ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мне и там неплохо. Я не заморачиваюсь. Но ты… тебе нельзя так продолжать. Ты не высыпаешься и при этом не работаешь.

— Не беспокойся, — сказал Сет, выключил свет и стал заползать на кровать. В потемках я разглядела, что он похлопал ладонью по матрацу рядом с собой. — Иди сюда. Теперь это точно я, клянусь.

Я улыбнулась и уютно устроилась под боком у Сета.

— Знаешь, Ян пах неправильно. Ну, то есть от него пахло приятно, но не так, как от тебя.

— Уверен, он тратит безумные деньги на то, чтобы хорошо пахнуть, — пробормотал Сет сквозь зевоту.

— Где он работает?

— Трудно сказать. У него всегда или новая работа, или никакой работы. Все заработанные деньги уходят на обеспечение завоеванного в трудной борьбе беспечного образа жизни. Ты видела его пиджак?

— Нет. Из его одежды я видела только боксеры.

— Ага. Пиджак, наверно, в гостиной. Он выглядит так, будто куплен в магазине распродаж, но стоимость его наверняка выражается четырехзначным числом. — Сет вздохнул. — Хотя мне не стоит судить его слишком строго. Скорее всего, он начнет клянчить у меня деньги, пока живет здесь. Но я не могу отказать в помощи ему и матери, раз уж они приехали. По крайней мере помогут присматривать за детьми.

Я обвила Сета руками и вдохнула его запах. Запах был правильный, от него голова шла кругом.

— А ты выкроишь время для работы?

— Возможно, — сказал Сет. — Увидим, как пойдет. Надеюсь только, что мне не придется присматривать за мамой и Яном больше, чем за девочками.

— Я произвела на нее совсем плохое впечатление?

— Не слишком плохое. Не хуже, чем любая другая полуодетая женщина, которая собралась провести со мной ночь. — Сет поцеловал меня в лоб. — Она не такая плохая. Не обращай внимания, что она ведет себя как консервативная бабушка с Среднего Запада. Думаю, вы поладите.

Я хотела спросить, встречалась ли Мэдди с Маргарет и, если встречалась, как сложились их отношения, но прикусила язык. Какое мне дело. Все это в прошлом, а мы с Сетом — в настоящем. Время от времени, особенно оставаясь в этом доме надолго, я ненароком получала напоминания о том, что Мэдди тоже жила с Сетом. То тут, то там я замечала легкие намеки на ее присутствие. К примеру, Мэдди предпочитала проводить время в кабинете Сета, где лежал футон — изящное свидетельство ее изобретательности. Именно она предложила Сету купить эту вещь, чтобы кабинет стал похожим на гостиную. Мэдди ушла, футон остался.

Впрочем, я старалась не зацикливаться на таких мелочах. Нас с Сетом связывало слишком многое. Мы преодолели серьезные проблемы в отношениях. Я смирилась с тем, что он смертен, и приняла его готовность подвергнуть риску свою жизнь ради физической близости со мной. Сказать по правде, я все равно накладывала ограничения на нашу сексуальную жизнь, но сам факт, что я вообще ее допустила, стал большой уступкой с моей стороны. Со своей стороны Сет примирился с тем, что для поддержания собственного существования я часто провожу время в постели с другими мужчинами. Все это нелегко далось нам обоим, но постараться стоило, ведь мы остались вместе. Все, что нам пришлось пережить, стоило того.

— Я тебя люблю, — сказала я.

Сет нежно поцеловал меня в губы и прижал к себе покрепче.

— Я тоже тебя люблю. — А потом, отзываясь эхом на мои мысли, Сет добавил: — Ты придаешь смысл всему… Все, чем я занимаюсь… Я справляюсь только благодаря тому, что у меня есть ты, Тетис.

Тетис. Сет уже давно придумал для меня такое прозвище. Оно происходило от имени меняющей облик богини из греческой мифологии, ее сердце завоевал преданный смертный. Сет часто называл меня Тетис, а Летой — только раз. Я снова вспомнила о той ночи. Чувство беспокойства, которое возникло тогда, не исчезало, но я опять постаралась отрешиться от него. Вот ещё одна вещь, которая портит мне жизнь. Не позволю. Что значат все эти мелкие уколы в сравнении с величием нашей любви. Скорее всего, как и сказали мои друзья, Сет просто случайно услышал это имя.

Я успокоилась и погрузилась в сон, но перед восходом солнца внезапно пробудилась, открыла глаза и села на кровати. Сет пошевелился, потом перевернулся, но не проснулся от моего резкого движения. Я оглядела комнату, сердце билось учащенно. Меня заставило проснуться присутствие какого-то незнакомого бессмертного. Похоже, это был демон.

Сейчас в комнате никого не было — ни видимого, ни невидимого, но я точно знала: только что здесь находился кто-то из служителей Ада. Не первый раз во время сна ко мне являлись непрошеные гости, зачастую с недобрыми намерениями. Конечно, только что здесь побывал демон, а демоны — бессмертные существа более высокого ранга, чем те, кто, вроде меня, принял человеческий облик, — способны скрывать свое присутствие. Если он или она намеревался пошпионить за мной или причинить какой-нибудь вред, то легко мог это сделать, не опасаясь быть обнаруженным.

Потихоньку встав с кровати, я продолжила обследование комнаты в поисках каких-либо знаков или объяснения причин появления демона. Я не сомневалась: что-нибудь обязательно отыщется. Вот оно. Уголком глаза я заметила красную вспышку в своей сумочке: сверху на ней лежал конверт с деловым письмом. Я быстро подошла и схватила его. Конверт показался мне теплым на ощупь, но когда я торопливо распечатала его, то похолодела. Ощущение холода усиливалось, пока я извлекала из конверта письмо, напечатанное на официальном бланке Ада. Ничего хорошего это не предвещало.

В комнату проникали лучи восходящего солнца, и света для чтения хватало. Письмо от отдела кадров Ада было адресовано Лете (иначе — Джорджине Кинкейд):

«Через тридцать дней вы переводитесь в другое место. К выполнению нового задания приступите 15 января. Подготовьтесь к переезду из Сиэтла и своевременно оповестите о своем прибытии на новое место службы».

ГЛАВА 3

Конечно, плотная бумага и текст, отпечатанный на лазерном принтере, сильно отличались от рукописного текста на пергаменте, но официальные уведомления о переводе я узнавала с первого взгляда. За тысячу лет я получала их не один десяток раз, все они, хоть и в разной форме, имели одинаковое содержание — указывали новое место назначения. Последнее такое письмо я получила в Лондоне пятнадцать лет назад. Оттуда я и перебралась в Сиэтл.

Эта бумага означала, что снова пришло время собирать манатки.

Покинуть Сиэтл.

— Нет, — выдохнула я совсем тихо, Сет не услышал. — Нет.

Я понимала, что письмо настоящее. Это не фальшивка. И не розыгрыш с использованием адского бланка. Я молилась только об одном: хоть бы это официальное извещение о переводе оказалось посланным мне по ошибке. В письме ничего не говорилось о сути нового задания, потому что, согласно протоколу, обычно наемных работников накануне перевода инструктировали главные демоны. Только после этого приходило другое письмо с официальным подтверждением окончания прежней службы и начала новой.

Я видела своего главного демона меньше двенадцати часов назад. Разумеется, если бы это была правда, Джером хотя бы мельком упомянул о грядущих переменах. Перевод на новое место суккуба для него не абы что. Ему теперь придется несладко: я выпала из обоймы и надо срочно искать кого-то на мое место. Но нет. Джером был спокоен. Когда кого-то ждут серьезные перемены, так себя не ведут. Он даже не намекнул. Вообще-то, такое событие должно было хоть немного поколебать его озабоченность делами боулинговой лиги.

Я заметила, что сижу не дыша, и заставила себя сделать вдох. Ошибка. Тот, кто послал мне это, очевидно, сделал ошибку. Оторвав взгляд от письма, я посмотрела на спящего Сета. Он, как обычно, растянулся на постели, разбросав в стороны руки и ноги. Свет и тени играли на его лице, и, рассматривая любимые черты, я почувствовала, как на глаза навернулись слезы.

Уехать из Сиэтла. Уехать от Сета.

Нет, нет, нет. Я не стану плакать. Не стану, потому что плакать не о чем. Это ошибка. Наверняка ошибка. Не может же мир быть столь жесток по отношению ко мне. Я уже так много страдала. А сейчас я счастлива. Мы с Сетом выиграли битву за то, чтобы быть вместе. Наши мечты наконец сбылись. И этот сладкий сон не может закончиться прямо сейчас.

6
{"b":"147671","o":1}