ЛитМир - Электронная Библиотека

Джером снова пронзил меня взглядом, на этот раз, чтобы потянуть время, наслаждаясь моей агонией. Ублюдок! Наконец он заговорил.

— Ты поедешь в Лас-Вегас, Джорджи.

ГЛАВА 5

Я готовилась услышать «Кливленд» или «Гуам» и была настроена достаточно пессимистично, чтобы ожидать назначения в еще менее привлекательное местечко. Если мне действительно предстояло пережить отъезд из Сиэтла, то наверняка ожидало меня нечто ужасное.

— Ты сказал: «Лас-Вегас»? — произнесла я, опускаясь на диван, и тут же попыталась предугадать подвох. — А, это не Лас-Вегас в Неваде, так? Это другой Лас-Вегас. Нью-Мексико? Или вообще на другом континенте?

— Прости, Джорджи, но я тебя разочарую и развею твои страдальческие фантазии. — Джером закурил сигарету и глубоко затянулся. — Это Лас-Вегас в Неваде. Думаю, ты даже знаешь тамошнего главного демона Луиса. Разве вы с ним не дружите?

Я моргнула.

— Луис? Да, он образцовый архидемон. — Эти слова вызвали у Джерома слабую усмешку, но я не обратила на это внимания. Я работала на Луиса давным-давно, и, сказать по правде, вероятно, он был моим любимым боссом. Это не значит, что Джером был ужасен, но Луис, несмотря на строгость, многое прощал, и, как следствие, с ним иногда можно было забыть, что ты проклята навеки.

— Значит, мое новое назначение — ехать в Лас-Вегас и работать на Луиса.

— Да, — подтвердил Джером.

Я отвела рассеянный взгляд от окна и посмотрела на босса.

— И это никак нельзя изменить? Остановить? Что я могу сделать, чтобы остаться здесь? И ты точно знаешь, что тут нет ошибки? Может, напутали с адресом?

Темные брови Джерома вздыбились. Его редко удавалось застать врасплох, но вот настал именно такой момент.

— Ты не хочешь ехать? Я, конечно, польщен, что ты предпочитаешь остаться под моим началом, но я думал, ты обрадуешься. Лас-Вегас отличное место для недоделанных суккубов вроде тебя.

Я пропустила издевку мимо ушей, хотя в его словах был смысл. В Лас-Вегасе настолько питательная среда для греха и спасения, что город буквально напичкан служителями Небес и Ада. Там, вероятно, самая высокая во всем мире концентрация суккубов и инкубов, а значит, легко выполнить норму. Здесь я была единственным суккубом, и каждая совращенная мною душа подвергалась тщательному досмотру. В Лас-Вегасе же — толпы легких на руку суккубов, успехи которых с лихвой покроют безделье таких, как я.

— Дело не в тебе, — медленно проговорила я, — а в… Сете.

Джером громко вздохнул и затушил сигарету о мой кофейный столик. Хорошо еще, ему под руку не попался диван или ковер.

— Да уж. В великих планах вселенной твой любовник играет такую значительную роль, что адская канцелярия даже отменит свое решение. Да ладно, Джорджи. Не будь наивной. Сколько раз тебя переводили с места на место? Или лучше спросить: сколько тебе известно случаев, когда перевод отменяли, потому что кому-то «это пришлось не по вкусу»?

— Ни одного, — призналась я. Самое большее, Ад мог взять такого недовольного служащего на заметку и забрать его из того места, где он не приносил пользы, в другое. Пару раз я сама просила о новых назначениях и получала их. Но раз адская канцелярия приняла решение, значит, так тому и быть. Меня обступила стеной эта леденящая правда: никакой ошибки не было и я ничего не могу изменить. Я попыталась подойти к проблеме с другой стороны. — Но почему? Почему они так решили? Я же хорошо работала… — Говоря это, я не чувствовала полной уверенности в своих словах. Джером понимающе смотрел на меня.

— Ой ли?

— Я не была плохим работником, — сбавила я обороты, — так правильнее.

— Но мы тут не в игрушки играем. Нам не нужны середнячки, которые просто отбывают свой номер. Нам нужны души. Мы хотим побеждать. А ты, пока жила здесь, ничем особенным себя не проявила. Не смотри на меня так. Ты знаешь, что я прав. Ты показала зубы и проявила зачатки настоящих деловых качеств, когда тебя загребли. Но даже это было как-то неосновательно. — Год назад я заключила сделку с Джеромом и некоторое время вела себя как настоящий суккуб. Я помогла ему избежать ареста, и он негласно делал мне поблажки, когда я отлынивала от работы. — Если бы ты здесь преуспевала и заловила много душ, вряд ли тебе пришлось бы уезжать. Так что, если ищешь виноватого, посмотри в зеркало.

— Ты отчитываешь меня так, будто рад от меня избавиться, — дерзко бросила я.

— Рад? Рад тому, что придется снова брать на службу неизвестно кого на свой страх и риск? Или получить в наследство вечную Тауни? Едва ли. Но, в отличие от тебя, я не противлюсь тому, что мое личное счастье ничего не значит для начальства. Единственное, что имеет для них значение, — чтобы я выполнял их распоряжения. — Тон Джерома ясно давал понять: то же самое верно и для меня.

Я почти никогда не уклонялась от споров с Джеромом, но сегодня отступила. Почему? Потому что мне нечего было сказать, никаких сделок с ним заключать я больше не могла. За годы работы под его началом я выторговала себе много разных привилегий и послаблений, имевших отношение к моей жизни в Сиэтле. Это была его вотчина. А остальной мир? Он находился вне сферы его влияния. Он не мог ничего поделать с моим переводом, даже если бы хотел. И я тоже ничего не могла предпринять. Некоторым структурам вы просто не в состоянии противостоять. Ад одна из таких. Я продала свою душу, и вместе с ней Ад получил власть над моей вечной жизнью.

— Это несправедливо. — Ожидая едкой ремарки от Джерома, я быстро добавила: — Я знаю, для тебя это пустые слова. Жизнь несправедлива. Я понимаю. Но это так… это так жестоко. У нас с Сетом только-только наладились настоящие отношения. И теперь я должна уехать от него.

Джером покачал головой, и по этому нервозному движению стало понятно: он готов уйти. Его терпение истощилось от этой пустой болтовни.

— Знаешь, когда ты уедешь, мне будет не хватать твоих шуточек, но об одном я точно скучать не буду. О твоей всепоглощающей любви к мелодрамам. Даже для меня это слишком.

Печаль и жалость к себе внутри меня трансформировались в злобу.

— О, извини, но для меня это серьезно! Как же мне не расстраиваться?! Я люблю Сета. Я не хочу бросать его!

— Так не бросай. Возьми его с собой. Или встречайтесь на расстоянии. Мне насрать, только перестань скулить. Как ты не видишь выхода? С чего ты взяла, что твое бессмертие — это меньшее препятствие вашей великой любви, чем… двухчасовой перелет?

Я почувствовала себя полной дурой. Обычно я обижалась на Джерома, когда он высмеивал мои приступы отчаяния, считая, что всему виной отсутствие у него чувства сострадания. Но сейчас была вынуждена признать: он верно подметил, что я устраиваю трагедию на пустом месте. Почему бы мне и правда не взять Сета с собой? Если он действительно меня любит, переезд не станет проблемой. Из всех способов заработать на жизнь, какие существуют в мире, Сет пользовался наиболее подходящим для смены местожительства. К несчастью, ситуация была сложнее. Я вздохнула.

— Не знаю, согласится ли он. У него здесь семья, и его невестка больна. Он не может оставить их прямо сейчас…

Джером пожал плечами.

— Мы снова вернулись к той теме, по поводу которой могу сказать только одно: мне насрать. Но я беспокоюсь вот о чем: тебе надо съездить туда поскорее. Луис просил, чтобы я прислал тебя на пару дней осмотреться накануне окончательного переезда. Тренировки по боулингу не начнутся раньше понедельника, и я думаю, ближайшие выходные — наилучшее время, чтобы провернуть это дело. Я с радостью сделаю ему одолжение, но не в ущерб своей команде.

— Правда? — криво усмехнувшись, сказала я. — Ты рассчитываешь, что в свете всего этого я стану беспокоиться о боулинге?

Джером улыбнулся, не разжимая губ.

— Да, ведь ты остаешься в моем подчинении на ближайшие четыре недели. Учитывая это, надеюсь, ты сильно побеспокоишься об успехах в боулинге. — Он взглянул на Романа, который молча наблюдал за происходящим. — А от тебя я жду, что ты составишь для них самый лучший режим тренировок. Увидимся.

12
{"b":"147671","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Большая книга психологических кризисов. Программа помощи от 3 до 103 лет
Любовные драмы звезд отечественного кино
Упраздненный театр. Стихотворения
Мечтать не вредно. Как получить то, чего действительно хочешь
Убежище
Черные вороны 8. На дне
Случай из практики. Караванная тропа
Чапаев и пустота
Боярич: Боярич. Учитель. Гранд