ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Каннинг продемонстрировал блестящее умение воздерживаться от вмешательства в дела Латинской Америки. Он считал, что «сохранение монархического правления в какой-либо части Южной Америки резко ускорит неизбежное отделение Нового Света от Старого… Но если это предложение будет исходить от нас, то проблемы исчезнут. Монархия в Мексике и монархия в Бразилии могли бы излечить зло всеобщей демократии и предотвратить ситуацию, которой я больше всего боюсь, — Америка против Европы. Соединенные Штаты стремятся к такому разделению и поддерживают демократию, которая способствует этому».

После бесплодных усилий Каслри Каннинг сумел выработать такую политическую позицию, которая снискала уважение латиноамериканских государств. Но особенно важно то, что в результате политической линии Каннинга были пресечены ранние империалистические претензии Соединенных Штатов.

ГЛАВА 16 ПОТОСИ

Начался 1825 год. Казалось, для Боливара уже нет ничего невозможного. Но проблемы все-таки были. Сукре предпринимал усилия, чтобы Верхнее Перу, где преобладало индейское население, отделилось от Буэнос-Айреса, которому оно было официально подчинено. 9 февраля Сукре провозгласил самоуправление в Верхнем Перу. Поначалу Боливар рассердился на своего фаворита. Его поступок мог разозлить и аргентинцев, и перуанцев: до 1776 года вице-королевство Верхнее Перу было частью провинции Перу. Однако прошло немного времени, и Боливар смягчился. В мае того же года он по-отечески написал Сукре, заявившему о своем желании сложить полномочия: «Мой дорогой генерал, выполняйте свой долг, воспользуйтесь удачей, которая сама идет к Вам в руки… Для Вас нет ничего невозможного. Не позволяйте изменчивой фортуне управлять собой… Помните, я люблю Вас как сына и всегда рад Вашей славе».

15 апреля Боливар выехал из Лимы в окружении самых верных друзей. В их число входили О’Лири и старый добрый наставник Боливара Симон Родригес. Так начался триумфальный поход в горные районы его нового владения — древней империи инков. Мануэлиту оставили дома. Это очень рассердило ее.

Слухи о незаконном происхождении Боливара дали повод представителям высших классов Лимы презрительно называть его Эль Самбо. [5]Для индейцев же он был таким же белым и таким же аристократом, как любой испанец. Кроме того, он был их героем. Они повсюду встречали его с благоговением. По традиции такие приемы устраивались завоевателям или представителям власти, чтобы задобрить их и отвести угрозу убийств и грабежа. На этот раз люди, без сомнения, выражали искреннюю радость, приветствуя завоевателя, который пришел к ним как покровитель.

25 июня, через два месяца после отбытия из Лимы, процессия достигла Куско. В этой красивой горной долине, расположенной на высоте десяти тысяч футов, Боливара ждал радушный прием. О’Лири описал это событие: «Из окон и с балконов на головы всадников сыпался цветочный дождь, падали лавровые венки. Их бросали девушки Куско. Вместе с цветами вниз летели медальоны. В Арекипе отцы города подарили Боливару лошадь с седлом, отделанным золотом, и золотой уздечкой, а также золотые ключи от города. После торжественного благодарственного молебна, который проходил в кафедральном соборе, Боливар отправился в городское собрание. Там самые знатные дамы города преподнесли ему корону, украшенную бриллиантами и жемчугами».

Именно в Куско Боливар издал декрет, обрадовавший миллионы его подданных. Однако прежние правящие классы Лимы не одобрили его.

В долинах Анд тропический климат препятствовал культивированию растений. На горных плато испепеляющее солнце днем, холодные ночи и разреженный воздух не позволяли жить и выращивать урожай. Но инкам удалось решить эту проблему. На склонах горных плато они сделали террасы и сеть водных каналов. Проложили дороги. Создать все это можно было только в результате всеобщих усилий. Общественная организация инков была основана на принципах строгой иерархии и взаимодействия. Инки с легкостью приняли испанскую систему колониального контроля. Испанцы использовали для надзора за индейским населением местных надсмотрщиков, которых здесь называли касикес. Такая система надзора еще больше увеличивала рабское угнетение индейцев. Принудительный труд использовался на золотых, серебряных и оловянных шахтах.

В Южной Америке традиционно жевали листья растения коки. Это подавляло чувство голода и препятствовало истощению. Испанцы поддерживали этот обычай и способствовали обширному культивированию растения коки в тропических долинах, где погибали тысячи индейцев.

Декрет Боливара отменял институт ненавистных надсмотрщиков-касикес. Отныне труд любого работника можно было оплачивать только наличными деньгами. Все работники находились в равных условиях, которые устанавливали рыночные отношения. Принудительный труд был отменен. Трудовые отношения стали свободными и должны были соответствовать контрактам.

Боливар объявил программу земельных преобразований, которые предусматривали передачу всех культивируемых земель тем фермерам, которые их обрабатывали. Все общественные земли следовало поделить между безземельными крестьянами. Несмотря на то что на практике многие реформы Боливара были отложены на более поздний срок, они снискали ему уважение индейцев, которые стали почитать его как бога и перевоплощение вождя инков.

Находясь в Куско, Боливар вновь дал повод для слухов о своих романтических приключениях. На этот раз его мишенью стала самая известная женщина в городе — Франсиска Субьягаде Гамарра, жена префекта Куско, будущего президента Перу. Она была властной женщиной, с повадками командира. За это в городе ее прозвали Марискалой (Маршальшей). В детстве Франсиска была лишена родительской любви. Ее воспитывали как монахиню. Огромный нос, большие выразительные глаза на широком лице, густые каштановые волосы, широкая кость — все это делало Франсиску похожей на мужчину. У нее были низкий голос и властные интонации. «Я должна была скрыть слабости своего пола, подражая мужчинам», — признавалась она одному из своих друзей. Молодой офицер, увлекшийся ею, услышал от нее такие слова: «Оставь свои вздохи, сентиментальные слова и романсы для девушек. Меня трогают только звуки пушек, речи, произносимые в конгрессе, и восторги людей, когда я иду по улице».

Боливар и Марискала одинаково увлекались политикой. Они могли часами говорить на политические темы. И все же Марискала не принадлежала к тому женскому типу, который так любил Боливар. Их связь длилась недолго, даже короче, чем обычно бывало у Боливара. Она так рассердилась, когда Боливар порвал с ней, что поведала о подробностях их отношений своему мужу. Тот, как и многие аристократы Лимы, стал одним из самых ярых и могущественных врагов Боливара.

Освободителю пяти стран вдруг представился шанс еще больше увеличить свою славу. Это напоминало историю об искушении Христа. Боливара позвали еще выше в горы. У его ног лежала гораздо большая территория, чем прежде. Он знал, что в Бразилии в это время правил независимый император дон Педру I. Бразилия, воспользовавшись анархией, царившей в Аргентине, оккупировала восточное побережье Рио-де-Ла-Плата. Теперь это территория современного Уругвая. Бразилия была готова захватить Верхнюю Аргентину, где протекали две большие реки — Парана и Парагвай. Они впадали в дельту Ла-Платы.

Правительство Буэнос-Айреса направило к Освободителю свою миссию. Она просила Боливара о помощи в оказании сопротивления притязаниям Бразилии. Бразилия была монархической страной. Она мешала демократическим реформам Боливара. Он был уже у цели, свершение его заветной мечты — аннексия Аргентины — казалось делом ближайшего будущего. Еще важнее, что континент находился на грани войны между бывшей португальской колонией Бразилией и остальной испаноговорящей Америкой. Боливар написал Сантандеру, прося разрешения на ввод его войск в Аргентину: «Цезарь в Галлии угрожал Риму. Я в Верхнем Перу угрожаю всем заговорщикам Америки. Только так я могу спасти ее республики. Если я сдам свои позиции на юге, завоевание Перу потеряет смысл. Император Бразилии отберет себе Ла-Плату и Верхнее Перу». Сантандер, должно быть, подумал, что Боливар сошел с ума.

вернуться

5

Метис (исп.).

71
{"b":"146185","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Затерянные земли
Континентальный сдвиг
Курсант
Девятнадцать минут
Горизонт в огне
Страшная сказка о сером волке
Не молчи
Семья что надо
Танцы на стеклах