ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это здорово, — сказала я. — Лучше бы я приехала в более теплое время.

— О, тебе не придется долго ждать, — заверил Луис. — Еще месяц, и температура начнет расти. В марте можешь доставать бикини. — Я подумала, что это явное преувеличение, но на его слова ответила улыбкой.

Мы приближались к великолепному Стрипу. Дома становились все более роскошными и дорогими на вид. На тротуарах и боковых улицах прибавлялось народу. Рекламные щиты предлагали все виды увеселений, какие только можно вообразить. Это было похоже на парк развлечений для взрослых.

— Тебе тут, похоже, неплохо живется, — сказала я.

— Еще бы, — согласился Луис. — Мне повезло. Место отличное, к тому же у меня под началом одна из самых многочисленных в мире групп служителей Ада. Когда я увидел в списке твое имя, то решил: я должен ее заполучить.

От его слов на розовых очках, сквозь которые я таращилась на ослепительные виды, появилась трещинка.

— Когда пришло мое имя?

— Мы ведь постоянно получаем письма о переводах, новых вакансиях и прочем. Когда я прочитал, что тебя переводят из Сиэтла, тут же закинул удочку.

Я отвернулась к боковому окну, чтобы Луис не видел моего лица.

— Давно это было?

— Не знаю. Довольно давно. — Он добродушно рассмеялся. — Ты знаешь, как долго все это тянется.

— Да уж, — сказала я, стараясь не показать волнения, — знаю.

Именно об этом говорили мы с Романом: Ад очень скрупулезен в принятии решений относительно персонала. Роман уверял, что обстоятельства, при которых было принято решение о моем переводе, вызывают подозрения: похоже, все происходило в спешке. А Луис вел себя так, будто все идет как положено, с соблюдением всех формальностей. Возможно ли, чтобы с извещением Джерома о моем переводе произошла какая-то накладка?

Имелась вероятность, и я это знала, что Луис врет. Верить в это не хотелось, но ведь ясно: каким бы дружелюбным и обаятельным он ни казался, он демон и останется им до скончания веков. Доверять ему полностью не стоит; да не усыпят его чары мою бдительность. В нашей компании бытовало одно выражение, которое все очень любили: «Как определить, врет ли демон? У него двигаются губы».

— Я вообще удивилась, что меня вдруг перевели, — сказала я. — Я была счастлива в Сиэтле. Джером говорит… ну, он говорит, это потому, что я халявщица.

Луис хмыкнул и свернул к «Белладжио».

— Так и сказал, да? Не кори себя, милая. Если хочешь знать причину, почему тебя вышибли, моя версия такова: это как-то связано с вызовом Джерома в суд и тем, что он позволил титанам и созданиям сновидений безобразно обращаться с его суккубами.

На это мне нечего было ответить, но, к счастью, мы подъехали ко входу в отель и отдали машину на попечение гостиничному водителю, который, видимо, был знаком с Луисом и его щедрыми чаевыми. Многие люди, входившие в отель и выходившие из него, были одеты так же ярко, как мы, но было немало и вполне заурядных субъектов. Это была смесь всех культур и социальных слоев; собравшихся здесь людей объединяло одно — поиск удовольствий.

Не менее ошеломительной была и волна человеческих эмоций. Я не обладаю магической силой «видеть» эмоции, но очень хорошо читаю выражения лиц. Тот же навык помогал мне вычислять отчаявшихся и потерявших надежду в торговом центре. Здесь наблюдалось то же самое, только в сотню раз интенсивнее. Люди испытывали полную гамму эмоций, радостных надежд и возбуждения. Одни радовались и сгорали от нетерпения, торжествовали победу или были готовы поставить на карту все, чтобы ее добиться. Другие уже совершили попытку и проиграли. На их лицах лежала печать отчаяния, неверия в то, что это случилось с ними, и печали из-за того, что они не способны справиться с ситуацией.

Добрые приметы тоже бросались в глаза. Некоторые молодцы так откровенно просились на крючок, что я могла бы цеплять без всяких усилий тут и там. Другие представляли собой идеальную приманку для суккуба: эти ребята приходили сюда, дав зарок не сбиться с пути, но стоило их поманить, и они поддавались любому искушению. Хоть сердце мое и было накрепко привязано к Сету, я не могла удержаться от трепета, чувствуя на себе столько восторженных взглядов. Я даже порадовалась тому, что приняла предложение Луиса и переоделась.

— Так просто, — буркнула я себе под нос, оглядываясь вокруг, пока мы ждали лифта. — Они все, как…

— Скот? — предположил Луис.

Я скривилась.

— Это не совсем то слово.

— Невелика разница.

Двери лифта открылись, и миловидный молодой человек лет двадцати с хвостиком жестом предложил мне войти. Я победоносно улыбнулась ему, наслаждаясь производимым мною эффектом. Когда наш попутчик вышел, Луис подмигнул мне, а потом наклонился и прошептал прямо в ухо:

— Так легко к этому привыкнуть, да?

Наш этаж был следующим, и, когда двери открылись, Луис кивнул направо. После нескольких шагов по холлу меня осенило:

— Неужели у меня будут апартаменты? — удивленно спросила я.

— Ах, да, я кое о чем не успел тебя предупредить. Для тебя забронированы апартаменты, потому что в них больше комнат. Ты будешь жить здесь с еще одним новым работником.

Я едва не остолбенела. Так вот она где запрятана — ловушка, а то все шло как-то слишком гладко. Сладкий сон, да и только. Я представила, что делю жилье с другим суккубом, и немедленно приняла решение: буду искать другое пристанище. Суккубы, ютящиеся поневоле на одной территории, посрамят любое полное драматизма реалити-шоу.

— Я не собираюсь никого стеснять, — деликатно выразилась я, придумывая, как бы выпутаться из этой истории.

Луис подошел к двери и вынул пластиковую карточку, которая служила ключом.

— Ничего подобного, там места хоть отбавляй: две спальни, гостиная и необъятных размеров кухня. — Он открыл дверь. — Если захотите, вы можете вообще ни разу не встретиться за все выходные. Но мне почему-то не кажется, что так случится.

Я собралась подвергнуть это утверждение сомнению, но вдруг оказалось, что в этом нет нужды. Мы вступили в гостиную огромных размеров, как и обещал Луис. Повсюду только гладкие линии и современная мебель, окрашенная в золотисто-зеленый цвет, с отделкой из резного темного дерева. Из длинного окна открывался потрясающий вид на город. Перед окном стоял мужчина и любовался панорамой.

Лица незнакомца я не видела, и что-то подсказало мне: если бы даже я разглядела его, то все равно не узнала бы, кто это. Ну и что с того? Я опознала этого мужчину по печати бессмертного — уникальному сенсорному маркеру, который отличал его от всех прочих. Я едва могла в это поверить, даже когда мужчина обернулся и улыбнулся мне.

— Бастьен?! — воскликнула я.

ГЛАВА 7

Неважно, какой облик он принял, Бастьен всегда сохранял обворожительную, теплую улыбку. Я обнимала его и улыбалась во весь рот. Другого подходящего приветствия было не подобрать, настолько переполняла меня радость от неожиданной встречи. Я даже не спросила, какими судьбами он здесь.

В последний раз я встречалась с Бастьеном в Сиэтле прошлой осенью. Он приехал в город, чтобы помочь дискредитировать владельца одной консервативной радиостанции, и преуспел в этом (благодаря мне), чем заслужил похвалы от начальства. Потом я потеряла связь с ним и думала, что его отправили в Европу или на Восточное побережье. Может, так и случилось, но сейчас Бастьен был здесь. Только когда я отступила от Бастьена, до меня дошел смысл сказанного Луисом.

— Погоди. Так это ты новый сотрудник?

Бастьен заулыбался еще шире. Ему нравилось удивлять и шокировать меня.

— Боюсь, что так, Флер. Я перебрался сюда с неделю назад, и наш наниматель проявил незаурядную щедрость: меня разместили здесь, пока не найду себе жилье. — Он отвесил Луису изящный поклон.

Луис кивнул в ответ, явно наслаждаясь удачно срежиссированным сценарием.

— Надеюсь, вскоре это случится. Бухгалтерия не позволит мне снять эти апартаменты навечно.

16
{"b":"147671","o":1}