ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Контроль. Она обрела его. Она контролировала свою жизнь и знала этому цену.

Август понял, что надо вернуться. Ведь своим отсутствием он только играет Ксандре на руку, позволяет ей взять ситуацию под контроль. Она хочет вывести его из равновесия, смутить, продержать в неведении. Ему же, если он хочет спасти семью, следует оставаться собранным и спокойным.

Перед возвращением на свое место Август посмотрел в иллюминатор. Луна серебрила бледными лучами полоски облаков, внизу простирались темные и бескрайние воды Атлантического океана. Какая тишина, какое спокойствие разлито в природе. Казалось бы, все в порядке, все хорошо. Но это заблуждение. Это совсем не так. Его мир рушился.

Скоро они приземлятся. Он до сих пор не знал, что произойдет после того, как они сойдут с самолета, и не мог контролировать ситуацию. Это следовало признать.

— Не возражаешь, если я займу свое место?

— А я уже собиралась тебя искать, — ответила Ксандра, однако не шевельнулась, и ему пришлось протискиваться к своему креслу, задевая ее ноги.— Есть новости.

Август взял старинную Библию со свободного кресла между ними, провел пальцем по оборванному краю страницы, на которой была иллюстрация.

— Нет новости хуже этой.

— Есть. Эйприл завладела тем самым экземпляром Библии Гутенберга, который так нужен нам. Члены ордена дракона собираются убить ее и, разумеется, отнять Библию.

Август поднял на нее глаза.

— Откуда ты знаешь?

— Только что с ними говорила.

Все страхи Августа тотчас вернулись и усилились. Одно дело «Сироты». И совсем другое, когда в игру вступает орден дракона. «Сироты» — просто заблудшие души; члены ордена дракона жестоки и безжалостны. Если Ксандра связана с последними, тогда Эйприл и Чарли умрут.

— Так ты одна из них…— пробормотал он.

Она на секунду задумалась, приложила ладонь к виску.

— Понимаю, выглядит именно так. Но позволь объяснить, как все обстоит на самом деле. Два года назад на конференции в Берлине я познакомилась с одним человеком. Доктором Уинтером.

— Главой отдела древней книги Библиотеки Конгресса?

Ксандра кивнула.

— В уик-энд мы встретились и долго говорили, в том числе об ордене «Сирот». И вот в последний день конференции он вдруг признался мне, что существует обновленное общество «Сирот» и он является членом этой организации. Он предложил мне вступить в нее.

— И ты ответила «да».

— Не сразу. Меня многое смущало. Но доктор Уинтер — Эйприл, наверное, рассказывала — умеет убеждать. Примерно с месяц мы обменивались письмами по электронной почте. А потом я вступила в организацию. Разумеется, весь следующий год был посвящен исключительно «Сиротам», я занималась охотой за ключами и кодами к тайне, которая умерла вместе с Гутенбергом. Но ничего найти так и не удалось. А затем, в один прекрасный день, целая цепочка самых чудесных и удивительных совпадений, объяснить которые я не в состоянии, привела к тому, что в руках у меня оказался дневник Гутенберга.

— Тот самый, что нашел отдел Икс?

— Тот самый,— кивнула Ксандра.— Вскоре после этого со мной связался человек по имени Корнелиус Худ. Каким-то образом ему стало известно, что дневник у меня, и он предлагал хорошие деньги, желая выкупить его. Я ответила, что дневник не продается. Он заявил, что есть и другие способы убедить меня расстаться с реликвией. Я бросила трубку. Проснулась утром следующего дня и увидела Худа — он стоял у изножья моей кровати. Стоял и целился из пистолета прямо мне в лоб. Он сказал, что я не являюсь законной владелицей дневника, что он принадлежит какой-то древней немецкой организации, весьма могущественной, которая практически вышла из игры после Второй мировой войны.

— Ордену дракона.

— Мне совсем не хотелось умирать, я и сказала ему, что вхожу в орден «Сирот» — в надежде, что он сохранит мне жизнь в обмен на информацию. Позже выяснилось, что это было мудрым решением, поскольку он не только оставил меня в живых, но и пригласил вступить в орден дракона.

— То есть шпионить на них?

— Да. Но втайне я занималась совсем обратным.

— Так ты двойной агент?

— Как в «Миссия невыполнима», только круче.

— Стало быть, тебе известен каждый следующий шаг ордена.

— Ну, не совсем. До конца они мне не доверяют. Однако пользуются моим положением в ордене «Сирот».

— Вот, значит, как ты узнала, что они охотятся за Эйприл.

— Да. У нас еще есть время помочь ей. Ведь именно у нее находится вещь, которую так отчаянно пытаются заполучить и «Сироты», и драконисты. Библия Гутенберга. И если она добровольно отдаст Библию, оперативный агент не станет ее преследовать.

— А ты получишь три последние иллюстрации, потому что орден покажет их тебе.

— Вот видишь? Все только выиграют. Но лишь в том случае, если она вернет Библию, — сказала Ксандра, достала телефон и протянула Августу.— Позвони ей. Уговори отдать Библию. Возможно, это будет непросто, поскольку она, скорее всего, считает Гутенберга единственным своим козырем, на который можно обменять все. Но

если она не возвратит книгу, они убьют ее, это точно. Сам увидишь, какие катастрофические последствия это будет иметь.

Август не слишком верил Ксандре, но определенный смысл в ее словах был. Во всяком случае, без Библии Гутенберга Эйприл будет угрожать меньшая опасность. Он набрал номер.

— Алло?

— Это я.

— Август!

— Послушай, времени на разговоры нет. Оставь книгу, прямо сейчас. И уходи как можно быстрее!

— О чем ты? Почему?

Август понял: она бежит или быстро идет по улице. Слегка запыхалась, на заднем плане слышен гул транспорта.

— Рад бы объяснить, да не могу,— ответил он.— Скажи, ты видишь человека, который тебя преследует?

— Погоди секунду.— Пауза. Шум городского движения. Какие-то невнятные голоса, видимо, прохожих.— Да. Парень с длинным шрамом на подбородке.

— Длинный шрам на подбородке? — спросил Август.

— Это Гомес,— сказала Ксандра.— Именно его послали за книгой.

— Послушай, Эйприл!

— Да?

— Человека, который преследует тебя, зовут Гомес. И я хочу, чтобы ты оставила книгу в любом подходящем месте. А потом беги что есть мочи. И не оглядывайся!

— Но Август, я не могу это сделать. Я должна добраться до Чарли.

— Нет времени. Бросай книгу и уходи.

— Но как тогда я верну Чарли? Ведь это единственный способ.

Август физически чувствовал, как нарастает напряжение.

— Так у тебя ничего не получится. Если не отдашь книгу, они убьют и тебя, и Чарли.

— Ты это точно знаешь?

— Эйприл. Поверь мне.

— Я уже давным-давно тебе не верю,— ответила она.— Просто не могу.

Стало тихо. Она повесила трубку. Август медленно отнял телефон от уха.

— Ну что? Она это сделает? — спросила Ксандра.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Эйприл шла стремительным шагом, изо всех сил сдерживая желание сломя голову бежать от мужчины со шрамом. Казалось, она ощущает на шее его жаркое дыхание. Нет, надо держать себя в руках. И еще ей необходимо принять решение. Причем быстро.

Отдавать книгу или нет?..

Если Библия останется при ней, можно будет попробовать сторговаться насчет Чарли. Но что, если Август прав? Что, если сына держат в заложниках только из– за Библии Гутенберга? Тогда, сохранив ее при себе, она лишь осложнит ситуацию.

Где он, человек со шрамом?

Эйприл подняла руку с часами и притворилась, будто хочет узнать, который час. В зеркальной панели возникло отражение — он близко. И сокращает расстояние.

Она крепко сжимала книгу в руках. Отдать ее — все равно что отдать Чарли, своего ребенка. Распрощаться с единственной силой, способной сохранить ему жизнь. Но, возможно, она ошибается, и Август куда ближе к истине. Ему следует верить. Но что, если и он ошибается?..

Ужасное решение…

Ведь неверный выбор означает одно: смерть Чарли.

И бабушки Роуз.

Уже не говоря о ней самой.

35
{"b":"144231","o":1}