ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это не означало, что ей понравился зверь МакРива или что-то в этом духе; он просто напомнил ей, что никто не может быть столь ужасен, как Круах.

— Стойте! — внезапно выпалила Никс. — Кто-нибудь ещё видит здесь его образ?

Все тупо на неё посмотрели.

Она обернулась.

— Да, я тоже не вижу.

Потом она с восторгом хлопнула в ладоши. Никс, безумная как всегда.

Всё ещё потирая плечо, Реджин спросила:

— Если ты не пара МакРива, то почему он неотступно следует за тобой?

— Я не знаю, — солгала Люсия.

Ликан отчетливо выдавил из себя слова: «Защищу тебя». И она полагала, что именно это он и делал.

Только вчера вечером в городе, выискивая в глухих переулках кобольдов, она подверглась нападению враждебного демона, который выследил её. Но когда она уже собралась честно встретить громилу лицом к лицу, то услышала сильный удар позади себя. Люсия обернулась и увидела демона, лежащего на земле. Или, по крайней мере, его ноги. Остальную часть тела она едва успела заметить, прежде чем та исчезла за углом здания в доли секунды….

К этому времени подоспела Анника и, нахмурив светлые брови, проверила сохранность своей приманки так тщательно, как никогда. Хотя она умела мотивировать людей и слыла легендарным стратегом, она никогда не станет лидером их ковена — им была пропавшая королева Валькирий Фьюри.

Как только Анника перестала суетиться вокруг них, Реджин заметила:

— Обстановочка накаляется, а, Люс? С нападением вемона…

— Демпира, — поправила Никс, глядя на свою ладонь. — Демон-вампир — демпир, а не вемон.

Лучезарная упрямо покачала головой:

— Это коряво звучит. Попробуй произнести это в предложении, Никс. «Я надрала задницу демпиру». Забудь об этом! Вампир-демон. Ве-мон.

— Ты говоришь так только для того, чтобы перечить, — фыркнула Никс.

Обстановка и вправду накалялась. Валькирии находились в боевой готовности. Они наняли для защиты Вал Холла призраков, Бичей Древних. Эта мера была радикальной, но демон-вампир потряс их.

Вемоны действительно должны были быть всего лишь мифом. Тот, с кем они столкнулись, казался почти непобедимым, и это заставило сестер призадуматься, откуда появилось подобное существо и как много их существует. Они предполагали, что Иво задумал что-то недоброе, подлое.

— А сейчас в игре к тому же находится давно пропавший король Ликанов, — сказала Реджин, подбрасывая кинжал.

Люсия лично беседовала с Лаклейном, королём оборотней. Тот междугородний разговор был далек от истинного положения вещей по одной большой причине. Она находилась в комнате, заполненной валькириями и ни у них, ни у ликана, не возникло даже и подозрения о том, чем она занималась с братом короля несколько дней тому назад — ах, как же Гаррет это назвал? — скакала на нём, словно распутница, всасывая его язык.

Как самая «разумная» во всем ковене Люсия пыталась убедить Лаклейна отпустить Эмму. Он отказался. Она попросила его быть нежным с ней. Казалось он не способен допустить нежность.

По крайней мере, он, видимо, не хотел обидеть Эмму, — и он защитил её от поисковой группы вампиров, убив тех трёх, что были посланы за ней.

Дальнейшие собственные попытки Анники провести переговоры окончились рёвом Лаклейна: «Она — моя!» — и леденящей клятвой Анники отправиться на охоту за «кельтскими шкурами».

Позже все в ковене выражали своё отвращение к ликанам, называя их собаками, животными или того хуже — недочеловеками. Вина за своё поведение всё больше угнетала Люсию. Помимо признания собственного интереса, ей просто не было дела до существования ликана.

Реджин склонилась ближе.

— Люс, что на самом деле тебя гложет?

— Я просто думаю, что это — плохая идея, — она всё быстрее дергала тетиву.

— Он — животное. Это всего лишь ещё одна охота.

Но это «животное» воспользовалось своей невероятной силой и свирепостью, чтобы спасти их жизни. Ещё один пример того, насколько он отличается от Круаха.

Понизив голос, Реджин заявила:

— Мы храним секреты от других, а не друг от друга. Я знаю, что ты что-то от меня скрываешь. Разве я не доказывала, что я могила, где покоятся твои тайны?

Чувство вины опять вспыхнуло.

— Да. Всегда.

Это была истинная правда, к тому же, что может быть позорнее Круаха?

— Послушай, в момент минутного безумия, я очень хотела… МакРив и я… — Люсия сделала паузу, затем порывисто добавила: — Мы, возможно, позабавились немного.

Сияющая кожа Реджин побледнела:

— Что?

Необходимость держаться на расстоянии от Люсии отнимала все силы Гаррета. В ту ночь в бешеном угаре битвы с вампирами, он был готов вырезать весь их род, лишь бы облегчить её боль.

Никогда в своей жизни он не видел, чтобы какое-либо существо испытывало муку подобную той, что пережила его подруга после того, как промахнулась. Когда Гаррет ворвался в Вал Холл, она корчилась на полу со скрюченными в узел пальцами.

Глядя на меня с ужасом. Он отчаянно хотел стереть образ зверя, напомнить ей, как он обычно выглядел. Но инстинкт подсказывал ему терпеть, завоевывать её постепенно. Она может сбежать. Будь осторожен.

Поэтому он следил за ней, расположившись у реки рядом с Вал Холлом. Пока Иво, Лотэр и тот демон-вампир оставались на свободе, разыскивая какую-то валькирию, Гаррет не собирался покидать этот район, и даже не возвратился в ликанское поселение.

Оставить своих родичей оказалось не так трудно, как он предполагал, особенно тех, которые нашли свою пару в пределах клана. Они были такими спокойными и удовлетворенными, до тошноты.

Как я завидую им.

Но Гаррет мог, по крайней мере, охранять свою подругу. Он не знал как уберечь всех остальных своих родных и близких от Орды, но будь он проклят, если позволит кому-нибудь причинить боль его женщине. Хотела того Люсия или нет, он следил за ней каждую минуту, которую мог. За исключением ночи полнолуния.

Когда он становился другим.

Впрочем, защита в пределах дома не была ей так уж необходима. Меры по обеспечению безопасности особняка Вал Холл значительно усилились. После нападения вампиров валькирии призвали призраков, Бичей Древних, защищать их. Скелетообразные женщины в красных мантиях летали вокруг Вал Холла, обеспечивая непроницаемую защиту призрачной силой. Каждый раз, когда валькирии входили или выходили, они срезали локон своих волос, вручая его призракам, словно в качестве платы. Призрачные создания что-то радостно кудахтали над этим опознавательным знаком.

Сегодня вечером Люсия и, по крайней мере, ещё две валькирии вышли к реке. Она остро всматривалась в темноту, словно ощущая его присутствие, несмотря на то, что он находился на расстоянии.

Но как долго он сможет безмолвно следовать за ней…?

Глава 10

— Говори тише! — шикнула Люсия на Реджин.

— И ты не рассказывала мне об этом? Я имею в виду, что это было ужасно, и я намерена изводить тебя этим весь остаток наших бессмертных жизней.

— Он был не так уж и плох…

Лучезарная притворно вздрогнула.

— Чувак, должно быть, выковыривает мясо вампиров из зубов целыми днями. И ты целовала его прямо в этот рот? В любом случае ты что, хочешь, чтобы Скади дала тебе пинка под зад? Или оттяпала назад твои способности? Как я пойду тусоваться с тобой, если ты будешь ничтожная бездарь?

Люсия ярко вспыхнула.

— Погоди-ка! С этим всё стало понятно: Люс это — твой шанс отмыться от той мерзости. Упакуй ликана, и точка.

— Все забыли то, что он сделал для нас?

МакРив мог сбежать с Люсией, но остался и защитил всех. Ликан сделал это для неё. И чем она отплатит ему? Обманом.

Анника услышала последние слова и подошла туда, где Люсия готовилась к выстрелу.

— Кажется, это ты забыла, что у его брата моя приемная дочь, — она придала вес своим словам, подняв вверх пистолет с транквилизатором. — Я знаю, что ты чувствуешь себя неловко после всего, что он сделал для нас, но мы нуждаемся в нём, чтобы забрать Эмму у того негодяя.

15
{"b":"147995","o":1}