ЛитМир - Электронная Библиотека

Одинокая слеза скатилась по ее щеке. Аманда смахнула её и изящно шмыгнула носиком.

- Хотела бы я, чтобы он остался таким, как раньше. Если бы ты только сказал мне об этом.

- Сказал бы что, Аманда? - спросил он - Что вы двое до конца своей жизни будете любить друг друга? Растить детей? Да вы даже не представляете, как чудесна ваша жизнь. Сколько людей с радостью продали бы душу, за то что у вас есть. Забудь Артемиду и бессмертие. То, что есть у вас, гораздо более драгоценно и уникально.

Его сердце сжалось от злости, что эти двое сомневаются в своей любви и правильности принятого решения.

- Даже я обменял бы свое бессмертие на один-единственный день вашей жизни.

Он взял ее руку и поднял шрамом вверх, чтобы она видела место, где душа Кириана обожгла ее, когда она возвращала ее в его тело.

- Однажды я спросил тебя - стоит ли он этого. Помнишь, что ты мне ответила?

- Я пройду через пламя ада, чтобы умереть за него.

Эш кивнул.

- И я пройду через пламя ада, чтобы сохранить вам обоим жизнь.

- Я знаю.

Он крепче сжал её руку.

- Ты действительно жалеешь, что лишила его жизни Темного Охотника?

Аманда покачала головой.

- Я бы умерла без него.

- А он без тебя.

Она вытерла глаза и улыбнулась ему.

- О, я просто устала и беременна. Ненавижу это эмоциональное гормональное состояние. Извини, что свалила все на тебя. Уверена, у тебя и так хватает проблем, - она приподнялась на цыпочки, чтобы обнять его.

Эш сомкнул руки за спиной Аманды, наслаждаясь нежностью её прикосновения. Редко кто прикасался к нему, как к другу, и это много значило для него.

- Я люблю тебя, Эш, - прошептала она и поцеловала в щеку. - Ты самый лучший друг, которого только можно желать.

За исключением Ника…

Эш вздрогнул, вспомнив свой гнев. Не следовало делать то, что он сделал. Нечасто он давал волю ярости. Немногое его выводило из себя, и из-за Сими он срывался с катушек. Пока Ник не замарал её, она была единственным чистым созданием, оставшимся в его жизни.

Часть его ненавидела Ника за это.

Но разумная, рациональная часть - понимала. Тем не менее, Эш не мог простить им то, что они сделали. Он боялся, как это может отразиться на Сими. Кем она может стать…

- Ник в порядке?

Аманда выглядела очень смущенной.

- Он выглядел довольно ужасно. Я пыталась заставить его поехать в больницу, но он отказался. Сказал, что за свою жизнь достаточно наломал рёбер и знает, как с этим справиться. Так что Кириан и Тэлон забинтовали его и отослали домой.

Эш кивнул.

- Поглядывай за ним.

- А ты? Разве ты не собираешься навестить его?

- Я не могу. По крайней мере, не сейчас. Мне нужно время, чтобы справиться с этим, я не гарантирую, что не причиню ему ещё вреда. Бог знает, у Ника талант говорить в любой ситуации то, что не нужно.

Он увидел согласие на ее лице.

- Ты ведь знаешь, что он любит тебя?

- Ага, но у эмоций нет мозгов.

- Нет, только не уверена, что эмоции знают об этом.

Эш мягко подтолкнул ее к спальне.

- Иди, поспи немного.

Аманда шагнула назад, потом остановилась и повернулась к нему лицом.

- Эш?

- Да?

- Почему ты оставил Табиту с Валериусом?

- По той же причине, по которой отдал тебе душу Кириана в тот день, когда мы впервые встретились.

- Ты должен знать, что между ними двумя никогда не будет мира. Никогда. Табита не может привести Валериуса в нашу семью. Это просто несправедливо по отношению к Кириану.

- Возможно, но ответь мне на вопрос. Встреть ты Валериуса раньше, чем Кириана, твои чувства к нему не изменились бы? И если бы Табита вышла замуж за Валериуса и только потом ты повстречала Кириана, чтобы ты почувствовала, если б она сказала, что ты должна расстаться с ним?

Аманда отвела взгляд.

- Вот именно, Аманда. Кириан должен отпустить прошлое, чтобы было будущее,

Табита резко втянула воздух сквозь зубы, когда Валериус слизывал соленое чесночное масло с её груди. Игриво смеясь, он покусывал за соски, наблюдая за ней.

Он ненадолго отстранился от неё, обмакнул в масло креветку и положил ей в рот. Табита сладострастно облизала его пальцы, так нежно кормящие её.

- Думаю, мы устанавливаем рекорд по самой продолжительной трапезе в истории человечества.

Валериус улыбнулся и положил другую креветку на правый сосок Табиты. Масло таяло на груди. Слизывая его языком, он добрался до креветки и жадно съел ее.

Табита отбросила назад его волосы, убрав с лица.

- Видишь, я же знала, что вы римляне необузданны в этом плане. Я была права, не так ли?

- Твоя правда, - ответил он, выжав сок лимона ей на живот.

Его щетина нежно коснулась живота, вызывая озноб во всем теле.

- Ты такой замечательный - тихо сказала она.

Валериус замер. Никто и никогда не говорил ему такие слова.

Никто.

И в этот момент у него возникла ужасная мысль. Ему придется дать ей уйти.

Какая-то неведомая сила обрушалась на него, лишая возможности дышать.

Жизнь без Табиты.

Как такая мысль могла возникнуть в его голове, учитывая то, что он только что встретил ее? И возвращаясь назад в прошлое, в свой холодный, бесплодный мир, где люди игнорировали, высмеивали и пренебрегали им, Валериусу хотелось кричать от такой несправедливости.

Он хотел остаться с ней.

Желание удержать её рядом с собой было безрассудным, неправильным, а также эгоистичным.

У Табиты есть любящая семья, она всегда занимала большую часть жизни. Он сам видел. Любовь. Забота.

Его семья была настоящим кошмаром, полным зависти и жестокости. Но ее…

Он не мог забрать Табиту у них. Это неправильно.

- Валериус? Что-то не так?

- Нет, - ответил он, одарив полуулыбкой.

- Я не верю тебе.

Валериус лежал на ней, слушая ее дыхание. Табита убаюкивала его своим телом, и он наслаждался ощущением ее кожи. Ее руки и ноги обвивали его обнаженное тело.

Но это было не просто нагое тело. Его душа была обнажена перед ней.

Валериус отдал бы всё, чтобы быть с этой женщиной, но она была единственной, с кем он не мог быть.

Это нечестно.

Табита поглаживала по спине Валериуса, ощущая его эмоции. Его переполняло яростное отчаяние, и она не знала почему.

- Малыш, - прошептала она. - Поговори со мной.

- Почему ты называешь меня малышом? - Его дыхание щекотало ее грудь.

- Это тебя задевает?

- Нет. Просто в разговоре со мной никто не выражал нежности. Непривычно слышать это от тебя.

Её сердце сжималось от боли, когда она провела рукой по шрамам на его спине.

- Ты когда-нибудь любил? - спросила Табита.

Он покачал головой.

- У меня была только Агриппина.

- Но ты никогда не прикасался к ней?

- Нет. Я спал с другими, у которых был выбор, быть со мной или нет.

Она нахмурилась.

- И ты ни одну из них не любил?

- Нет, - ответил он и повернул голову, чтобы посмотреть на нее. - А ты? Ты когда-нибудь любила?

Она вздохнула, вспомнив прошлое и одного человека, с которым хотела разделить свою жизнь.

- Я любила Эрика. И так сильно хотела выйти за него замуж, что когда он порвал со мной, думала, что умру от боли.

Она почувствовала, как ревность охватила Валериуса.

- Почему он расстался с тобой?

Она провела пальчиком по его левой брови и запустила руки в его волосы, чтобы поиграть с ними, пока будет объяснять.

- Он сказал, что я выжгла его дотла.

Глаза наполнились слезами, когда она вспомнила тот летний день, когда Эрик пришел и завершил те единственно нормальные отношения, который у нее когда-либо были.

- Он сказал, что ему тяжело продолжать со мной отношения, ему уже за двадцать, и его ужасает мысль, как у нас будет, когда ему стукнет сорок. Он предложил мне завязать с охотой на вампиров и закрыть магазин, тогда у нас будет шанс. Но как я могу бросить то, что для меня так много значит? Я живу охотой. Я обязана это делать для тех, кто не может сам за себя постоять.

48
{"b":"147930","o":1}