ЛитМир - Электронная Библиотека

Посмотрев прямо на судью, Картер снял шляпу и держал ее в руках перед собой. Так он пытался выразить почтение. Мне хотелось броситься ему в объятия и разрыдаться.

— Что это? — вопросил судья Ганнибал. Напуганные появлением Картера зрители сели на места.

— Прошу прощения, — дружелюбным тоном сказал Картер. — Я явился бы сюда нормальным способом, но не знал, как привести сюда ее адвоката.

Картер собрался выступить моим защитником? Надежда снова вспыхнула во мне, пока рядом с ангелом не возник новый столб света… и появился Роман.

В зале наступил хаос, и внезапно я перестала быть гвоздем программы. На лицах ангелов и демонов отобразилось негодование. Половина зрителей повскакали на ноги. Я ощутила, как внутри у каждого из присутствующих собрался комок энергии, направленной на Романа.

— Титан!

— Уничтожьте его!

Мы были на грани того, что толпа растерзает нас, но тут Ганнибал со всей силы стукнул судейским молотком по столу. Раздался звук, подобный раскату грома. От судьи во все стороны прокатилась мощная энергетическая волна, некоторые чуть с ног не попадали. Концентрация магических сил в зале заметно убавилась.

— Все по местам, — гаркнул Ганнибал. — Сейчас не время и не место изображать из себя героев.

— Но в зале титан! — возразил кто-то из задних рядов.

— Да, да. Благодарю вас, капитан Очевидность, — сказал судья. — И, смею сказать, не меньше сотни из нас могут расправиться с ним, если он сойдет с правильного курса. Это не вопрос. Вопрос в том, почему он находится здесь и рассчитывает, что его не должны прибить на месте. — Эти слова были обращены к Картеру.

— Он ее адвокат, — сказал Картер.

Брови Ганнибала изогнулись от неподдельного удивления; прежнее выражение самодовольства как рукой сняло. — Титан?

— Нет правил, которые запрещали бы это, — мягко ответил Картер. — Защитником может выступать любой бессмертный, правильно?

Ганнибал недовольно взглянул на женщину, которая сидела за столом в углу зала и без остановки печатала на компьютере. Я приняла ее за судебного репортера, но, очевидно, она была каким-то советником или консультантом. Женщина поморщилась.

— Технически он может быть адвокатом, — произнесла она. — В наших законах такой случай особо не оговаривается.

— Да, но в них говорится, что любой, кого выберет подзащитный, освобождается от наказания, — заявил Картер вкрадчиво, как истинный законник.

На губах женщины-консультанта заиграла хищная улыбка.

— Любой, кого вызывают в суд, чтобы служить адвокатом, освобождается от наказания на время суда и после него, когда возвращается к исполнению своих обычных обязанностей. Я полагаю, это… создание у нас не в штате.

В делах с Адом надо держать ухо востро, тут дьявол действительно кроется в мелочах. Хью предостерегал меня быть осторожной в высказываниях, даже самых незначительных, потому что Ад использует их с выгодой для себя. Я не сразу поняла, чему радуется судебный консультант, раз в таких случаях, как мой, защитником мог выступать любой бессмертный. Судя по первой части ее заявления, никто ничего не мог сделать Роману, пока он был моим адвокатом, хотя всем понятна естественная реакция любого бессмертного на появление титана — желание убить его. Коллективной казни в зале суда не предвиделось. Подвох заключался во второй сказанной консультантом фразе. Тех, кого привлекли к участию в разбирательстве в качестве защитников, якобы не могли подвергнуть наказанию по возвращении к обычным обязанностям. Мне следовало иметь это в виду, когда я раздумывала, не позвать ли на помощь Хью.

Хотя я знала о существовании массы очень тонких способов, какими обиженные демоны могли отомстить нарушителю статус-кво.

У Романа не было постоянных обязанностей на службе в Аду, за исключением неофициальных дел с Джеромом, от которых мой архидемон, без сомнения, с легкостью отречется. Роман останется беззащитным, когда «вернется к исполнению обычных обязанностей», потому что он не работает на Ад. Как только закончится разбирательство и он перестанет быть адвокатом, на него обрушатся все исчадия Ада.

— Ну что же, — сказал Ганнибал и посмотрел на меня, — по крайней мере, это придаст случаю пикантности. Конечно, если… Вы хотите иметь адвокатом титана?

Я хотела сказать нет, потому что питала слабую надежду: если я сейчас откажусь и Роман не станет моим защитником, его не постигнет возмездие после суда и он сможет скрыться отсюда. Вместо ответа я посмотрела в пространство между Картером и Романом, и меня накрыло осознание ужасной правды: неважно, будет Роман моим адвокатом или нет, отсюда ему не выйти. Это читалось в глазах Романа, когда мы с ним встретились взглядами. Картер доставил его сюда, и это была поездка в один конец. Если я не возьму Романа в адвокаты, то тем самым просто ускорю его гибель.

Я кивнула головой и ощутила, как сжалось сердце, ведь я как будто подвела черту под судьбой Романа.

— Э-э, да. Да, ваша честь. Я хочу, чтобы он был моим адвокатом.

По залу пронесся ропот. Картер ободряюще хлопнул Романа по спине и пошел искать себе место на трибуне. Роман сел на пустой стул рядом со мной. Титан создавал яркий контраст с Марселем. У моего защитника не было ни портфеля, ни даже простого листка бумаги, и одет он был так же, как раньше, — в джинсы и свитер.

— Что ты делаешь? — шепнула я Роману, к счастью, мои слова перекрывал шум в зале. — Это же самоубийство!

— Ты ведь не думала, что я оставлю тебя им на растерзание? — спросил он. — К тому же нет никого, кто изучил твой случай лучше, чем я!

— Они убьют тебя, как только заседание закончится, вне зависимости от того, выиграю я или нет.

Роман криво усмехнулся.

— Это гораздо, гораздо лучше, чем то…

— О, замолчи, — сказала я, боясь, что вот-вот расплачусь. — Ты идиот. Ты не должен был сюда приходить.

— Помнишь наш разговор о цели и смысле? — спросил Роман и перестал улыбаться. — Думаю, это мои цель и смысл, мое предназначение, Джорджина.

— Роман…

Времени на разговоры больше не было. Судья Ганнибал снова ударил молотком, на этот раз обошлось без громыхания. Он хотел успокоить собравшихся, которые все не могли свыкнуться с мыслью, что среди них находится титан.

— Хватит, хватит, — сказал Ганнибал. — Я знаю, все мы шокированы, но давайте двинемся дальше. А с ним разберемся позже. Если больше драматизировать нечего, приступим к делу. Не возражаете? — Он посмотрел на главных участников процесса.

— Я готов, когда прикажете, ваша честь, — сказал Марсель.

Роман кивнул.

— Приступим.

ГЛАВА 19

Так начался мой день в суде.

Несмотря на призыв судьи Ганнибала к порядку, было ясно: зрители не успокоились, все взбудоражены присутствием Романа. Я и раньше знала, что старшие бессмертные с презрением относятся к титанам, но до сего дня не осознавала всей меры этого презрения. Это пролило новый свет на то, почему Роман и такие, как он, часто бывали одержимы навязчивой идеей мщения противостоящим им силам. Я подумала: хорошо ли это, что часть внимания отвлечена от моей персоны, или моя участь станет только хуже из-за ассоциаций с титаном.

— Итак, — произнес судья Ганнибал, — вы недовольны чем-то в своем контракте. Вступайте в клуб. — По залу прокатились приглушенные смешки зрителей из числа демонов.

Роман откашлялся, смешки стихли.

— Ваша честь, у нас есть нечто большее, чем недовольство. Мы имеем доказательства того, что Ад не только нарушил контракт моей подзащитной, но и вынудил к подписанию ещё одного под фальшивым предлогом.

— Это абсурд, — заявил Марсель. — Мы не можем проверять и сопоставлять все контракты, которые заключаются в мире.

— Другой контракт затрагивает интересы человека, который еще жив, — продолжил Роман. — Он находится в таком положении, что не может подавать исков, но его контракт, как выяснилось при подготовке документов, связан с ее делом, что и привело к обращению в суд.

53
{"b":"147671","o":1}