ЛитМир - Электронная Библиотека

— Очаровательно, — подвел итог он. — Скажите мне, подружки, где вы учились танцевать, и я найму на работу всех ваших однокашников. — Он вернулся к бумагам и стал что-то наскоро записывать. — Фоэба, ты можешь одолжить ей какую-нибудь одежду для репетиции?

Фоэба подмигнула мне.

— Уверена, мы что-нибудь подыщем.

Я переводила взгляд с нее на Маттиаса.

— Репетиция?

— Так точно, — сказал Маттиас, не отрываясь от записей. — Именно этим мы и занимаемся, чтобы подготовиться к выступлению.

— Ты ведь хотела выступать на сцене, или нет, Люси? — подтрунивал Бастьен.

— Я все понимаю… но я перееду в Лас-Вегас только в январе, — объясняла я. — Я улетаю домой завтра вечером.

Маттиас наконец оторвался от своих бесценных заметок, причем с такой же болью во взгляде, как у Сета, когда его отрывали от работы над книгой.

— Но сейчас ведь ты здесь, не так ли? Почему бы не начать, если, конечно, у тебя нет других планов?

Я беспомощно взглянула на Бастьена и Фоэбу, которые лыбились, как идиоты. Инкуб дружелюбно обнял меня и сказал:

— Конечно, у нее нет никаких планов.

Секунду поколебавшись, я медленно кивнула, ошарашенная тем, как быстро тут решаются дела.

— Я… я с удовольствием порепетирую.

ГЛАВА 8

Трудно поверить, что еще пару дней назад я сомневалась: неужели меня действительно переводят? А сейчас уже подписалась на работу в шоу в Лас-Вегасе. Все происходило так быстро, просто почва уходила из-под ног, а радостное подбадривание Фоэбы и Бастьена только ускоряло ход событий.

В раздевалке мои проблемы с одеждой были решены. Бастьен вскоре нас покинул якобы для того, чтобы пропустить стаканчик и испытать удачу за столом для блекджека. Как только он ушел, Фоэба наклонилась ко мне и заговорщицким шепотом сказала:

— Давай биться об заклад. Сколько ты дашь за то, что он вернется победителем?

Я рассмеялась и шепнула в ответ:

— Я не стану биться об заклад. Ты точно не работала с ним раньше?

Конечно, инкуба, которого тянет в койку, приметить несложно, но мне нравилось, как искусно Фоэбе удаётся примечать мельчайшие особенности в поведении моего старого друга.

— Нет, — ответила она с улыбкой. — Просто мне знаком этот тип мужчин.

Постепенно стали подходить другие танцовщицы, Фоэба знакомила нас; большинство радовались, что группа пополнилась новичком. Танцовщиц для шоу все еще не набрали, и все находились в нетерпеливом ожидании, когда же наконец это случится. С моим появлением цель стала на шаг ближе, но вообще это меня удивило: почему их до сих пор некомплект. Насколько я могла судить, стоит только появиться новому шоу, как девушки выстраиваются в очередь, чтобы попытать счастья попасть в шоу-бизнес. Фоэба подтвердила мою мысль.

— Да, просмотр уже прошли целые толпы. Ты бы видела их в самом начале, когда набор был только что объявлен. Маттиас просто очень разборчив, вот и все. А Корнелия — главный хореограф — и того хуже.

— А меня он взял после пятиминутного просмотра, — заметила я.

Фоэба ухмыльнулась.

— Дорогуша, Маттиас распознает таланты с первого взгляда. Кроме того, он отвечает за эту историю. Раз он сказал, что ты подходишь, значит, так и есть.

Конечно, не один Маттиас отвечал за шоу. Кроме танцоров имелись еще и другие менеджеры, и прочий персонал, та же вышеупомянутая Корнелия. У каждого была своя роль. Репетиция проходила напряженно и энергично, но случалось и много веселых моментов. Фоэба не шутила. Все танцоры были хороши, даже очень хороши. Я не танцевала в группе уже давно, особенно в такой классной. В том, что касается танцев, я привыкла выделяться и была удивлена — приятно удивлена тем, что оказалась в обществе равных. В первый день мне пришлось потрудиться, чтобы не отстать от других танцовщиц, и если я покинула площадку без привычного ощущения, что я звезда, то по крайней мере не ударила в грязь лицом и доказала самой себе, что чего-то стою.

Не успела я уйти, как ко мне подошла костюмерша и попросила снять с меня мерки за сценой. Фоэба сказала, что пойдет искать Бастьена и мы встретимся в центральном баре казино. Портниха пришла с измерительной лентой, и я запомнила свой рост — пригодится в дальнейшем. Мимо проходил Маттиас со своими бумагами под мышкой. Увидев нас, он остановился.

— Вы сегодня отлично поработали, — сказал он. — Впечатление такое, будто вы с нами с самого первого дня.

— Это слишком, — сказала я. — Мне еще многое надо разучить, особенно в четвертой песне. Шаги обманчиво простые… но нужно особое отношение, чтобы справиться с ними. Нет, вероятно, не отношение. Грация? Трепет? Не могу объяснить, но именно простота делает эти па такими изысканными. Все выглядит так, будто это основной шаг, но истинную красоту движений выявит только совершенное исполнение. — Я размышляла вслух, вроде как ни о чем, и вдруг поняла, что со стороны это кажется глупым. — Простите. Вероятно, это полный бред.

— Нет, нет, — Маттиас смотрел на меня озадаченно. — Так и есть. Именно к этому я и стремился. Меня вдохновил классический балет, когда все движения усилены эмоциями, взятыми за правило. Корнелия говорила: мол, это безумие, такие глубокие замыслы для заурядного шоу. Но по духу это правильно.

— Это прекрасно, — честно призналась я. — Ясно вижу, куда вы метили. Это напоминает мне что-то из «Баядеры».

— Вы знаете «Баядеру»? — не поверил своим ушам Маттиас.

— Конечно, — ответила я. — Это же классика. Кто ее не знает?

Тут я заметила, что портниха уже справилась со своей задачей и ушла. Маттиас продолжал смотреть на меня с восхищенным удивлением. Теперь его глаза не были прикованы к планшету, и я увидела, какие они синие. Он были как небо в морозный ясный день.

— Что вы делаете сегодня вечером? — спросил Маттиас через несколько мгновений. — Не согласитесь ли вы… поужинать со мной? Или просто выпить? Я с удовольствием продолжил бы наш разговор о танцах.

Для суккуба я временами проявляю невероятную наивность, потому что на какие-то полсекунды я поверила ему. Я была так взволнована репетицией, меня переполнял восторг, я готова была обсуждать шоу еще и еще, поэтому мимолетная мысль, что ему только этого и надо, действительно посетила мою голову. Нет, я не намекаю на то, что его мотивы имели под собой совершенно иную основу. Он не использовал удачный повод, чтобы затащить меня в постель, но и не относился к этому как к простой встрече коллег. Короче, я ему понравилась. Я была ему в высшей степени интересна, и он хотел продолжить общение во время свидания.

Ну и прекрасно, подумала бы я в обычной ситуации… но не сейчас. Было в Маттиасе что-то такое, что мне искренне нравилось. Он был миловиден, и страсть к работе вызывала симпатию к нему. Мне импонировала его увлеченность делом. Он был полностью поглощен мыслями о шоу и отрешен от всего остального, как Сет.

В том-то и проблема. Этот парень все равно что Сет, только в образе хореографа. Провести вечер с каким-нибудь пустозвоном, который ничего для меня не значил, — это не считается изменой нашим с Сетом отношениям. Но пойти на свидание с человеком, который для меня интригующе привлекателен, как Сет… нет уж. Это неправильно, особенно если учесть очевидный интерес ко мне Маттиаса. Ситуация сложилась странная, я такого не ожидала.

— О, это было бы здорово, но у нас с друзьями уже есть планы, — сказала я ему. — Я приехала совсем ненадолго, и мы постараемся не потратить времени даром.

— Да, — лицо Маттиаса слегка помрачнело, потом он снова загорелся энтузиазмом. — Но вы ведь придете завтра на репетицию? Было бы хорошо, если бы вы еще раз повторили все шаги, прежде чем уедете из города. Сами знаете, потом будет в чем практиковаться.

— Конечно, — сказала я. — Это необходимо.

Остаток вечера прошел в невероятной кутерьме. Фоэба составила нам с Бастьеном компанию, и мы совершили ураганный тур по знаковым заведениям Вегаса, включая казино и танцевальные клубы. Мы с Фоэбой облачились в свои самые откровенные гламурные платья и заигрывали со всеми напропалую, повиснув на руках у Бастьена, который раздувался от самодовольства больше обычного, хвастливо выставляя нас «напоказ» и ловя на себе завистливые взгляды.

19
{"b":"147671","o":1}