ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Из ссылки был приглашен старый автократ Жозе Бонифасиу ди Андрада-и-Силва — вероятно, с намерением назначить его первым министром, но его ультраконсервативное прошлое не могло устроить оппозицию. Тогда Педру приблизил к себе людей, поддерживавших его в ранний период независимости. Теперь они стали знатными людьми. Это были маркизы Паранагуа, Баепенди, Инамбупи и Аракати. «Правительство маркизов» было последней надеждой как для недоброжелателей из ассамблеи, так и для общества. Утром 6 апреля 1831 года огромная толпа собралась в большом парке Санта-Аны в Рио, требуя роспуска старого правительства. Педру послал им успокоительное письмо:

«Можете передать народу, что я получил их петицию. Можете также передать ему, что министры не оправдали моего доверия, и я сделаю то, что считаю нужным. Напомните ему также, что я действую только в соответствии с конституцией. Я обязан защищать права, предоставленные мне конституцией, даже если бы мне пришлось за это отдать все свое имущество или жизнь. Я готов все сделать для народа, но ничего — под давлением народа».

Вскоре солдаты начали присоединяться к демонстрантам, но Педру отказался отступить. Его главнокомандующий Луиш Алвиш ди Лима (позже герцог Кашиас, самый знаменитый бразильский солдат) тем же утром умолял дать ему разрешение разогнать толпу силой: «Если вы, ваше величество, пожелаете подавить беспорядки, то нет ничего проще. Все, что вам потребуется сделать, — поехать на ваше ранчо в Санта-Круш и собрать милицию. Я готов ее возглавить». Педро отвечал: «План хорош, верный майор Лима, но я не могу принять его, потому что не желаю, чтобы даже одна капля бразильской крови пролилась из-за меня». Майор и его батальон были отправлены в казармы Кампу ди Санта-Ана. Отказавшись применить силу этим роковым утром, он, казалось, упустил последний шанс. Теперь ему не оставалось ничего другого, как сдаться повстанцам и назначить то правительство, которое они желают.

Или у него была иная возможность? Кажется, у Педру имелся в запасе сюрприз. Он набросал записку и сказал посланнику повстанцев: «Вот мое отречение. Я думаю, теперь они счастливы. Я уезжаю в Европу, оставляя престол этой страны, которую всегда глубоко любил и люблю». Затем он объяснил это свое решение присутствовавшим британскому и французскому послам: «Я предпочитаю покинуть трон с честью, чем продолжать править, будучи обесчещенным и униженным сувереном. Те, кто родился в Бразилии, больше не хотят меня, говоря, что я португалец. Я давно ожидал этого и видел, что этот момент приближается, с того самого времени, как я посетил Минас. Мой сын имеет преимущество передо мной. Он — бразилец по рождению. Бразильцы уважают его. У него не будет проблем в правлении, а конституция гарантирует ему его права. Я отрекаюсь от короны, будучи счастлив тем, что закончил так же, как и начал, — конституционно». С этими словами он обнял Амелию и заплакал.

Французский посол так прокомментировал случившееся: «Он умеет лучше отрекаться, чем править. В ходе этой незабываемой ночи монарх вырос в глазах всех, кто поддерживал его». Затем Педру прошел в апартаменты своего пятилетнего сына, рожденного Леопольдиной, и поцеловал на прощание нового императора Бразилии Педру II. Позже этим утром в сопровождении только слуг герцог и герцогиня де Браганса, как теперь именовались Педру и Амелия, сели на британский корабль «Ворспайт» в заливе Гуанабара и направились в Европу. Престарелого Бонифасиу, который еще недавно был врагом Педру в изгнании, назначили опекуном его сына.

Этим простым актом отречения Педру вновь приобрел популярность народа, как было все одиннадцать лет его правления — сначала как регента, а потом как императора. Отказавшись пролить кровь во имя сохранения личной власти, он преподал урок всем бразильцам. Дальнейшая бразильская история, вплоть до наших дней, была бескровной, что отличало ее от других стран Испанской Америки, где не обошлось без насилия, жестокости и кровопролития. Педру прислушался к мудрым советам тех, кто считал, что его авторитарные инстинкты и «португализация» разрушат установленный порядок в стране, но прошло еще несколько трудных лет, прежде чем это произошло. Его сын, который был по-настоящему государственным деятелем, мудро и спокойно правил с юных лет вплоть до 1889 года, когда был низложен в ходе республиканского военного переворота.

ГЛАВА 48 ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА

Отречение тридцатитрехлетнего Педру де Браганса от престола не поставило точку в его карьере: впереди у него было немало испытаний.

В августе 1828 года, когда абсолютисты во главе с Мигелом захватили власть в Лиссабоне, сторонники молодой королевы Марии бежали в Лондон, позже к ним присоединилась и сама королева. В 1827 году умер Каннинг, а его преемники Веллингтон и Абердин избрали официальным курсом страны политику невмешательства. В апреле 1828 года английские войска были выведены из Португалии, и к партии, возглавляемой молодой королевой, в Англии отнеслись холодно. Веллингтон тогда так прокомментировал ситуацию в беседе с Барбасеной: «…Даже если предположить, что правда на стороне молодой королевы, все равно португальцы никого, кроме дона Мигела, не захотят увидеть на троне». Веллингтон еще не начал выдворять из страны ссыльных, а королева в августе 1829 года была вынуждена вернуться в Бразилию. Ранее в том же году в Ангре, главном городе Терсейры — одного из Азорских островов, ее регентом стал Палмелла. Затем в январе 1830 года умерла королева Карлота; восстание либералов в Лиссабоне было жестоко подавлено, и разгул террора достиг в Португалии апогея. Такая ситуация шла вразрез с общей тенденцией, утвердившейся в Европе: в результате июльско-августовской революции во Франции на трон взошел не наследный король Луи-Филипп, а в ноябре либеральное правительство графа Грея сменило правительство Веллингтона. Теперь Франция и Великобритания выступали против действий абсолютиста Мигела в Португалии. Поэтому, когда Педру, герцог Браганса, в начале лета 1831 года прибыл в Европу, его ждал весьма радушный прием. В одночасье он смог приступить к организации экспедиции по захвату Португалии от имени своей дочери. Луи-Филипп предоставил ему три порта, чтобы снарядить корабли, а для проживания выделил Шато-де-Медон. Правительство графа Грея позволило ему набрать три сотни наемников под командованием полковника Ходжеса.

Педру оставался во Франции до тех пор, пока Амелия не родила дочь, которую тоже нарекли Амелией. «Она бразильянка, — заявил он. — Ведь она зачата еще до моего отъезда».

В январе 1832 года он поцеловал свою дочь — королеву Марию и со словами: «Миледи, перед вами стоит португальский генерал, который защитит ваши права и вернет вам корону», — отправился в очередной великий поход. В конце февраля он добрался до Азорских островов и несколько последующих месяцев провел в лихорадочной подготовке и реорганизации своих подразделений. Однако только отряд полковника Ходжеса и батальон из пятисот французских наемников представлял собой реальную силу.

Тем не менее 27 июня экспедиция в составе двух фрегатов — «Ранья» и «Дона Мария II», двух бригов — «Вила Флор» и «Либерал», восьми шхун, корвета, баржи и восемнадцати небольших кораблей, сопровождавших тридцать транспортов с солдатами, отправилась к Пиренейскому полуострову. Известие, что Педру направляется к Азорским островам с намерением выступить против Португалии, заставило всю страну встать на сторону Мигела. Десятки тысяч жителей вступали в армейские ряды добровольцами. Однако мигелисты, полагая, что первый удар будет нанесен по Лиссабону, сосредоточили основные силы в столице, позволив Педру беспрепятственно высадиться к северу от Порту. Генерал Санта-Марта, командир мигелистов, охранявших северное побережье, располагал дивизией, состоявшей из двенадцати тысяч человек, из которых тысяча стояла гарнизоном в Порту. Тем не менее он вывел войска из города, и 9 июля Педру без боя его взял. Санта-Марта так объяснил свою стратегию: «Безусловно, они погибнут от пушечных ядер либо от голода или же сгорят заживо, а вместе с ними и славный город Порту». В то же время португальские чиновники отмечали, что единственной причиной, по которой Педру не атаковали на море, было стремление генерала «позволить войскам высадиться на берег и после того, как они продвинутся в глубь страны, окружить их и порезать на куски».

147
{"b":"146185","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дорога вечности. Академия Сиятельных
Тобол. Мало избранных
Хороший год, или Как я научилась принимать неудачи, отказалась от романтических комедий и перестала откладывать жизнь «на потом»
Файролл. Квадратура круга. Том 2
Вонгозеро. Эпидемия
Шоколад
Как общаться с трудными людьми
Экзамен первокурсницы
Свидания с детективом