ЛитМир - Электронная Библиотека

Я окинула быстрым взглядом своих друзей. Мы все не были образцовыми служителями Ада, так что Нанетт во многом была права. Но, разумеется, ни один из нас не решился бы сказать такое Джерому.

— Так вот, — продолжил наш предводитель, — когда я ей возразил, она сказала: нам надо поднапрячься, чтобы доказать, что мы вполне подходим под определение «главных адских мелких сошек».

— Как? — спросил Хью с легкой заинтересованностью. — Парадом заложенных душ?

— Не будь смешным, — оборвал его Джером.

— Тогда как? — повторила вопрос я.

Босс молча улыбнулся.

— Игрой в боулинг.

ГЛАВА 2

Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять: за каких-то тридцать секунд разговор переключился с обсуждения трагической загадки моей любви на игру в боулинг, которая даст демонам право бахвалиться друг перед другом. Что ж, такое нередко случается в моем мире.

— А под «нами», — добавил Джером, — я подразумеваю вас четверых. — Он кивнул в сторону Питера, Коди, Хью и меня.

— Прошу прощения, — сказала я. — Хотелось бы уточнить, правильно ли я поняла: ты вписал нас в какой-то турнир по боулингу, а сам принимать в нем участия не собираешься. И это каким-то образом должно доказать злонамеренность твоих подчиненных по отношению к миру?

— Не говори глупостей. Я не могу в этом участвовать. В боулинг играют по четыре человека. — Комментариев по поводу той части вопроса, где упоминалась злонамеренность, не последовало.

— Отлично, без колебаний уступаю тебе свое место, — заявила я. — Я не слишком хороший игрок в боулинг.

— Придется им стать, — холодно ответил Джером. — И вам всем тоже, если вы соображаете, в чем для вас польза. Если продуете, на следующем общем собрании Нанетт нас смешает с грязью.

— Классно, Джером. Я люблю боулинг, — вступил в разговор Картер. — Почему ты мне раньше не сказал?

Джером и Картер скрестили взгляды, прошло несколько тяжелых мгновений.

— Потому что, если ты не готов взять на себя ответственность за команду, ты не можешь с нами играть.

Картер весело улыбнулся, серые глаза сверкнули.

— Понимаю.

— Мне не очень нравится, как ты произносишь это «с нами», когда сам ни в чем не собираешься участвовать, — сказала я Джерому, имитируя его начальнический тон.

Питер издал страдальческий вздох.

— И где, скажите, я найду стильные туфли для боулинга?

— А как будет называться наша команда? — спросил Коди.

Со всех сторон посыпались предложения, одно другого ужаснее: «Бездушные в Сиэтле», «Раскол мнений» и прочее. Через час мое терпение истощилось.

— Пойду-ка, пожалуй, домой, — сказала я, поднимаясь. Я бы не отказалась от десерта, но боялась, что, если останусь дольше, меня потащат играть в крикет или пляжный волейбол. — Я принесла вино и больше вам не нужна, ребята.

— Будешь дома, скажи моему норовистому отпрыску, что он должен потренировать команду, — распорядился Джером.

— Домом я называю квартиру Сета, — пояснила я. — Но если увижу Романа, сообщу, что ты нашел достойное применение его мощным космическим силам. — Роман — наполовину человек, сын Джерома и приятель, с которым мы вместе снимали жилье, — на самом деле отлично играл в боулинг, но мне не хотелось доставлять удовольствие Джерому.

— Погоди! — Питер подскочил с места. — Ты еще не вытащила бумажку за Секретного Санту.

— Ой, да ладно…

— Без стонов, — отрезал Питер и торопливо пошел на кухню. Оттуда он вернулся с керамической банкой от печенья в форме снеговика и ткнул ею в меня. — Тащи. Чье имя вытянешь, тому и покупаешь, и не пытайся отвертеться.

Я вынула из банки листочек бумаги и развернула его. Джорджина.

— Я не могу…

Питер поднял руку, чтобы я замолчала.

— Ты вытащила имя. Все решено, и не спорь.

Строгий взгляд Питера исключал всякие возражения.

— Ладно, по крайней мере, у меня есть несколько идей, — прагматично заметила я.

Спасибо Питеру, он отправил меня домой, снабдив соусом для шоколадного фондю и мисочкой «Tupperware» с фруктами и маршмэллоу. Хью и Коди обсуждали дальнейшие планы команды по боулингу — пытались составить расписание тренировок. Джером и Картер говорили мало, а вместо этого предавались обычному занятию — буравили друг друга испытующими и понимающими взглядами. На их лицах ничего нельзя было прочесть, только однажды по физиономии Джерома пробежало волной выражение превосходства.

Я покинула Капитолийский холм и направилась в район Сиэтлского университета, к жилищу Сета. Все окна были темны, и я невольно улыбнулась. Уже почти одиннадцать. Сет называл это время ранней ночью, на чем я сама иногда настаивала. При воспоминании об этом улыбка сошла с моего лица так же внезапно, как и появилась. Несколько месяцев назад у Андреа, невестки Сета, обнаружили рак яичников. Заболевание было уже в достаточно запущенной стадии, и, хотя ее почти сразу стали лечить, результаты не были многообещающими. К тому же она переносила терапию очень тяжело, и это стало для семьи суровым испытанием на прочность. Сет часто помогал родным, особенно когда его брат Терри был на работе. Андреа теперь было трудно заботиться о пяти дочерях. Сет жертвовал ради семьи сном и писательской карьерой.

Я знала: это необходимо. Родных Сета я любила и тоже оказывала им помощь. Но как же больно было видеть Сета настолько вымотанным и знать, что он откладывает работу до лучших времен и страдает от этого. Сет говорил: мол, писательство на данный момент не самая главная проблема, сроки еще не поджимают, ведь две его последние книги поставлены в очередь и будут изданы в следующем году. С этим я спорить не стала. Но вот вопрос со сном? Тут уж я на него насела и сегодняшним вечером убедилась: мои слова не пропали даром.

Я достала ключ, вошла и стала пробираться по квартире, стараясь не шуметь. В последнее время я почти постоянно жила здесь, и найти путь в спальню, не натыкаясь на мебель, особого труда не составило. В свете будильника мягко вырисовывались очертания фигуры Сета, завернувшегося в одеяло. Его едва можно было различить. Я тихонько разделась и накинула короткую распашную ночнушку на бретельках. Сексуально, но не слишком откровенно. Сегодня я хотела просто лечь спать рядом с Сетом.

Я скользнула под одеяло, прижалась к его спине и закинула на него руку. Сет пошевелился, я не удержалась и поцеловала его голое плечо. Он стал поворачиваться на спину, и меня обдало запахом корицы и мускуса. Хоть я строго сказала самой себе: «Сету необходимо поспать», — все равно тихонько пробежалась пальцами по его руке и украдкой еще разок прикоснулась к его телу губами.

— М-м-м, — простонал он, переворачиваясь ко мне. — Как приятно.

Меня как громом поразило, в голове сверкнуло сразу несколько мыслей. Во-первых, Сет не пользовался одеколоном или кремом после бритья, который пах бы корицей. Во-вторых, у Сета другой голос. В-третьих, возможно, это самое важное, со мной в кровати был не Сет!

Я не собиралась орать так громко, само собой вышло.

Пулей вылетев из постели, я кинулась к выключателю на стене, пока незваный гость выпутывался из одеяла и пытался встать. Дело кончилось тем, что он свалился с кровати с громким глухим стуком. Тут я как раз нащупала клавишу и стала быстро озираться в поисках оружия, но в спальне Сета выбор чего-нибудь подходящего был невелик. Самым тяжелым и грозным на вид оказался здоровенный словарь — обтянутый кожей монстр; только до него я могла дотянуться. Сет держал словарь под рукой, потому что «не доверял Интернету».

Я стояла на изготовку: как только вторженец встанет на ноги, его ждет тяжелый швырок. И вот незваный гость наконец справился со своими нижними конечностями и обрел равновесие, а я получила возможность рассмотреть его. Невероятно! Он выглядел… знакомым. Он был очень похож на Сета.

— Ты кто? — выпалила я.

— Это ты кто? — закричал в ответ незнакомец. Вид его больше всего выражал испуг. Едва ли он так уж сильно опасался невысокой женщины, вооруженной словарем.

4
{"b":"147671","o":1}