ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но такая сила все-таки появилась. Сантьяго де Линьерс, офицер французского происхождения, собрал армию, которая расположилась неподалеку от Буэнос-Айреса. Тем временем в самом городе талантливый креольский аристократ Хуан Мартин де Пуэйрредон организовал пассивную оппозицию и возглавил всеобщую забастовку. Через полтора месяца армия Сантьяго де Линьерса и пассивная оппозиция Пуэйрредона объединились. Британцев окружили. Поупэм был захвачен в плен. Всю британскую миссию посадили на корабль и с позором отправили в Лондон. Линьерса провозгласили героем. Собремонте же объявили трусом и приговорили к расстрелу. Для испанского наместника это было беспрецедентное унижение. Он нашел убежище у врагов Буэнос-Айреса — в Монтевидео, столице Восточной Республики Уругвай, что на противоположном берегу реки Параны.

Когда новости из Буэнос-Айреса достигли Лондона, город охватило радостное возбуждение. Толпы людей заполнили улицы. Люди пели «Боже, спаси короля» и «Вперед, Британия!». Торговля Британии с Южной Америкой уже приносила миллион фунтов в год. Жажда новых колониальных захватов была велика, но известия о победах Наполеона под Йеной и его маршала Луи Никола Даву под Ауэрштедтом в октябре 1806 года охладили пыл англичан.

После успехов наполеоновских войск Гренвиль объявил о конце британского влияния в Европе. Уиндэм выступил с предложениями взять под контроль мыс Горн и захватить порт Вальпараисо в Чили, а затем направить экспедицию на восток через Анды и установить там полосу укреплений. Захват всего региона вокруг Буэнос-Айреса позволил бы англичанам сохранить за собой южную часть континента.

Бересфорд был смещен. Его место занял только что вернувшийся из Индии после ряда успешно проведенных мероприятий сэр Артур Уэлсли. Сам Гренвиль склонялся к захвату Монтевидео. Он считал, что необходимо перебросить войска из Индии, отвоевать у испанцев Манилу и затем, переплыв Тихий океан, высадиться на западном побережье Новой Испании (Мексика). Старший брат Гренвиля, первый маркиз Букингемский, дважды бывший вице-королем Ирландии, а теперь практически отстраненный от политической жизни страны, настаивал на захвате Перу и Панамы.

Бересфорд сдал Буэнос-Айрес в августе 1806 года. Известие об этом достигло Лондона только 25 января 1807 года. Оно разрушило мечту англичан о колониальной империи в Южной Америке. Стало ясно, что жители южноамериканских колоний не склонны обменивать жесткий патернализм испанской короны на относительную доброжелательность Британии, — они решительно стремились к собственной независимости.

Поражение в Буэнос-Айресе было весьма оскорбительным для британцев, и они не смогли с этим смириться. Все остальные дела были отложены — британцы хотели взять реванш. В Южную Америку отправилась экспедиция под командованием генерала Сэмюэла Очмути и генерал-лейтенанта Джона Уайтлоука.

К несчастью, Собремонте все еще находился в Монтевидео, когда в феврале 1807 года двенадцать тысяч британских солдат высадились в заливе Ла-Платы, на восточном берегу.

Жители Буэнос-Айреса отказались подчиняться Собремонте, который официально все еще оставался их наместником, и объявили своим вождем Линьерса.

Уайтлоук заблуждался так же, как когда-то Поупэм, потому поначалу заявил подчиненным: «Вам не нужно будет ничего менять в правительстве, кроме тех перемен, которые естественным образом вытекают из замены власти испанского короля властью его величества». Но вскоре Уайтлоук и Очмути осознали реальное положение вещей и стали действовать радикально. Очмути объявил королевский двор в Буэнос-Айресе вне закона. Власть испанского короля была смещена. Испанский флаг больше не развевался над Буэнос-Айресом. Позднее Очмути писал об этом так:

«Эти известия распространялись очень быстро. Вскоре я понял, что большая часть населения согласна с переменами. Люди, раньше относившиеся ко мне враждебно, теперь уговаривали меня двинуть войска на Буэнос-Айрес. Они просили признать их независимость и предоставить им защиту английского правительства. Тогда Буэнос-Айрес подчинится мне… Партия, находящаяся в то время у власти, в большинстве своем представляла интересы Испании… Раздувая факты и обманывая людей, она пыталась настроить беднейшие слои населения против англичан и провоцировала их на всевозможные агрессивные действия. Другая партия состояла из коренных жителей страны и небольшого числа испанцев, обосновавшихся в этой стране… Они шли по стопам Северной Америки. Их ближайшей целью было провозглашение независимого государства.

Если мы пообещаем им независимость, они будут постоянно выступать против существующего правительства. Тогда нам придется поддерживать настроения местного населения. Однако эта страна вряд ли созрела для независимости. Они предпочли бы наше правительство своей сегодняшней анархии или испанскому ярму, если бы мы пообещали им не сдавать их страну Испании в обмен на мир. Но пока такое обещание не будет сделано, они останутся нашими явными или скрытыми врагами».

Уайтлоук придерживался того же мнения: «Мне постоянно говорили о том же, о чем говорили генералу Бересфорду и адмиралу во время их первого пребывания в этой стране. До тех пор, пока не прольется первая кровь или не будет конфискована чья-нибудь собственность и Южную Америку не объявят независимым государством, мы должны оставаться ее союзниками и стремиться не допустить ужасов революции».

Но английское правительство само хотело укрепиться в этом регионе Южной Америки. Летом войска Уайтлоука переправились через устье реки Параны и пошли маршем на Буэнос-Айрес. Пройдя болота в области Килмес, английские войска наткнулись на шеститысячную армию Линьерса и сумели отбросить ее назад. Но как только они вошли в Буэнос-Айрес, стало ясно — катастрофа неминуема. Однако это не остановило наступавших. Генерал Митре, аргентинский президент (1821–1906), впоследствии описывал события так: «Британские войска, достойные лучшего командующего, шли на верную погибель, бесстрашно, как на параде, маршируя по этим улицам смерти, выстраиваясь под прямым углом каждые сто пятьдесят ярдов. Уайтлоук оставался с резервом у местечка Мисерере, отрезанный от своей армии. Результат этой тактики был ужасен». К ночи две тысячи двести британцев были убиты, ранены или взяты в плен. Уайтлоук пообещал вывести войска из региона в течение двух месяцев.

После полного разгрома остатки британских войск покинули Монтевидео. Побежденные вели себя достойно. Губернатором Буэнос-Айреса был назначен протеже Линьерса Франсиско Ксавьер де Элио. Испанское правительство признало Линьерса действующим вице-королем. Однако идиллия длилась недолго. Линьерс и де Элио вскоре поссорились. Пошли слухи, что Линьерс — бонапартистская марионетка. Испанцы не замедлили воспользоваться этим и назначили собственного вице-короля — Бальтасара Идальго Де Сиснероса.

Монтевидео и Буэнос-Айрес остались недовольны этой заменой. В 1808 году Сиснерос был вынужден объявить Буэнос-Айрес открытым портом. На принятие решения повлиял и популярный памфлет на тему свободной торговли, написанный известным местным экономистом Мариано Морено. Таким образом, Буэнос-Айрес дважды обошел испанское правительство: во-первых, назначив Линьерса вице-королем и, во-вторых, нарушив испанскую торговую монополию. Британская интервенция невольно приглушила вызывающее поведение местных властей.

Британская авантюра в Буэнос-Айресе была разыграна специально для испанцев, озабоченных своими отношениями с Наполеоном. Испанский двор разделился на две части: одна поддерживала Карла IV, королеву и Годоя, другая связывала свои надежды с наследником Карла — принцем Фердинандом, стремившимся избавить Испанию от навязчивого покровительства Франции.

В 1806 году Наполеон одержал победы над Россией и Австрией под Аустерлицем и над Пруссией — под Йеной. Годой с присущим ему недомыслием решил переметнуться в другой лагерь. Наполеон проучил его. Годой наивно пригласил его в Испанию. Он хотел помочь Наполеону завоевать Португалию — последнюю часть Европы, остававшуюся вне его контроля. Карла IV должны были провозгласить императором Америки. Годой становился правителем южной части Португалии, а французам доставался португальский флот.

5
{"b":"146185","o":1}