ЛитМир - Электронная Библиотека

Сет резко открыл глаза, то ли от собственного глубокого внутреннего страдания, то ли оттого, что Роман нарушил транс. В любом случае состояние релаксации моментально сошло на нет. На лице Сета бушевала буря эмоций — шок, печаль, ненависть. И когда он огляделся и сообразил, где находится, его глаза, а вместе с ними все эти ужасные, мрачные чувства сфокусировались на мне.

— Лета, — выдохнул он. — Ее имя Лета.

ГЛАВА 14

Сет вскочил с кресла с лицом, исполненным боли и ярости. Это было невероятно. На мгновение он показался мне незнакомцем… и все же выглядел таким, каким я всегда его знала, каким любила, каким мучила.

— Ты, — закричал он, подбегая ко мне. — Как ты могла такое со мной сделать? Как ты могла такое со мной сделать?

Никогда я не слышала, чтобы Сет так орал. Я скрючилась на стуле, слишком ошеломленная, чтобы хоть как-то отреагировать. Между тем Хью, кажется, пришел в себя. Он был так же шокирован неожиданным поведением Сета, как и я, к тому же еще меньше понимал, что вообще происходит. Он, безусловно, пребывал в замешательстве, однако некий инстинкт подстрекнул его к действиям, когда он увидел разбушевавшегося Сета. Не думаю, что Сет ударил бы меня, но вид у него был устрашающий. Хью схватил Сета сзади за руки.

— Эй, эй, — сказал он. — Полегче. Всем успокоиться.

До Романа, похоже, тоже наконец дошло: что-то идет не по плану. Он так увлекся развитием событий, так жаждал добиться, чтобы его теория подтвердилась. Теперь ситуация развернулась совсем в другую сторону. Этого Роман не предвидел. Он вскочил и принял бойцовскую позу, повторяя движения Хью. Только принял на себя функцию прямого защитника: занял позицию передо мной на случай, если Сет вырвется из лап Хью. Едва ли это могло случиться. Бес был силен.

— Как ты могла такое со мной сотворить? — повторил Сет с той же яростью в голосе. — Я доверял тебе! Я верил тебе и любил тебя!

Я видела все, что происходит у меня перед глазами, но не смела позволить себе поверить, что это происходит наяву и всерьез. Я видела то, чего быть не могло. Видела, как Сет оживляет в памяти жизни мужчин, которых он не знал, которых не мог знать, продвигаясь в глубь столетий моего долгого существования. Голос внутри меня твердил: «Нет, нет, этого не было. Это не может быть правдой. Это какой-то трюк Ада». Я старалась не анализировать то, что услышала, так как это означало бы принять услышанное за реальность. Но последними словами Сет пронял меня до самой глубины души, онемение спало, и я взорвалась.

— Ничего! Ничего я с тобой не творила! — закричала я, пытаясь выглянуть из-за спины Романа, чтобы посмотреть в глаза Сету, и почти желая, чтобы ничего из этого не вышло. В его глазах застыл холод, ужасный холод и боль.

— Ты обманула меня, — сказал Сет, борясь с Хью. — Обманула с моим лучшим другом… — Говоря это, Сет запнулся. Чувства, которые он испытывал как Кириакос, были настоящими, но он переживал их, будучи Сетом Мортенсеном. Реальности перемешались у него в голове. Это понятно. Я и сама была не в себе.

— Сет, — в отчаянии твердила я. — Я этого с тобой не делала. Подумай сам. Я люблю тебя. Я так сильно тебя люблю!

Сет перестал сопротивляться, но Хью не ослабил хватки. Лицо Сета было исполнено страдания и смущения.

— Не со мной… с ним. Но я — это он. Я — все они. — Сет закрыл глаза и глубоко вздохнул. То, что выглядело таким логичным и ясным под гипнозом, не так-то легко было сопоставить с реальностью. — Как? Как такое возможно?

— Прошлое живо, — сказал Роман. — Ты прав. Ты был всеми ими. Ты прожил все эти жизни задолго до того, как был рожден в этой жизни.

— Реинкарнация? Это… это невероятно, — сказал Сет.

— Ой ли? — спросил Роман, обретая уверенность по мере того, как ситуация перестала накаляться. — Откуда ты знаешь? У тебя прямая связь с небесной канцелярией?

— Так, погодите… а как насчет вас, ребята? — спросил Сет. — Небеса и Ад не реальны?

— Ох, — озабоченно вздохнул Хью, — они реальны.

— Все это реально, — подтвердил Роман, — и гораздо сложнее устроено, чем объясняет любая ложная теория, придуманная людьми. — Он повернулся ко мне, выражение лица титана смягчилось. Я, должно быть, выглядела напуганной до смерти. — Что увидел Сет… прожитые жизни. Ты знала их всех, не так ли? Всех этих мужчин?

Я не отводила взгляда от Романа, боясь утратить душевное равновесие, если встречусь глазами с Сетом, и кивнула.

— Да… все они были людьми… мужчинами, которых я знала.

Хью нахмурился.

— Как это возможно? Я еще могу смириться с реинкарнацией, видел достаточно, чтобы поверить, что это случается. Но чтобы он всегда перерождался и оказывался рядом с тобой? Ты сталкивалась с ним… как там выходит? Десять раз? Это статистически невероятно.

— То, с чем мы имеем дело, не подвластно законам статистики и теории вероятности, — сказал Роман. — Тут действуют иные силы — силы, которые управляют его перерождениями. Это часть уговора — сделки, которую заключил Кириакос. Что ты можешь нам сказать об этом?

— Я понятия не имею, о чем вы говорите… Я не помню… Я… — Сет потряс головой, и ярость снова охватила его. — Я больше не хочу об этом говорить. Дайте мне уйти. Мне надо выбраться отсюда. Мне нужно уйти от нее!

— Сет… — сказала я.

— Но ты же ключ! — воскликнул Роман. — Ключ к решению проблем Джорджины! Твой контракт — это тот, другой, о котором говорил Эрик. Ты связан с ней, причастен ко всему, что с ней произойдет.

— Меня это не волнует, — сказал Сет. Казалось, он с трудом сдерживал эмоции. — Мне нет дела до ваших хитроумных планов! Вы хоть понимаете, что я сейчас видел? Через что прошел? Я сам до конца не понимаю, что это было! Не понимаю, кто я! Я знаю только ее и то, что она со мной сделала.

— Сет, — попыталась я унять его снова. Или, может, следовало назвать его Кириакосом? Я не знала. — Пожалуйста… Я люблю тебя. Я всегда тебя любила. То, что произошло… это была… случайность…

Сет искоса злобно посмотрел на меня.

— Наша с тобой встреча точно не была случайной.

— Я никогда не собиралась…

— Вырвать мое сердце? — закричал Сет. — Разрушить мой мир? Мою жизнь?

— Роман, — вкрадчиво сказал Хью. — Может, лучше дать ему время переварить все это.

— У нас нет времени, — ответил Роман. — Ад не станет медлить, особенно если они узнают о том, что мы раскопали. Если мы собираемся спасать Джорджину…

— Меня не волнует! — снова прокричал Сет, на этот раз с еще большей горячностью. — Мне наплевать, что станет со всеми вами, и, разумеется, мне совершенно безразлично, что будет с ней. Вероятно, это меньше того, что она заслуживает.

— Она тебе ничего плохого не сделала, — сказал Роман. — Была тебе верной подружкой, насколько я видел.

— Сет, — взмолилась я, понимая, что Роман еще не во все вник. — Я… прости меня. Это было так давно. — Мои слова звучали ужасно, ужасно неуместно, но Сет стучался в те двери, которые я отчаянно старалась запереть накрепко, потому что таившееся за ними причиняло слишком сильную боль.

— Для тебя — может быть, — сказал Сет. — Это случилось много столетий назад, в одной твоей жизни. Но для меня… все, что вы, ребята, вытащили из меня под гипнозом, все это теперь здесь — все эти жизни… воспоминания… все у меня в голове одновременно. Для меня это случилось не «ох как давно», а как будто только вчера! Все эти чувства, эта боль…

— Это пройдет, — сказал Хью, но голос его прозвучал так, будто он был не слишком уверен в своих словах. — То, что ты вспоминал, еще свежо, к тому же тебя вывели из транса неправильно. Подожди. Или… если хочешь, я могу снова загипнотизировать тебя, и ты все забудешь.

— И ее забуду? — резко спросил Сет. — Забуду, какой продажной дрянью она была по отношению ко мне?

— Сет… — На глаза навернулись слезы. — Прости меня. Прости. Если бы я могла вернуть все назад, я бы это сделала.

— Какую часть? — спросил он. — Ту, в которой ты доказала, что наш брак для тебя пустое место? Или те бесчисленные случаи, когда ты лгала мне и разбивала мне сердце? Ты хоть представляешь, что я чувствую? Каково это — пройти через всю цепь страданий за один раз? Может быть, ты переступишь через все это и больше ни о чем не вспомнишь, но для меня это реально!

39
{"b":"147671","o":1}