ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— У кого-нибудь есть аптечка? — крикнул Август и стукнул кулаком по сиденью.

Тут самолет снова затрясло, и он вцепился в подлокотники.

Внезапно включился верхний свет. Август почувствовал, как кто-то теребит его за рукав.

— А мой дедушка поправится? — спросил мальчик.

Он был всего на пару лет младше его сына. Август ответил не сразу.

— Надеюсь, что да,— сказал он.

По проходу уже мчалась стюардесса с аптечкой. Подбежала, открыла ее, достала бинты и принялась перевязывать старику голову.

— Там есть фонарик? — решил выяснить Август.

— Должен быть,— ответила она и стала рыться в пластиковом ящике.

Самолет резко нырнул, и содержимое аптечки высыпалось на пол.

Август наклонился и подобрал крохотный фонарик, с виду напоминающий авторучку. Он приоткрыл левый глаз мужчины и посветил, затем сделал то же самое с правым глазом.

— Проверяете, нет ли сотрясения мозга?

— Если от удара образовалась опухоль, есть опасность внутричерепного сдавливания тканей. При этом обычно идет давление на глазные нервы, и зрачки нестандартным образом реагируют на свет.

Август вышел в проход между креслами.

— Вы должны проверять его каждые пятнадцать минут.

— Вы врач?

— К сожалению, нет. Надо расспросить пассажиров, может, среди них есть? А я просто хорошо запоминаю все, что читаю.

— К счастью для него.

— Надеюсь. Короче, дайте мне знать, все ли с ним в порядке.

И с этими словами Август направился к своему месту.

— И за мальчиком тоже не мешало бы присмотреть. Он, похоже, здорово испугался.

— Не он один,— заметила девушка.

— Прошу прощения, друзья мои,— прорезался в динамиках голос старшего пилота.— Пристегните ремни и оставайтесь на местах. Самолет может тряхнуть еще несколько раз, прежде чем мы долетим до Нью-Йорка.

— Если это называется «тряхнуть», то страшно подумать, что там у них за проблема, — заметила симпатичная соседка Августа, пока он протискивался мимо нее к иллюминатору.— Пожалуй, даже вам, мистер Супермен, с ней не совладать.

— Просто пытаюсь помогать в меру своих слабых сил,— сказал Август, усаживаясь в кресло.

Соседка засмеялась.

— Вы женаты? — спросила она.

От ее внимания не укрылось, что у него на пальце нет обручального кольца.

«Интересно,— подумал Август,— кроется ли за этим вопросом нечто большее, чем праздный интерес?»

— Разведен,— признался он после паузы.— Уже больше года.— И протянул ей руку.— Август Адаме.

— Ксандра Мюро,— сказала женщина и ответила на рукопожатие.

Пальцы у нее оказались на удивление сильными. Необычное, запоминающееся имя, да и лицо — тоже.

— Лететь нам еще семь часов, так что заранее извиняюсь, если рассказ о моей жизни закончится раньше.

Судя по напористости и деловой хватке, которой, несомненно, обладала эта женщина, Август решил, что вряд ли ее история окажется столь уж захватывающей.

— Вообще-то, если вы не возражаете, я бы предпочел…

— Вздремнуть? — спросила Ксандра.— Извините.

— Да ничего страшного,— ответил Август и почувствовал себя страшно неловко из-за того, что старается избежать беседы.

Выступивший от смущения румянец лишь подчеркивал высокие скулы Ксандры. Кончики ее губ были слегка приподняты, отчего казалось, будто на лице все время играет лукавая улыбка.

— А вот я, наверное, уже не засну — после всего этого переполоха.

Она поправила выбившуюся из-за уха золотистую прядь и слегка склонила голову набок.

— А вы, судя по всему, героический мужчина. Чем занимаетесь в свободное от спасения стариков время?

Август рассмеялся.

— Ну, если это называется «героический мужчина»…— протянул он.— Я собираю и продаю старинные книги. Особый акцент на слове «продаю».

— И почему вы выбрали такую работу?

— А я-то думал, это вы расскажете мне свою историю,— с трудом сдерживая улыбку, заметил Август.— Впрочем, прежде позвольте ответить на вопрос. Я по специальности археобиблиолог.

Губы ее удивленно округлились.

— О! Так вы изучаете Библии?

— Ну да, в первую очередь, конечно, Библии. Но люди моей профессии исследуют самые разные тексты.

— Зачем?

— В поисках ключей. Исторических и культурных реалий, это главное. А еще чтобы узнать побольше о жизни тайных обществ, о потерянных сокровищах… ну, в общем, понимаете, в духе Индианы Джонса.

— Звучит захватывающе. И почему же вы бросили столь увлекательное занятие?

— Я не бросал, — ответил Август. — Просто устал торчать на одном месте и читать о приключениях. Захотелось самому поучаствовать в них.

— Поэтому и летали в Германию? — Она указала на книгу, лежащую на сиденье между ними,— о произведениях изобразительного искусства, конфискованных Третьим рейхом во время войны.

Август бросил ее, когда самолет начало трясти.

— Провел там месяц, выслеживая одну книгу. Теперь лечу в Нью-Йорк, доставить ее покупателю.

— Должно быть, это очень важная книга.

— Мой клиент тоже так считает,— сказал Август.— Это Библия Гутенберга. Датируется приблизительно тысяча четыреста пятьдесят седьмым годом. Изначально она принадлежала принцу Хуньяди, который заказал ее в честь победоносного штурма Белграда. После смерти Хуньяди кто-то из его подчиненных спрятал книгу. И никто не знал, где она находится, вплоть до прошлого года. До того момента, как со мной связался этот клиент. Неким образом ему удалось получить ключ к тому, где могла быть спрятана книга. Ну и выяснилось, что его не обманули.

— Наверное, такие вещи по почте не пересылают.

Август усмехнулся.

— Никакой страховки не хватит, если она вдруг пропадет. К тому же я должен передать ее лично, чтобы получить чек.

Ксандра улыбнулась.

— Догадываюсь, что на весьма крупную сумму.

— Ну, надеюсь, мне хватит, чтобы встать на ноги,— заметил Август.— Я уже начал копить деньги на колледж сыну.

— Что-то не верится, что у такого молодого мужчины сын скоро пойдет в колледж,— сказала Ксандра.

Она явно с ним заигрывала. Август нацепил лучшую из улыбок Николаса Кейджа и пригладил ладонью волосы.

— Я не так уж и стар. Чарли всего восемь.

— Он что же, живет с вами?

— Нет,— ответил Август.— С моей бывшей. Если честно, может, оно и к лучшему. Я вечно в разъездах, такая работа.

Ксандра достала из-под сиденья сумочку, порылась в ней и извлекла конверт с фотографиями.

— А у меня двое, мальчик и девочка,— сказала она.— Это Эрик. А это Саманта. Страшно скучаю по ним, прямо с ума схожу!

— Я вас очень хорошо понимаю,— кивнул Август и стал рассматривать фотокарточки.

Зоопарк. Пляж. Карнавал… Внезапно он испытал острое чувство вины оттого, что у него нет аналогичных снимков Чарли.

Август вернул Ксандре конверт.

— Заставляет задуматься о том, что в жизни важнее…

Вдруг из сумочки Ксандры послышался приглушенный звонок. Она извинилась перед собеседником и поднесла телефон к уху.

— Алло? Да… Все замечательно. Нас немного потрясло, турбулентность, но теперь полет проходит глад ко…— Она прижала изящный пальчик к губам, слушая, что ей говорят.— О'кей. Да, обязательно. Да, хорошо. Скоро увидимся.— И отключилась.— Извините. Мой босс — настоящее чудовище, все время меня проверяет.

— У вас здесь работает связь? — удивился Август.

— О, это особый телефон,— ответила Ксандра и протянула ему мобильный.— Новейшая разработка. Опытный образец. Работает напрямую через провайдера. Я могу в любой момент связаться с кем угодно, где бы он ни находился, и слышно будет превосходно.— Она разгладила складки на черной юбке.— Вот увидите, через год все обзаведутся такими.

— Что ж, и я непременно приобрету,— заметил Август.— Тогда я всегда смогу поговорить с сыном. Мальчик будет в восторге.

— Вы заставляете меня чувствовать себя виноватой,— улыбнулась Ксандра и протянула ему телефон.

В глазах ее танцевали веселые искорки.

— Хотите поговорить с сыном?

2
{"b":"144231","o":1}