Голос председателя вновь стал твердым.

— Твоего Носовского нужно убрать.

Ирина была поражена.

— Ты с ума сошел! — воскликнула она.

— Другого выхода нет.

Возникла тяжелая пауза.

— Ты уверен, что это единственное решение? — спросила Ирина.

— Да.

При всей своей эмоциональности, супруга председателя была женщиной практичной.

— Кому же поручить это? — поинтересовалась она.

— Поручить, значит подвергнуть себя риску.

— Но существуют же наемные убийцы...

Федоров горько усмехнулся.

— Ира, дорогая, где ты возьмешь такого убийцу!

Он посмотрел на жену.

— Дашь объявление в газету?

Председатель разлил остатки коньяка и поднял рюмку.

— Ничего,— сказал он,— я не зря двадцать лет под ружьем простоял и до полковника дослужился! Сделаю все сам!

7

Вечером капитану Ларину позвонил его приятель офицер налоговой полиции Антон Сорокин.

— Здорово, Андрей,— услышал оперативник знакомый голос в трубке.

— Привет, Антон,— ответил капитан.

— Как твои дела?

— Идут потихоньку,— уклончиво ответил Ларин.

— Чем занимаетесь?

— Последнее время в основном занимаемся поисками пропавшей собаки.

— «Собака» — это кличка?

— Нет, кличка у нее Жуля.

— Жулик?

—  Жуля. Дворняжка. В отделении жила, потом куда-то сбежала.

— Ты анекдот про милиционеров и лампочку знаешь?

— Это про то, сколько нужно ментов, чтобы лампочку в кабинете вкрутить? — уточнил оперативник.

— Да.

— Знаю.

Сорокин засмеялся в трубку, еще раз прокручивая в голове понравившийся ему анекдот.

— Но я тебе не по этому поводу звоню,— сказал он наконец.

— А что случилось?

— Ты на зимней рыбалке когда-нибудь бывал?

— Нет.

— А коллеги твои?

— Разве что на летней.

— Ну вы даете! Предлагаю в ближайшие же выходные съездить за город. Я знаю одно рыбное место.

— Это где?

— На Кавголовском озере.

Предложение было неожиданным.

— Не знаю...— протянул Ларин.

—  Если сейчас не съездим, потом поздно будет. Лед растает.

Аргумент был убедительным.

— Хорошо, я поговорю со своими,— сказал оперативник.

— Только не тяни с этим.

— На что ловить будем?

—  Корм для рыб беру на себя. Я же старый рыбак! Ну а водка за вами.

Сорокин вновь засмеялся в трубку.

— Хорошо, как скажешь,— согласился Ларин.

— Позвони мне завтра,— сказал на прощанье налоговик.

— Счастливо,— простился с ним оперативник.

Инспектор налоговой полиции Антон Сорокин в очередной раз удивил капитана широтой своих взглядов...

На следующий день в кабинет подполковника Петренко заглянул майор Соловец. Мухомор сидел, разбирая бумаги на столе. Увидев вошедшего оперативника, он оторвался от документов и посмотрел на подчиненного.

— Вызывали, Юрий Саныч? — обратился к шефу Соловец.

— Да. Заходи, садись.

Майор зашел в кабинет и сел напротив Мухомора.

5
{"b":"142778","o":1}