ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что ты здесь делаешь?

— О, просто подумала, не угнать ли машину, чтобы приехать и убедиться, все ли с тобой в порядке?

— Зачем?

— Затем, что Чарли меня попросил.

Жаль, не было времени как следует обдумать ситуацию. Как могла она поступить так импульсивно? Угнать машину? Помчаться в Нью-Йорк? Последний раз она совершила опрометчивый поступок, купив целую пинту мороженого в супермаркете, за что потом корила себя несколько недель.

Она уже собралась ударить по тормозам. Ехать в Нью-Йорк нельзя! Это безумие.

Аэропорт. Можно полететь в Нью-Йорк.

Эйприл развернулась и поехала в международный аэропорт Даллеса. Машину она бросит на стоянке и успеет на рейс в 9.35. Если поторопится.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Детектив Йенсен подъехал позже. Он всегда так поступал. В первые минуты на месте преступления царят суета и неразбериха, а он прибывал со свежим взглядом и ясной, незамутненной головой.

— Ну, что тут у вас? — спросил он первого встречного детектива.

— Да ничего хорошего,— ответил тот.

На груди его болтался ламинированный бейдж с фамилией «Уоллес».

— Два мертвых тела в гостиной и еще одно, мертвее некуда, на кухне.

— Мертвее некуда? Что вы имеете в виду?

Уоллес был бледен.

— Идите посмотрите сами.

Йенсен отворил дверь на кухню и оглядел представшую перед ним картину. Двое следователей собирали вещественные доказательства, делали снимки, что-то строчили в своих блокнотах. Йенсен отвернулся, поморгал, потом еще раз осмотрел помещение, но внутрь так и не вошел.

— Где тело? — спросил он.

Один из сыщиков поднял голову.

— Вот здесь, здесь, здесь, здесь и здесь,— ответил он, указывая ручкой.

— О боже,— пробормотал Йенсен.— И кто это был? Есть идеи?

— Пока нет,— ответил следователь.— Нужно время, чтобы собрать все вместе. А большая часть тела вообще растаяла.

— Растаяла?

— Ну, растворилась. В кислоте. Убийца знал свое дело. Еще полчаса — и здесь бы ничего не осталось.

— Убийца на свободе?

— Не думаю,— ответил сыщик.— Если верить словам мальчишки, убийцу застрелила бабушка.

— Мальчишка? Бабушка?..

— Так вы с ними еще не говорили?

— Нет. Я только приехал. Где они?

— Последнее, что я знаю: бабушку погрузили в «скорую». У нее огнестрельное ранение ноги, но она отказывалась от медицинской помощи. Врачам удалось уговорить ее поехать в больницу, и она настояла, чтобы мальчик отправился с ней.

— Ладно. Попробую их догнать,— сказал Йенсен.

Всегда лучше получать информацию на месте преступления после того, как у свидетелей было время осознать случившееся.

— А вы подготовьте мне полный отчет. Прямо сейчас.

— Сделаем,— ответил Уоллес и поднял отрубленный палец ноги.

Йенсен направился к выходу.

— Нашел кое-что интересное, — бросил ему вдогонку Уоллес.

— Оно может подождать? Хочу увидеть свидетелей, пока «скорая» не уехала.

— Тогда я с вами.

— Хорошо,— ответил Йенсен.

Уоллес, судя по всему, хочет выслужиться, произвести впечатление на начальство. Они вышли из дома. Кругом мигали вспышки — прибыла пресса. Вечно они устраивают бардак. За желтой ограждающей лентой толпились соседи.

— На двух телах — тех, что… целых, короче говоря,— найдены медальоны. На цепочке, вокруг шеи,— сказал Уоллес, шагая бок о бок с Йенсеном.

— Медальоны?

— Да, и довольно странные. Вот, я сделал снимок одного из них.— Он достал фотографию.

Йенсен взял ее и поднес под углом к свету уличного фонаря. Большой золотой дракон, свернувшийся клубком, в острых когтях сжимает распятие. На кресте несколько слов. Судя по всему, латынь.

— И что это означает?

— Рад, что вы спросили,— сказал Уоллес.— Я посмотрел. Понимаете, мой телефон подключен к Интернету, надо всего лишь…

— Так что это означает?

— Гм… Простите. Слова с правой стороны… это латынь, но…

— Сам вижу, что латынь.

— Это означает: «Как милостив Бог». А с лева: «Предан и справедлив».

Впереди Йенсен увидел, как женщину сажают в машину «скорой». Она жарко спорила о чем-то с одним из медиков. Мальчик — судя по всему, ее внук — стоял рядом с решительным видом и никуда не собирался уходить.

— А что означает сам медальон? Есть идеи?

— Возможно.

— Возможно? И что же это, по-вашему?

— Ну, это… Короче, ничего хорошего.

— Вот как? Ничего хорошего — это когда мы находим тело, разрезанное на миллион маленьких кусочков. Куда уж хуже… Расскажи все, что знаешь.

— Особо времени не было, так что найти удалось только одну вещь. С помощью телефона можно произвести лишь самый приблизительный…

— Уоллес!

— О'кей. Прошу прощения. Такие медальоны носили сотни лет тому назад члены организации под названием «орден дракона».

— Похоже на ритуальное убийство.

— Вполне вероятно. Это и есть самое скверное,— сказал Уоллес.

Он огляделся по сторонам и понизил голос.

— Я просто уверен, что видел их прежде. На паре наших ребят, в раздевалке. Один пытался прикрыть медальон ладонью, но я уверен, он в точности такой же, как этот. Не так уж много в наши дни встречается парней, которые носят медальоны?

— Просто ты в Нью-Йорке никогда не работал,— буркнул Йенсен и положил Уоллесу руку на плечо.— А вообще молодец. Хорошая работа. Теперь составишь мне подробный и толковый отчет к завтрашнему утру. Ты меня понял?

— Да.

— Вот и хорошо,— сказал Йенсен.

Они дошли до машины «скорой».

— А теперь позволь мне поработать.

Уоллес исчез. Йенсен схватил за рукав одного из медиков и отвел в сторону.

— Ну, что там у вас с бабулей?

— Наконец-то уговорили ее лечь. Жутко упрямая старушенция,— сказал врач.— И так завелась. Впрочем, трудно ее винить — после всего, что она пережила.

— Слышал, в нее стреляли.

— Да. Пуля прошла навылет. Тот, кто это сделал, никудышный стрелок. Ни один из жизненно важных органов не задет.

— Успокоительное давали?

— Нет. Она отказалась.

— Может, вкатаете ей укольчик? — попросил Йенсен.— Мне надо допросить мальчишку, не хочу, чтобы она вмешивалась.

— Вы собираетесь допрашивать мальчика сейчас? Но где? В машине «скорой»?

— Да какая разница где. В машине так в машине. Быстрота — ключ к успеху. Мы до сих пор не знаем всех фактов,— сказал Йенсен.— И подозреваем, что убийца может разгуливать на свободе.

— Я думал, что…

— Да, именно. Мы думаем, что дела обстоят так. Возможно, мы ошибаемся. Мальчик наверняка даст новую информацию. Так ты готов усыпить старую леди?

— Обычно в таких случаях я говорю «нет»,— ответил медик.— Но ей самой это необходимо. Слишком серьезная психологическая травма…— И с этими словами он влез в машину и занялся капельницей.

Бабушка Роуз пыталась возражать, но быстро успокоилась.

Йенсен сел в машину и устроился рядом с Чарли. Тот, укутанный в одеяло, держал бабушку за руку.

— Привет. Я детектив Йенсен. Я здесь, чтобы разобраться, что у вас сегодня произошло.

Бабушка Роуз молчала и часто моргала. Она пробормотала что-то под кислородной маской, но слов Йенсен не разобрал.

— Ну, как она? — с тревогой спросил Чарли.

— Она поправится, и все будет о'кей,— ответил Йенсен и протянул Чарли руку.— Ну, давай знакомиться. Я детектив Йенсен.

— А я Чарли,— сказал мальчик.— А вы настоящий детектив?

— Самый что ни на есть настоящий,— улыбнулся Йенсен, достал значок и протянул мальчику.

Чарли взял тяжелую бляху, взвесил на ладони, потом бережно потер пальцем.

— Круто!..— протянул он.

— Можно задать тебе пару вопросов? — сказал Йенсен.

— Не уверен.

Тут в машину вскочил еще один медик, захлопнул дверцы, и «скорая» отъехала.

— С твоей бабушкой все будет в порядке,— уверил мальчика Йенсен и покосился на старушку — та спала.— Но беспокоить ее сейчас не стоит. Пусть себе отдыхает.

— Да, трудный выдался вечер,— вздохнул Чарли, словно копируя подслушанную где-то фразу.

38
{"b":"144231","o":1}