ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

После посещения Северной Америки Миранда укрепился во мнении, что его континент может и должен быть свободным. Кроме того, он понял, что Соединенные Штаты Америки вынашивают экспансионистские планы в отношении Юга. Томас Джефферсон утверждал: Конфедерация должна стать центром, «вокруг которого объединится вся Америка, Северная и Южная». Это означало: испанские колонии будут постепенно завоеваны американцами.

В Англии, однако, были очарованы умом Миранды. После полутора лет, проведенных в Соединенных Штатах, в начале 1875 года он приехал в Лондон и поселился в гостинице «Ройял». Написал письмо королю Испании, в котором то пылко оправдывался, то отрицал все обвинения, то просил о прощении, заверяя в своей преданности испанской короне и умоляя монарха помочь ему восстановить его честное имя. Испанское посольство в Лондоне приняло его очень любезно, но ответа из Мадрида он так и не дождался.

Необычное сочетание обаяния и самоуверенности, отличавшее Миранду, произвело на окружающих такое же сильное впечатление в Лондоне, как в свое время в Соединенных Штатах. Позерство, столь свойственное латиноамериканской натуре, отнюдь не отталкивало от Миранды людей. Вскоре он стал вхож в круг таких заметных личностей, как Иеремия Бентам, лорд Хоу, лорд Сидней, лорд Шелборн, лорд Фитцгерберт и генерал Рейнсфорд. Впрочем, эти отношения были важны скорее для Миранды, чем для его новых друзей. Когда Миранду вызвали в Мадрид, он понял, что время для публичной защиты независимости испанских колоний настало. «Политикл гералд энд ревью» так писала об этом:

«В Испанской Америке существуют серьезные ограничения при назначении в правительство, где присутствуют одни лишь испанцы. Есть и другие заметные различия между испанцами и их потомками, живущими по другую сторону Атлантики. Такое положение вещей неоднозначно: с одной стороны, оно до сих пор сохраняло суверенитет Испании в этой части света, с другой — посеяло семена недовольства среди жителей испанских колоний. По этой проблеме состоялось много конференций, на которых было принято множество решений, причем втайне от тех людей, которых мы впоследствии назовем жителями испанских провинций.

Пример Северной Америки стал предметом серьезного обсуждения и подражания. Здесь, в Лондоне, мы абсолютно уверены, что в Испанской Америке есть человек, обладающий большими способностями и пользующийся доверием своих сограждан, стремящихся завоевать независимость для своей страны…

Этот человек объездил всю Северную Америку и посетил Англию, которую считает колыбелью гражданских свобод и школой политической деятельности…

Этот человек обладает возвышенным умом и большим талантом. Он образован и хорошо осведомлен, изучал политику много лет… Мы восхищаемся им, его благородством и желаем ему успеха в деле освобождения миллионов его сограждан. Ведь самым благородным из всех человеческих побуждений является желание дать свободу другим людям».

Эта хвалебная статья возвестила испанцам, что Миранда не только восстановил свою репутацию, но становится их опасным противником.

ГЛАВА 2 СЛАСТОЛЮБЕЦ

Летом 1785 года в Англию прибыл американский друг Миранды полковник Уильям Смит. Друзья решили вместе попутешествовать по Европе. У Миранды была для этого своя серьезная причина — он надеялся получить финансовую и дипломатическую поддержку для своей борьбы за независимость Латинской Америки. Отставному полковнику Франсиско Миранде особенно хотелось посмотреть на военные маневры прусского короля Фридриха Великого. Коварный испанский посол в Лондоне Бернардо дель Кампо, у которого Миранда часто обедал, любезно составил ему рекомендательное письмо к испанскому послу в Пруссии. Однако втайне от Миранды дель Кампо приказал испанской дипломатической миссии в Берлине внимательно наблюдать за ним и подвергнуть его высылке, как только он пересечет границу Пруссии.

В августе в компании герцога Портленда Миранда и Смит отбыли в Роттердам. Затем их путь лежал в Гаагу, Лейден, Гарлем, Амстердам и Потсдам. Не подозревая об испанском заговоре, Миранда с друзьями направился в Берлин. Там он увидел впечатляющий заход флангом чрезвычайно дисциплинированной прусской пехоты под командованием генерала Моллендорфа.

Миранду принимали как главу государства в изгнании. Он был приглашен на обед к Фридриху Великому и совершил почетную экскурсию по музеям и библиотекам прусской столицы. «Королевские» приемы продолжились в Праге, Вене и Венгрии. В Вене Миранда жил в знаменитом Шенбрунне. В Венгрии он познакомился с Гайдном и по приглашению принца посетил знаменитый дворец Эстергази. Затем он вернулся в Вену в повозке, запряженной огромными трансильванскими лошадьми.

Миранда продолжил свой европейский тур — он побывал в Венеции, затем в Вероне, Модене, Флоренции, Лукке, Пизе и Сиене. В Риме он посетил апартаменты папы римского, осмотрел церкви и дворцы, побывал на каждом из семи римских холмов, в Латеранских дворцах, в термах Агриппы, в замке Святого Анджело, Сикстинской капелле и капелле Святого Петра, где присутствовал на мессе, которую проводил сам папа.

Во время этого путешествия у Миранды случилась масса любовных приключений. Но одно оставило особый след в его душе. Восемнадцатилетняя куртизанка отказалась переспать с ним, потому что у нее был сын от короля Швеции и только ему она была предана всем сердцем. Отказ девушки задел честолюбие латиноамериканца, он сделал еще несколько попыток — но тщетно… В дневнике он записал, что в Витербо самые красивые женщины в мире…

Из Италии Миранда отправился в Грецию. В Афинах он подружился с французским академиком, имевшим, однако, в городе скандальную репутацию. Академик провозгласил, что «трогать руками грудь женщины на светских вечеринках вовсе не предосудительно, потому что так делают в Париже». Затем Миранда поехал в Турцию. Верный своим привычкам, он сетовал на отсутствие там хорошеньких женщин, что поначалу вызывало у него жестокие головные боли.

Из Смирны в Константинополь его сопровождали тридцать две роскошные чернокожие рабыни. Он стал свидетелем обращения в мусульманство молодого грека, которого турки использовали для сексуальных забав.

Заметным событием европейского турне Миранды стало посещение популярных в то время салонов мадам Мишель и мадам Хайденстен. Он ненадолго увлекся греческой красавицей Ефросинией Фросини и принимал участие в турецких оргиях, а также совершил поездку в знаменитую библиотеку Рахиба-паши.

Переплыв штормящее Черное море, Миранда оказался в России, став одним из немногих южноамериканцев, посетивших эту страну. Здесь он также произвел впечатление. Русское дворянство покровительствовало ему. Фаворит Екатерины II генерал-фельдмаршал Григорий Потемкин пригласил его на чай с водкой и сразу же полюбил. Так начались невероятные приключения Миранды в России.

Очень скоро князь Потемкин стал покровительствовать Миранде, даже представил его своей возлюбленной — графине Севрской. Они часто вместе выезжали на охоту. Миранда гостил в крымском поместье князя. Как-то в присутствии Потемкина он сцепился с французским принцем. Тот утверждал, что все испанские женщины — грязные шлюхи, от которых вечно несет чесноком. В ответ Миранда саркастически заметил, что во Франции чистоплотность никогда не была в чести.

В феврале 1787 года в Киеве князь Потемкин официально представил Миранду императрице Екатерине II. Так начался один из самых любопытных любовных романов в истории — между латиноамериканским франтом и известной своей похотливостью, но образованной и умной русской правительницей.

«Как низко опускается температура в вашей стране зимой?» — именно об этом сначала заговорила императрица с Мирандой. Это был вопрос женщины, безумно страдавшей от русских морозов и расцветавшей только в тепле дворцов. На банкете, сидя во главе стола, Екатерина посылала Миранде лакомые кусочки угощений. А когда сели играть в карты, она вдруг поинтересовалась: существует ли до сих пор инквизиция в Испании? Миранда ответил, что, к сожалению, существует. Тогда императрица сказала: «В России все еще живут несколько доминиканских монахов. Они работают на трибунал (инквизиции). Когда я вижу их, у меня перехватывает дыхание, и я молюсь: „Боже, помоги!“»

8
{"b":"146185","o":1}