ЛитМир - Электронная Библиотека

В груди странно потеплело. Может он действительно нравится ей?

Нет. Это невозможно. Он никому не нравился. Никогда.

«Ты ничтожество. Я оплакиваю тот день, когда мать тебя родила. Я просто счастлив, что она умерла прежде, чем увидела, какой ты позор для семьи». Он вздрогнул от жестоких слов, которые не раз повторял его брат Маркус.

Собственный отец относился к нему с презрением. «Ты слабак. Жалкое существо. Я бы лучше увидел тебя мертвым, чем понапрасну кормить, поить и растить тебя».

Но их слова были благожелательны, в сравнение с теми, что ходили среди Темных Охотников.

Нет, он никак не мог нравиться Табите. Она даже его не знает.

Он не понимал, почему она была так чувствительна к его прикосновениям.

Может, она просто полна страсти. Он ведь красивый мужчина. Не то, чтобы он был самовлюбленным. Это простая констатация факта. Нет счета женщинам, предлагавшим ему себя за все эти века.

Но по каким-то причинам он не желал думать об этом. Ему хотелось чего-то большего, чем одна ночь с Табитой.

Он хотел…

Валериус пытался выкинуть эти мысли из головы. Ему никто не нужен, даже друг. Его жизнь лучше проводить в одиночестве, подальше от других.

Поднявшись с постели, он оделся и, выйдя из комнаты, спустился вниз.

В столовой была одна Марла.

- О-о-о, сладенький, я не знаю, что ты сделал с Табби, но она не на шутку завелась. И попросила передать, чтобы ты поел, прежде чем она отравит еду, или сделает еще что похуже.

Валериус был удивлен, увидев ожидающее его - телятину в вине, итальянский салат с чесночным хлебом.

- Откуда это? - спросил он Марлу.

- От Тони, дальше по улице. Табита послала меня принести. Она и Тони сейчас немного на ножах. Господь любит ее, хотя она имеет склонность всех раздражать. Но он справится. Всегда справлялся.

Валериус занял свое место и вкусил райской пищи. Никогда он не ел ничего вкуснее. Зачем Табите идти на неприятности из-за него?

Он уже справился с половиной, когда вышла Табита из своего магазина.

- Надеюсь, ты подавишься - прорычала она, направляясь на кухню.

Валериус проглотил откусанный кусочек, вытер рот, и, соскользнув со стула, последовал за ней.

- Табита? - он попытался ее остановить. - Извини, что я так сказал. Я просто…

- Просто что?

- Люди никогда не отнесутся к тебе хорошо, без причины. - И они никогда не были к нему добры.

Табита остановилась. Он это серьезно?

- Обед был нормальным?

- Великолепным. Спасибо тебе.

- Без проблем. - Она отдёрнула свою руку. - Ты наверняка знаешь, что уже стемнело. Я могу отвезти тебя домой, когда будешь готов.

- По пути надо будет остановиться и взять масла для лампы.

- Масло для лампы? У тебя нет электричества?

- Есть, но этим вечером мне крайне необходимо масло, прежде чем я вернусь домой.

- Хорошо. «Тачка» ждет через четыре квартала, около дома Тии, моей сестры. Мы может захватить масло в ее магазине.

- У нее оно есть?

- Да. Она жрица Вуду. Ты, наверно, видел алтарь наверху, это её работа. Она немного странная, но мы ее все равно любим.

Валериус почтительно склонил голову и направился наверх за своим пальто.

Табита собралась убрать посуду, но Марла прогнала ее прочь.

- Я сама разберусь с этим.

- Спасибо, дорогая.

Марла наморщила нос.

- Не за что. Вы, двое, идите и побеситесь за меня. Я хочу знать все подробности.

Табита засмеялась, представив, какое «бешенное» время с Валериусом можно провести. Это будет просто чудом, если она заставит его надеть кеды и отпить из бумажного стаканчика.

Валериус присоединился к ней. Она быстро повела его к двери, ведущей в магазин, чтобы Марла не заметила его пальто и не конфисковала.

Он так резко остановился в магазине, что она чуть не влетела в него. Он разинул рот, осматривая магазин с ужасом во взгляде.

- Где мы?

- В моем магазине, - ответила Табита. - «Ларец Пандоры» на Бурбоне. Обслуживаю стриптизерш и трансвеститов.

- Это… это…

- Магазин для взрослых? Да, я знаю. Я унаследовала его от своей тети, когда она устала и отошла от дел. Теперь закрой свой рот и прекрати задыхаться. Я здесь зарабатываю уйму денег и завожу друзей.

Валериус не мог поверить в то, что видит. Табите принадлежало логово греха. Почему его это удивляет?

- Как раз это - причина упадка западного мира - сказал он, пока она вела его мимо витрины с декоративными накладками на соски и прозрачными трусиками.

- Ну да, конечно, - сказала Табита - И можно подумать, ты бы не отдал руку на отсечение, чтобы увидеть женщину в этих штучках, танцующую тебе стриптиз. Спокойной ночи, Фрэнни, - сказала она женщине у кассы. - Убедись, что отдала Марле чеки и кассу, когда будешь закрываться.

- Есть, босс. Хорошего вечера.

Табита вышла на улицу. Город уже поставил дорожные ограждения на перекрестке Бурбон, после закрытия превращающийся в прогулочную аллею. Она свернула налево на Бьенвилль-стрит, приближаясь к дому сестры, в тоже время, высматривая любую подозрительную деятельность.

Тёмный охотник оставался удивительно молчаливым. Она услышала, как он ругается, когда они приближались к следующему перекрестку.

Через две секунды Валериуса ударила молния.

Глава 4

Табита охнула, когда Валериус отлетел к зданию от удара молнии. Прежде чем она сделала хоть шаг, на него обрушился настоящий ливень. Более того, дождь шел только в том месте, где лежал Валериус.

- Какого черта? - спросила она.

Валериус глубоко вздохнул, медленно пытаясь встать на ноги. У него была разбита губа и порез на щеке, полученный от удара о здание. Не произнося ни слова, он вытер кровь тыльной стороной руки и потом коснулся раны на щеке.

Он промок до нитки, пока дождь продолжал выбивать по нему ритм стаккато.

- Через минуту остановится.

Так и произошло.

Валериус вытер воду с лица и выжал волосы, собранные в хвост.

Табита ошеломлённо спросила.

- Что это было?

- Мой брат, Зарек, - ответил он устало и встряхнул руками так, что брызги разлетелись в разные стороны. - Он стал богом пару лет назад и с тех самых пор я выступаю в качестве своеобразного развлечения на весь день. Именно поэтому больше и не сажусь за руль. Я уже достаточно устал, что на каждой остановке из машины выпадает двигатель, ни с того, ни с сего. Единственным безопасным средством передвижения остались мои ноги, но ты тому свидетель, даже так не всегда безопасно.

Никакого гнева в его тоне не было.

- А моя машина безопасна?

Он кивнул.

- Ему нужен только я.

Она приблизилась к нему.

- Не стоит, - предостерег он. Неожиданно от его дыхания начал образовываться пар. - Здесь холодно.

Табита протянула руку и почувствовала арктический воздух, окружавший его. Там где он стоял, воздух был холоднее, чем в морозилке.

- Зачем он это делает с тобой?

- Он ненавидит меня.

- Почему? - она почувствовала, как волна стыда окатила его. - Что ты сделал ему?

Он не ответил. Вместо этого подышал на руки и направился вдоль по улице.

- Валериус, - окрикнула Табита, хватая его за руку и пытаясь остановить, не думая, что может сама получить обморожение - Поговори со мной.

- И сказать что, Табита? - тихо спросил он. - Когда мы были детьми, я испытывал к Зареку жалость, но попытки помочь ему, заканчивались тем, что я причинял ему еще больший вред. Он вправе ненавидеть меня и любого другого из нашей семьи. Я должен был просто оставить его одного и не обращать никакого внимания. Для всех нас было бы лучше, если бы я так и поступил.

- Нет ничего плохого в том, чтобы помочь другому.

Он окинул ее бесстрастным взглядом.

- Как всегда говорил мой отец, «Nullus factum bonus incedo sinepoena» - Ни одно доброе дело не остается безнаказанным. А в случае с Зареком, он считал себя обязанным доказать свои слова.

14
{"b":"147930","o":1}