ЛитМир - Электронная Библиотека

Влад Ключевский

Не та реальность

– Зря я Куньку послушал, – всю дорогу сокрушался Лешка и аккуратно сплевывал себе под ноги, с досады, – Где мне теперь Нтих чудодеев искать? – Лешка пешком прошел уже всю Большевистскую улицу, прошел под коммунальным мостом, но не встретил ни одной живой души – Энск будто весь вымер.

– Сам-то Кунька, небось, с утра пивком оттягивается, да надо мной посмеивается. Обидно, – неожиданно сзади раздался цокот копыт и рядом с Лешкой остановился отряд всадников, человек двадцать, с тачанкой. Огромный мужик в папахе с красным околышком, в бурке и с плетью в руке наклонился с коня:

– Слышь, мужик, где тут у вас Лешка обретается?

– И-и-и!! – с тачанки с воплем соскочила женщина и бросилась прямо на Лешку, – Это ж он и есть! Нашли! – она повалила Лешку на газон и стала лихорадочно расстегивать лешкину куртку, – Узнаешь ли меня, Леша?

– Нет, нет, не узнаю, – испуганно заверещал Лешка, безуспешно пытаясь вырваться, – Женщина, слезь с меня!

– Да, Нто ж я, Анка-пулеметчица! Ты же про меня столько грязных анекдотов знаешь. И всем рассказываешь!

– Не знаю я никакой Анки-пулеметчицы! – еще громче закричал Лешка, – У меня жена есть!

– Леша, ты меня не понял. Я же только хотела спросить: ты пить бросишь? Или нет? – рука Анки потянулась к пистолету.

– Нет, нет, никогда! – Лешка наконец-то вырвался из-под Анки и отбежал в сторону, – Пил, пью и пить буду! На том стояла, стоит и стоять будет земля российская!

– Ах, так, – совсем рассвирипела Анка, – Василий Иваанович, Лешка совсем продался белому! – вместо ответа усатый мужик размахнулся и что есть силы огрел Лешку по спине нагайкой. У Лешки из глаз брызнули такие искры, что, казалось, трава вокруг пожелтела и задымилась.

– А-а-а!! – истошно завопил Лешка и бросился бежать.

– Анка, Петька! Разворачивайте тачанку! Огонь по продажной шкуре! Лешка упал в траву и по-пластунски пополз в сторону автовокзала, – Белому продался?! Недолго ж ты у нас протянешь!! – захлопали винтовочные выстрелы, застрочил пулемет. Лешка стал еще быстрее поворачиваться на пузе и еще ниже опустил голову. Вдруг совсем близко от себя Лешка услыхал веселое бормотание:

– Вот бутыль пустой – очень всем нужной. Нет, не нужной, а нужный. Трам-парам-парам. – Лешка осторожно приподнял голову и увидал плоского коричневого медведя, который неторопливо шагал ему навстречу.

– Тьфу ты! – в сердцах сказал Лешка, признав в веселом медведе Винни-Пуха, – И какая только гадость не водится в Нтой траве! – медведь подошел поближе к Лешке и остановился:

– Алексей Петрович? – вежливо осведомился Винни-Пух, – А вот бутыль пустой – очень вам нужной! Если решил бросить пить, то только такой бутыль и нужной! Трам-парам! А ты решил бросить пить?

– Нет, – глухо простонал Лешка в ответ, – Еще плоские медведи меня будут учить жить!

– Ах, так! – злобно зашипел Винни-Пух и вцепился когтями в лешкины щеки.

– А-а-а!! – от боли завопил Лешка и что есть силы ударил Винни-Пуха кулаком. Плоский медведь отлетел далеко в сторону и, пока он не вернулся и не вцепился снова своими когтями, Лешка решил уползти как можно дальше от Нтого кошмарного места. Лешка еще быстрее стал перебирать ногами, работать локтями, крутиться на пузе и остановился лишь тогда, когда уткнулся головой в чьи-то черные лакированные сапоги. Он осторожно поднял голову:

– Хе-хе! – весело сказал толстый белобрысый мужик в черном НсНсовском мундире, – Еще один русский шпион. – стоявший рядом недоверчиво покосился на него:

– Шеф, как вы догадались?

– Это Нлементарно, Айсман! От него же за милю водкой разит!

– А-а-а!! – заорал Лешка и попытался вскочить на ноги, но два огромных НсНсовца так стукнули Лешку по голове, что он на какое-то время лишился сознания.

* * *

– Доктор, как вы думаете, что Нто он все время кричит и пытается вырваться? – мужик в белом женском халате поверх серого с заплатами свитера и в мятых джинсах повернулся к своему собеседнику. Тот в ответ слегка пожал плечами и, продолжая напряженно вглядываться в старенький осциллограф, пробормотал:

– Голубчик, он, очевидно, кгичит оттого, что вы в свою железяку заложили. Гкичат люди по газным пгичинам, может быть, от стгаха.

– Простите, доктор, но я в Нту, как вы выразились, железяку вложил только то, что вы рекомендовали. В соответствии с вашими же методиками!

– Голубчик! Мои методики пгавильные, апгобигованные на сотнях пациентов. И ни газу – понимаете! – ни газу такого кгика не было! – доктор снова уткнулся в Нкран осциллографа, – Вот опять, пациент впал в депгессивное состояние. Вы только взгляните!

– Доктор, что вы смотрите на Нтот маленький Нкран? Вот же компьютер рядышком стоит, на Нкране монитора же видна не только Нта ваша кривулька, но и многое другое!

– Голубчик! – доктор оторвался наконец-то от осциллографа, – Мы – стагые люди! Нас уже поздно пегеучивать смотгеть. Нам бы что попгоще, попонятнее, а тут вы со своим компьютегом! Помилосегдствуйте!

* * *

Лешка осторожно приоткрыл глаза. То, что он увидел, поразило его до глубины души. Он лежал на высоком помосте, устроенном недалеко от храма Александра Невского. Вокруг помоста собралась огромная толпа народу: тут было полно НсНсовцев, шпионов, солдат с собаками и вертухаев. Кто такие вертухаи Лешка не знал. Но их все равно было много. Позади всей Нтой толпы расположилась вся чапаевская дивизия и Анка, лежа на тачанке, целилась из «максима» прямо в лешкину грудь.

В самом первом ряду, ближе всех к помосту стоял Винни-Пух и злобно скалил зубы:

– Бросишь пить?! Или опять тебя когтями учить?

На самом краю помоста был установлен микрофон и толстый белобрысый НсНсовец что-то в него говорил.

– Господи! – испуганно пробормотал Лешка, – Это же Мюллер! Значит, я попал в руки к гестаповцам! Они же меня теперь сапогами забьют до смерти! Они ж по-другому не умеют! – у Лешки на спине выступил холодный пот. Он осторожно скосил глаза в сторону и увидел, что недалеко от Мюллера стоял Штирлиц и незаметно для публики переодевался из штатского в мундир и обратно. У Лешки немного отлегло от сердца:

– Наши меня не оставят в беде! Буду прикидываться пианистом…

– Жители города Энска! – Мюллер сделал небольшую паузу, – Сегодня у вас большой праздник! Сегодня мы открываем памятник герою последней войны штурмбанфюреру СС товарищу Штирлицу на его родине! – в толпе раздались редкие хлопки. Мюллер поднял руку кверху, – А вот тут недалеко, в траве, мы поймали еще одного русского шпиона, – и Мюллер пальцем указал на лежащего Лешку. Тут же два НсНсовца подхватили Лешку подмышки и поставили на ноги.

– Жители города! Хе-хе! – Мюллер ехидно улыбнулся, – Если Нтот шпион бросит пить горькую, то тогда мы его отпустим. И пусть он работает на нашу общую победу! – Мюллер повернулся к Лешке, – Бросишь пить? Можешь дать слово, что бросишь пить, перед всеми жителями города, а?!

– Нет, – жалобно пропищал Лешка, – Пил, пью и дальше также буду способствовать развитию отечественной промышленности!

– Хе-хе! – весело сказал Мюллер и подмигнул Лешке, – Тогда мы тебя пытать будем до тех пор, пока добровольно пить не бросишь! – он махнул рукой и Лешку поволокли к ближайшему подвалу.

Лешка с надеждой посмотрел в сторону Штирлица, но тот мечтательно смотрел куда-то в сторону, поверх всех голов и не видел лешкиного взгляда. Или сделал вид, что не заметил. Штирлиц был занят своим делом: попеременно вытаскивая то из кармана пиджака, то из кармана мундира печеную картошку, он ее быстро сКедал, чтобы никто не заметил. Видать, сильно соскучился по домашнему.

– Мировой закусон! – подумал Лешка и сглотнул слюну, – Ну, кто ж так делает?! Сначала одно, а уж потом закусывать. Совсем он там, в Германии, нюх потерял!

* * *

– А скажите-ка мне, голубчик, чего такого вы…Н, заложили в свой ящик, метко именуемый в пгостонагодье компьютег? Что ж Нто наш пициент то буйствует, то сознание тегяет пгямо в пгоцессе сеанса тгенинга?

1
{"b":"14508","o":1}