ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Это было проницательное замечание, но отношения Боливара с Сантандером ухудшались. Боливар попросил у него четыре или пять тысяч солдат. С их помощью, говорил Боливар, Сантандер отнимет у Перу «двух сестер для Бойаки и Карабобо». Сантандер считал себя единственным правителем Новой Гранады, а Боливара — лишь удобным временным союзником. Он сохранял внешние приличия, но внутри у него все кипело.

Тем временем Бермудес выбил последних испанцев из Куманы, что на востоке Венесуэлы. Монтилья после четырнадцати месяцев осады наконец-то взял Картахену.

Ла-Торре уплыл в Кадис, оставив Моралеса, заклятого врага Боливара, контролировать последнюю цитадель испанцев — Пуэрто-Кабельо. В городе Панама произошел революционный переворот, свергнувший власть испанцев. Жители Панамы высказали желание присоединиться к Колумбии. Теперь Боливар контролировал территорию, равную двум третям Западной Европы. Однако независимость Великой Колумбии стоила жизни двумстам пятидесяти тысячам человек.

ГЛАВА 13 К ИНДЕЙЦАМ

Пришло время готовить поход на округ Кито и вице-королевство Перу. Боливар уже послал Сукре и батальон Альбиона в горы на юге Новой Гранады. Сражаясь, они спустились по главному горному хребту на юг — к городу Попаян. У них были отважные и опытные командиры. Перу — одна из красивейших стран мира, но территория ее труднодоступна — высокие горы сменялись очень глубокими ущельями. Боливар приказал Сукре идти морем до Гуаякиля, который находился на два градуса южнее экватора. Гуаякиль — исторический порт древней империи инков. Теперь это был порт округа Кито. Начав свой путь в порту Буэнавентура, Сукре без боя высадился в Гуаякиле.

Ему нелегко пришлось в этом городке, служившем прибежищем для контрабандистов и пиратов. Многочисленные трущобы, построенные на высоких сваях, тянулись над заболоченными морскими топями. Единственным продуктом экспорта было какао. Сукре начал переговоры со старейшинами города. Они проходили очень напряженно. Старейшины, по всей вероятности, были готовы присоединиться к любому из командиров патриотов: не важно, будет ли это Боливар с севера или генерал Сан-Мартин с юга. Важнее другое — кто больше заплатит.

Неожиданно на кораблях Сукре вспыхнул мятеж. Группа солдат захватила шесть кораблей и, заявив о своей верности королю Испании, покинула Гуаякиль. Сукре с солдатами батальона Альбиона начал преследовать мятежников. Они были схвачены и возвращены в город. Сукре продолжил переговоры с городским советом. Но однажды он и тысяча его солдат обнаружили, что находятся в осаде.

В течение августа — ноября 1821 года Сукре совершил ряд неудачных попыток отстоять город, но затем был вынужден подписать трехмесячное перемирие с испанским командиром Аймеричем. За время перемирия Сукре получил подкрепление. Сан-Мартин направил с юга несколько сотен перуанцев под командованием генерала Санта-Круса. Теперь у него было достаточно сил, чтобы выйти из города и пойти на Кито, который был расположен в горной местности. У местечка Пинчинча (теперь — Рио-Бамба) Сукре разбил малочисленную испанскую армию. Аймерич отступил к Кито. Батальон Альбиона двинулся в лобовую атаку на испанцев. Армия роялистов была рассеяна, три испанских батальона уничтожены. Оставшиеся в живых отступили в Кито. Там 24 мая 1822 года они были взяты в окружение. Сукре захватил в плен две тысячи солдат, а также оружие — тысячу семьсот мушкетов, четырнадцать пушек, большое количество снаряжения и припасов.

13 декабря 1821 года Боливар покинул Боготу вместе с трехтысячным войском, которым командовал генерал Бартоломе Салом, начальник штаба Боливара. Им предстояло пройти полторы тысячи миль до Перу. Пока Боливар находился в Боготе, ему нравилось, что колумбийцы приветствуют методы правления Сантандера. Он писал: «Закон позволяет вице-президенту быть главой государства, пока я нахожусь на войне. Он станет справедливым, добродетельным, трудолюбивым, одним словом, достойным лидером Колумбии». Неуемная энергия Боливара не позволяла ему ограничивать себя административными обязанностями. Если бы имелась возможность, он бы освободился от них. Теперь он стал профессиональным партизаном. Ему необходимо было действовать, идти от цели к цели. Сантандер же, напротив, был прирожденным политиком. Его место было у руля государства. Отъезд Освободителя обрадовал его.

Боливару предстояло сделать еще один шаг к славе. Успех этой кампании позволял ему удвоить или даже утроить территорию Великой Колумбии и покончить с самыми сильными роялистскими цитаделями на континенте — Пасто, Кито и Лимой. Первый этап его экспедиции вниз по долине Каука был удивительно легким. Сукре уже очистил большую часть региона от роялистов.

Испанский флот снялся с якоря и находился в море, поэтому Боливар не мог добраться до Гуаякиля, как Сукре, — морским путем. Ему оставался только один путь — по суше. В Попаяне командир испанского гарнизона сдался без боя. Теперь Боливару надо было продвигаться по неизведанной земле. Веревочные мосты через зияющие расселины, обрывистые горные тропы, восхождение на каменистые перевалы, ледяные пики и гребни — все это напоминало переход через Восточные Кордильеры. Но теперь это не выглядело так страшно, хотя путь предстоял долгий.

Вскоре Боливар приблизился к крепости роялистов Пасто. Он хотел избежать сражения. Его армия уже потеряла тысячу человек. Боливар сказал: «Враг может рассчитывать на рекрутов, набранных в Кито и Попаяне… людей, которые ожесточенно защищали территорию, которую они знают, и натуральные ресурсы, которыми они пользуются… Освободительная армия с самого начала этого освободительного похода не может рассчитывать ни на что, кроме бед и несчастий. Мы теряем людей, лошадей, мулов и багаж, в то время как наш враг, которому не нужно никуда идти, набирает силы».

Испанцы решили заблокировать Боливару дорогу на юг. Чтобы избежать столкновения с испанской армией, Боливару пришлось бы пройти обходным путем сотни тысяч миль. Он решил принять бой.

Долина Бомбона — одно из самых красивых и самых неподходящих для битвы мест. Испанские позиции находились выше расположения патриотов. Солдаты Боливара, карабкающиеся вверх по скалам, были хорошо видны испанцам. Левый фланг испанцев был расположен на склонах огромного вулкана Пасто. Их позиции в центре были защищены густым лесом. Справа испанцев прикрывал каменистый обрыв к реке Гуайтара, стремительные потоки которой неслись по дну глубокого ущелья. Испанцы посмеивались над попытками патриотов подняться на скалы, а затем напали на лагерь Боливара. Восемьсот человек было убито и ранено. Пять тысяч винтовок выведено из строя. Боливар совсем потерял надежду на успех операции. «Мне казалось, что дело провалено, — писал он, — но мы должны были победить, и мы победили».

Боливар поднял своих людей в атаку в три часа пополудни, за три часа до конца экваториального дня. Патриоты начали взбираться вверх по склонам в центре. Их встретили уничтожающим огнем. У патриотов не было кавалерии, чтобы атаковать укрепленные позиции врага. Всех своих лошадей они потеряли во время перехода. Артиллерия врага била по ним слева. Вдруг Боливар заметил, что Вальдес, один из его командиров, повел людей в штыковую атаку. Скалы закрывали их от огня врага. Боливар приказал открыть огонь, чтобы прикрыть наступление Вальдеса и помешать испанцам получить подкрепление. Через час на окрестности опустился густой туман.

Когда туман рассеялся, начало заходить солнце. И обнаружилось, что патриоты добрались-таки до неохраняемых вершин. Держа штыки в руках, они спустились на несколько сот футов. Теперь преимущество перешло к солдатам Боливара. У испанцев заканчивались патроны. Эта невероятная атака обратила их в бегство.

Боливар приказал резервным силам атаковать врага в центре. Испанские укрепления дрогнули. Стемнело. Патриоты двигались по пересеченной местности, пытаясь сохранить занятые позиции. Полная луна позволила им преследовать испанцев до тех пор, пока те окончательно не исчезли в горах. Основным испанским силам удалось уйти. Однако это была не окончательная победа патриотов, а всего лишь передышка. Пока Боливар ждал подкрепления из Санта-Фе-де-Боготы, испанцам удалось укрыться в Кито. Город осадила армия Сукре и вскоре захватила его.

59
{"b":"146185","o":1}