ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бабка. Она казалась ему предпочтительней. Станет следующей. И начнет он с пальцев ног. Затем — пальцы рук. Ну а потом… он пока не знал, все будет зависеть от настроения. Может, он приведет сюда мальчишку, пусть смотрит. Или же…

Мальчишка. Менее удачный выбор, зато если заставить бабушку наблюдать, старуха как пить дать рехнется. Конечно, это более жестоко, зато по степени воздействия сродни религиозному экстазу. Главное, делать все медленно, не спешить, не суетиться, дать мальчишке крохотную дозу транквилизатора, чтобы тот осознавал происходящее. Ну а потом пусть возносится на небеса и купается во славе и милости Божьей.

Нет, это будет просто прекрасно. Изумительно.

— Я почти закончил,— крикнул Стэнли.— Джо вел себя просто отлично. Образец идеального поведения для каждого из вас.

Он аккуратно выложил инструменты на подоконник, как всегда, по «росту»: сначала самые мелкие — гвозди, скребки, скальпели, затем постепенно все более крупные — дрели, пилы. На секунду он остановился, заметив, что зубчик на одной из пил слегка погнулся. Стэнли призадумался. Может, стоит сменить лезвие? В итоге он отказался от этой мысли. Пора переходить к делу, время поджимает.

Последний этап подготовки. Он достал из сумки и надел чистую бумажную маску, водрузил на голову новенькую полиэтиленовую шапочку, натянул свежие резиновые перчатки. Тщательно осмотрел их — нет ли дырочек, ведь эти крохотные отверстия страшно опасны. Через них частичка жертвы может проникнуть в его личное пространство, или же, напротив, малюсенький кусочек его кожи рискует выпасть и оставить след, выдающий его самого. Все должно быть в полном порядке, выглядеть красиво и респектабельно.

— Как только сможешь, беги! — сказала бабушка Роуз, срезая остатки изоленты с ног Чарли.

— Так вы готовы или нет? — спросил Стэнли, выходя из кухни.

Он замер от удивления. Чарли отчаянно брыкался, стремясь освободиться от пут и параллельно мешая бабушке Роуз орудовать ножницами.

— Как вижу, нет,— мрачно констатировал Стэнли и двинулся вперед.

— Не подходи! — Бабушка Роуз занесла руку с ножницами, целясь в шею Стэнли.

Тот развел руками.

— Сами себе все осложняете.

Бабушка Роуз так и не поняла, что помогло ей в следующий миг — клокочущая в груди ярость или могущественные небесные силы. Она занесла руку над головой и метнула ножницы, точно дротик при игре в дартс, с такой меткостью и силой, что острые лезвия глубоко вонзились в горло Стэнли. Ровно посередине.

Стэнли рухнул на пол и ухватился за ножницы, пытаясь вытащить их. Кровь сочилась сквозь пальцы. Он приподнял голову, попытался протянуть вторую руку, но почему-то не получалось.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Похоже, Ксандру ничуть не беспокоила реакция Августа. Его же вид вырванной из Библии страницы поверг в шок. А когда она выдрала еще два листа с цветными иллюстрациями, он испустил вопль отчаяния. Нет, ему нужно хоть немного времени, чтобы собраться с мыслями. В конце концов, он необходим ей, чтобы свести воедино все результаты расшифровки рисунков. Кроме того, что он может сейчас сделать? Пожаловаться стюардессе? Объяснить ей ситуацию? Да ему никто не поверит. Пока они находятся в самолете, он целиком во власти этой ужасной женщины.

У Ксандры зазвонил телефон. Она тут же ответила, видимо, ждала звонка.

— Мое сообщение получил?

— Да,— ответил Менг.

— Уинтер только что звонил. Сказал, члены ордена забрали обе Библии Гутенберга из библиотеки.

— Мы забрали одну из Большого зала, но она нам без надобности. Та, которая была нужна, ускользнула. Девчонка ее унесла.

— Эйприл? Так она жива? — Ксандру потрясло это известие.

Стало быть, Уинтер солгал ей, причем не единожды.

— Ну а с сыном ее что?

— Информации от Стэнли пока что не поступало. Но он человек надежный, думаю, не подведет.

— Я и о тебе была того же мнения.

— Но ведь нам полагалось только подставить ее, а не пасти всю дорогу. Один из наших агентов видел, как мисс Адаме выходит из больницы, куда увезли доктора Уинтера. Теперь мы идем по ее следу.

— Гутенберг при ней?

— Да.

— Куда она направляется?

— Пока что неизвестно. Но за ней следит Гомес.

— Позвони, когда заберешь книгу,— сказала Ксандра.

Ситуация осложнялась с каждой минутой, и если она хочет выправить ее, следует взять под контроль буквально каждый шаг операции.

Контроль. Главное, что помогает человеку выжить. Ксандра поняла это еще ребенком, в ту ночь, когда отец забил до смерти ее сестру.

Контроль. Она полностью находилась во власти отца, а потому смолчала, не сказала полиции и толики правды. Они допрашивали ее несколько часов, но Ксандра ни разу не отступила от версии, которую внушил ей отец: ночью с улицы в дом пробрался какой-то подонок, украл деньги, а потом изнасиловал и убил ее сестру. Парень был из бедной семьи. Он уже имел судимости, отцу удалось это узнать, вот он и решил взвалить всю вину на беднягу. На следующий же день подозреваемого арестовали. Алиби у него не оказалось, по крайней мере по мнению полиции, и его посадили за решетку. Несколько месяцев спустя Ксандра прочитала в газете, что парня избили до смерти во время тюремных разборок. Она оставила эту газету отцу, положила на стол, открытую на нужной странице. Отец взял газету и швырнул в камин.

Контроль. Через несколько лет, на годовщину смерти сестры, Ксандра наконец решилась. Отец выпускал ее из дома только в школу. Ксандра училась хорошо, обзавелась подружками, удивляла своими способностями учителей. Уже в старших классах она втайне от отца начала рассылать заявки на поступление в университеты, и помогал ей в этом член попечительского совета, представитель местной богемы, недавно разведенный мистер Русс.

Русс обещал, что как только они получат положительный ответ из университета, отец Ксандры сразу все поймет, проявит благоразумие и позволит ей уехать учиться, чтобы впоследствии сделать хорошую карьеру. Ксандра лишь дивилась упорству и настойчивости Русса. Частенько он показывал ей целую стопку заявок, над которыми ради нее трудился ночь напролет. Он проводил с ней много времени, давая дельные советы, втолковывая и объясняя все, что ее волновало. Ни одна из ее историй не казалась ему слишком длинной. Ни одна из проблем не обескураживала. Русс всегда был оптимистом. Всегда был добр. Наверное, именно поэтому Ксандра, как-то войдя к нему в кабинет февральским вечером, не придала значения тому, что он запер за ней дверь.

Он сказал, что желает вознаграждения за свои труды. Он в нее влюбился, так он сказал. Ксандра не знала, что и думать. Нет, конечно, она ценила все, что он для нее сделал, но не более того. И уж определенно не была в него влюблена. Ничего, заявил он в ответ, любовь может прийти позже. Со временем. А начать можно с более простых вещей.

Контроль. В тот день Руссу удалось установить над ней полный контроль. Ксандра прибежала домой в слезах, не знала, что делать. Отец пришел домой раньше обычного, она этого не ожидала. Он сразу спросил, что случилось. Она пыталась утаить от него правду, но он был пьян, долго тряс ее за плечи и сыпал угрозами, и наконец она не выдержала и рассказала ему все. Он вылетел из дома, точно разъяренный бык. Он собирался убить ее соблазнителя. Ксандра видела, как он сунул пистолет в карман пальто.

Позже, той же ночью, она узнала, что отец нашел Русса в местном баре и застрелил его. Но и сам погиб, в него выстрелил охранник. Они умерли один за другим, в течение нескольких минут.

Ксандра пыталась отыскать в душе хоть что-то, напоминающее сожаление по поводу скоропостижной кончины двух этих мужчин, но не смогла. Они ушли из ее жизни навсегда, и она была практически счастлива. Для нее смерть отца стала просто благословением божьим. Выяснилось, что он припрятал весьма внушительную сумму, оставшуюся после смерти матери. И наверняка прикарманил бы деньги, если бы Ксандра сбежала из дома, но теперь они принадлежали ей. Да и поиски Руссом подходящего университета оказались не напрасными. К концу года ей удалось поступить в одно из лучших высших учебных заведений страны.

34
{"b":"144231","o":1}