ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Анника без сознания. Реджин бьётся против двоих. Нужно сказать ей, чтобы она бежала. Иво и демон наблюдают. Не могу пошевелиться.

И еще один рёв, уже ближе. МакРив? Он услышал её. Он пришел из-за неё? Он может помочь её сестрам?

Сквозь хаос она заметила какое-то движение через комнату. Белые клыки и ярко-голубые глаза появились из темноты, но она едва видела сквозь пыль и пелену слез.

Затем молния осветила ликана, и Люсия отпрянула, отчего её боль удвоилась. Это не может быть он… не может быть.

Ликан был массивным, более высоким, чем раньше, его клыки и черные когти стали длиннее и острее. По телу мерцала тень свирепого животного.

МакРив. Монстр из легенды.

Когда он добрался до того места, где она скорчилась на полу, Люсия стиснула зубы, но не смогла двинуться, скованная болью.

Присев возле неё, оборотень потянулся к её лицу своими огромными лапищами. Когда его когти блеснули ониксом, она вздрогнула. Что он собирается сделать…?

Он хочет…смахнуть мои слезы?

— Ш-ш-ш, женщина, — ликан подхватил её на руки, несмотря на то, что она смотрела на него с ужасом. — Не бойся меня, — его голос был гортанным, а глаза холодного синего цвета горели собственническим огнем.

В ту же секунду она поняла две вещи: почему бессмертные боялись ликанов и то, что она — его пара.

— Защищу тебя.

Да, он никогда не сможет причинить ей боль, абсолютно уверенный в том, что родился для того, чтобы защищать её.

— И моих сестёр, — слабо прохрипела она.

Оборотень не сводил глаз с двери, явно борясь с желанием унести её подальше от угрозы…

— Пожалуйста, ликан… сразись с этими вампирами.

Наконец его подбородок дернулся. Он отнес её в сторону, осторожно уложив позади стола. Голосом своего зверя он прорычал:

— Я принесу тебе… их глотки.

Гаррет посмотрел на неё с такой тоской, но она испуганно вглядывалась лишь в изменения произошедшие с ним. Он знал это, мог видеть: ей было слишком больно, чтобы скрыть отвращение.

Он отвернулся от неё и обернул всю ярость против вампиров. Придя в себя от удивления, Реджин объединилась с ликаном, и каждый встал лицом к лицу с вампиром.

Демон-вампир держался в стороне, охраняя Иво, пришедшего в восторг от редчайшего зрелища.

С МакРивом никто не мог сравниться. С головокружительной скоростью он рванулся вперед и сжал свои клыки на шее вампира до того, как тот смог телепортироваться. Кость хрустнула, из артерий брызнула кровь, когда ликан разорвал его горло. Забрызганный мерзкой кровью вампира, МакРив выплюнул то, что осталось во рту прямо в лицо потрясенному мужчине. Затем точным движением когтей располосовал оставшуюся часть шеи. Голова и тело упали на окровавленный пол.

Тотчас, МакРив повернулся к противнику Реджин. Та несколько раз сумела достать вампира мечом, но он крутился вокруг неё как сумасшедший, появляясь и исчезая, непрерывно атакуя. Она никак не могла уложить его смертельным ударом.

Словно предвидя, где мужчина появится в следующий раз, МакРив прыгнул на вампира. Он зажал его между лапами, прижав к полу. Голова ликана опустилась, и он с той же свирепостью вырвал его горло.

В несколько минут оба врага были обезглавлены.

Оставшись лицом к лицу с полностью обращенным, разъяренным сражением ликаном, Иво и рогатый телепортировались, сбегая.

Как только угроза миновала, МакРив бросился к Люсии и, присев рядом, склонился к ней, с его клыков капала кровь. Она с ужасом взглянула на него.

— Нет. Нет.

Так же, как и прежде, красивое лицо скрывало чудовище.

Безумная, дрожащая, она вдруг вернулась в логово Круаха. Кровавый Разрушитель возвышался над ней, капающая с его сжатых клыков кровь заливала ей глаза. Все вокруг них в лужах крови и зловещих останках.

Я даю тебе мясо и вино, любовь моя…

— Лауша, — прохрипел МакРив, возвращая её в настоящее. — Ты… в безопасности. Он нежно скользнул обратной стороной окровавленных когтей по её щеке.

— Нет, уйди… убирайся от меня.

Его брови сдвинулись, словно от боли, он поднялся и скрылся в ночи.

Смертоносная тень, которая была Гарретом МакРивом, исчезла.

Но она знала, что он вернётся.

Глава 9

Он не вернулся.

Только, к несчастью для МакРива, большую часть ночей прошедшей недели он находился недалеко от Люсии.

— Кельтские шкуры! Кельтские шкуры! — радостно закричала Никс, подводя итог обсуждению командной охоты двух дюжин валькирий, собравшихся на пустынном болоте в этот унылый вечер.

Люсия, Реджин, Анника, Никс и несколько других расположились на тщательно выбранной, расчищенной от кустарников поляне, в то время как ещё большее количество валькирий рассредоточилось вдоль берегов туманной реки, наблюдая за дальними просеками и деревьями.

Все эти усилия были предназначены лишь для того, чтобы заманить в ловушку… Гаррета. И Люсия служила приманкой.

— Аллооооооо, — Реджин щелкнула пальцами. — Люсия — в узду!

— Что? Ага.

— Ты должна отключиться ещё раз, — Реджин посмотрела с раздражением, которое тут же переросло в беспокойство. — Слишком рано. Я говорила Аннике, что ещё слишком рано.

Хотя Люсия промахнулась совсем недавно, ковен попросил её повторить это, предполагая, что раз Гаррет прибежал в первый раз, то сделает это снова.

— Нет, я в порядке, — подтвердила Люсия. Ей пришлось задержать их на несколько дней, чтобы собраться с силами — и нервами. Она платила за каждый свой промах дикой болью, которую уже успела забыть, — так давно это было в последний раз.

— Ты уверена? Давай отменим всё, — только одна Реджин понимала, какое наказание за этим последует.

— Я смогу с этим справиться — настаивала Лучница, нервно пощипывая тетиву.

— Хорошо. Они не попросили бы, но…

Но агрессию в отношении любой из валькирий незамедлительно встречали демонстрацией силы — свирепой и беспощадной силы, не признающей правил и ограничений. А ликаны затеяли с ними серьезную ссору.

Старший брат Гаррета, Лаклейн МакРив, восстал как будто бы из мертвых, вновь обретя свою корону. Но что он сделал первым делом? Похитил Эммалайн Робкую, приемную дочь Анники.

Король Лаклейн и был тем самым «горячим парнем», которому Эмма ошибочно доверилась в Париже. И теперь он удерживал её в замке ликанов в Шотландии.

После того как Анника отошла от очередного аневризаматического приступа, вопя так, что сработали автомобильные сигнализации в трех районах, она и придумала этот план: захватить единственного оставшегося в живых близкого родственника Лаклейна и использовать его в качестве рычага давления на короля Ликанов для освобождения Эммы.

Гаррета МакРива. С его изумительными губами и сводящими с ума прикосновениями….

Реджин поинтересовалась:

— Если не боль, то что тогда волнует тебя? Ты думаешь о МакРиве, да? — она подбросила кинжал, ловя заостренный конец лезвия подставленным когтем. — Про то, что ты его пара, и всё такое прочее. Про официальное оглашение, э-м-м.

Люсия ударила кулаком Реджин в плечо.

— Возьми свои слова обратно!

— Гав!

— Сколько раз я должна тебе повторять? Я не его пара! Полная луна — а МакРива нет. Тема закрыта!

К её беспредельному удивлению, он не пришёл за ней этой ночью, хотя было полнолуние. Легенда гласила, что ничто не помешает ликану добраться до своей пары в ночь полной луны.

Люсия была просто уверена, что принадлежит ему. Теперь она не знала, что и думать.

Конечно, её обрадовало подтверждение того, что она не его пара. Кто хотел бы иметь такого громадного мужчину как он, одно из обличий которого, изменяясь, являло свирепого зверя?

Тем не менее было странно, что, увидев Гаррета в самом страшном облике во время сражения с вампирами, она не нашла его настолько ужасным, как представляла себе. Он был могучим и шокирующим, но страх, который она почувствовала той ночью, ослаб, уступив жутким воспоминаниям Люсии о Круахе, поскольку она увидела, насколько МакРив отличался от Кровавого Разрушителя.

14
{"b":"147995","o":1}